ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Постепенно завоевав среди знатоков славу непревзойденного фехтовальщика, он оставил позади немало трупов тех, кто хотел в его мастерстве убедиться лично.
Тогда, в молодые годы, все свои силы он уделял одной цели — стать первым. Теперь же, когда большая часть жизни осталась позади, когда славы было более чем достаточно, денег — тоже, Айдахо отдавал время тому, что доставляло ему удовольствие. В данный момент удовольствием было заботиться о юной маркизе де Танкарвилль — это бремя он возложил на себя сам и отдавать его никому не собирался. То ли маркиз Рено был идиотом и полностью доверял рыцарю и собственной жене, то ли… то ли он не был идиотом и понимал, что эти двое вполне достойны доверия. Так или иначе, ни один из слухов, порой весьма щекотливых, ходивших о чуть ли не юношеской влюбленности Черного рыцаря в годящуюся ему в дочери Алию, ничего, кроме болтовни, под собой не имел.
— Как твои раны? — поинтересовался рыцарь.
— Царапины, — хмыкнул Жан. — Почти все зажило. Эльфы постарались.
— Да… а ведь вы легко отделались, — заметил Берн, по его лицу скользнула тень беспокойства. — Будь их хоть немногим больше, приди помощь получасом позже…
— Значит, повезло, — с деланным безразличием ответил Жан, который и сам понимал, что тот день вполне может теперь считать своим вторым днем рождения.
— Не жалеешь, что попал сюда? Война, это тебе не с караванами ездить
— тут, бывает, и убивают кое-кого.
— Не жалею. Я, может, с детства об этом мечтал.
— О чем “об этом”? О мече и кольчуге? О деньгах и земельном наделе лет эдак через двадцать? Может, о дальних путешествиях? О славе? Или, скажем, о бочонке пива, который стоит в трапезной и, насколько мне известно, никогда не пустеет? В мирное время жизнь солдата полна удовольствий и почти лишена неприятностей. Так о чем же ты мечтал, солдат?
— Охранять ее… — буркнул, насупившись, Жан. Его обидело подозрение рыцаря, что он пошел в солдаты только ради того, чтобы набить живот да разжиться деньгой. Конечно, немало было и таких охотников, Берн был прав, в мирное время быть солдатом означало и неплохой доход, и отличную кормежку, и определенный социальный статус… да и сельские девушки куда более ласковы были с бравыми воинами, чем с сопливыми пацанами из своих деревень.
— Вон оно как… — протянул рыцарь, взглянув на парня со странной смесью насмешки и уважения. — Что ж, дело доброе, особенно сейчас.
Видать, Берна здорово тянуло с кем-нибудь поболтать, и в данный момент ему было совершенно все равно, с кем именно.
Молодой солдат оказался как нельзя более кстати.
События последних дней не оказались для рыцаря неожиданностью — не потому, что он ждал чего-либо подобного, а потому, что за свою жизнь привык к неприятностям и ждал их всегда и отовсюду.
— Новости слышал? — поинтересовался он небрежно.
— Какие?
— Плохие… — вздохнул рыцарь. — В последнее время других не бывает. Похоже, нас ждет жаркое дело. Дэнси-холл пал…
— Как пал? — От удивления Жан чуть не сверзился со скалы. — Он же еще третьего дня был невредим, меня же там лечили.
— Угу. Вовремя вы оттуда съехали. Его орки взяли приступом, с лёту. Замок у Дэнси был, скажем, барахло. На ровной местности, ни рва тебе, ни вала… да и стены, скажем прямо, не чета нашим. Они и дня не продержались — потом, когда орки через стены полезли, граф своих на прорыв повел. Мало их уцелело, и сам он тоже… там остался.
— И что же теперь? Война?
— Думаю, да. Видел, сегодня весь день обозы в замок шли? Крестьяне за стенами укрываются, поля побросали… поля хоть и жаль, но жить-то всем хочется. А орки идут. Хорошо хоть не напали сразу, то ли командир у них хреновый, то ли еще что, не знаю, только теперь они осадили Кадрусс. Думаю, через денек и наша очередь придет.
— Вы думаете, милорд, что замок Кадрусс тоже долго не простоит?
За время службы Жан один раз был там. Конечно, цитадель Форшу и в подметки не годилась, но в целом выглядела сильной.
Барон Даггот, нынешний владелец Кадрусса, не очень заботился о стенах, полагаясь на природную защиту — крепость стояла на острове, со всех сторон окруженная водой, и только узкий мост соединял ее с материком.
— Может, орки воду и не любят, — мрачно усмехнулся Айдахо, — но плавают они как рыбы. И потом, это для людей преграда, кольчуга сразу на дно утащит. А им-то что, они доспехов почти и не носят, так что, боюсь, замку стоять недолго. Конечно, сколько-то они продержатся, но если командиры у этих тварей не совсем выжили из ума, то они и не станут особенно затягивать осаду. Сначала нас обложат, чтоб мы к Дагготу на выручку не пришли, потом за Кадрусс примутся. Ну а покончат с этим островитянином, то все силы к нам и направят. Я по крайней мере так бы и поступил.
Айдахо был, по всей вероятности, прав — расположение замка Форш, так же как и Кадрусса, было палкой о двух концах. Трудно взять цитадель штурмом — но и контратакам естественные укрепления не особо способствуют. Средних размеров армия вполне может блокировать оба бастиона, чтобы те не могли оказать друг другу помощь, а затем, не торопясь, по очереди их уничтожить. Форш мог продержаться достаточно долго — ни таран, ни осадные башни к воротам и стенам не доставить, так что осаждающим надеяться придется только на голод — вечный спутник осажденных крепостей.
Впрочем, и это рыцаря волновало мало, он знал, что на своих запасах замок продержится хоть год. Правда, с приходом крестьян и едоков прибавится, но что-то ж они и с собой привезут. Можно надеяться, что перед угрозой нашествия срединные уделы вновь объединятся, тогда и блокаду прорвут. Только когда это будет — такие дела быстро не делаются, это-то он отлично знал.
— Так, может, женщин из замка вывезти? — спросил Жан, нисколько не думая в этот момент о том, что он, простой мечник, дает советы начальнику гарнизона. Тот, по всей видимости, тоже не обратил на это внимания.
— Сегодня уже уехали, да не все. Маркиза отказалась покидать супруга. Может, это и глупо, но по крайней мере благородно.
Жана так и подмывало рассказать рыцарю об обнаруженном им потайном ходе из крепости наружу, он уже совсем было решился и открыл рот, как вдруг забил в колокол дозорный, стоявший на самой высокой башне замка и вооруженный привезенной год назад все тем же охочим до новинок Зеннором трубой для дальновидения. Парню и самому разок дали в трубу эту посмотреть. С высоты башни он увидел Корта, как обычно гонявшего на плацу новобранцев, так близко, как будто они стояли шагах в двадцати друг от друга.
“Наверное, великая магия в этом предмете сидит?” — спросил он тогда у сотника, но тот лишь пожал плечами и объяснил, что это всего лишь искусная работа стекольных дел мастеров. Они так устанавливают в медную трубу кривой формы стекла, что все, на что сквозь эту трубу смотришь, кажется больше, чем на самом деле.
Набат сигнального колокола проникал в каждое помещение замка, в каждую щель, выдергивая оттуда всех, кто мог передвигаться самостоятельно. Спустя Несколько минут на стенах было не протолкнуться — Жан с трудом нашел для себя уголок, с которого было видно опушку леса — так далеко, что деревья отсюда казались размером с палец.
Только вот у корней деревьев явственно что-то шевелилось, как будто смотришь на огромный муравейник. И эта шевелящаяся масса как будто выливалась из леса, постепенно заполняя долину и медленно приближаясь к скале, на вершине которой стояла неприступная цитадель.
Колокол замолчал. Люди, столпившиеся у каменного парапета, перешептывались — почему-то никто не повышал голоса. Спустя несколько секунд прозвучали первые отрывистые команды Айдахо:
— Арбалетчики — на стены. Катапультам приготовиться к стрельбе.
Жан, прихрамывая, побежал к своему месту. Месяцы муштры не прошли даром — теперь каждый воин точно знал, какую бойницу ему защищать. Нужные распоряжения были отданы заранее, и теперь под руками у каждого стрелка лежали связки стрел, тут же стояли длинные копья, которые было удобно всаживать из узких бойниц в животы карабкающихся на стены врагов, крючья на них позволяли зацепить и отбросить штурмовые лестницы. Парень занял позицию и улыбнулся стоявшему в двух шагах от него Кладу, натягивавшему арбалет.
— Ну, надерем им задницы?
— А то. В тот раз мне не удалось как следует подраться, — осклабился Клад. — Зато теперь оторвусь.
— Не страшно?
— Им нас не достать. Если они будут такими идиотами и полезут на стены, мы их перещелкаем всех.
— Не кажи гоп, парень… — буркнул, проходя мимо, сотник. — Они сильны числом, а дойдет дело до рукопашной, их ятаганы себя покажут. И не высовывайтесь особо, тролли вполне способны всадить топор в бойницу. Старайтесь не дать им забраться на стену, иначе они вас сомнут. Клад, дуй в оружейную, принеси пяток секир, давай мухой!
Он еще не закончил фразу, как солдат уже со всех ног бежал исполнять приказ. Сотник повернулся к Жану.
— Ежели кошки на стену кидать будут, то рубите их тут же, не мешкайте. Они по веревкам лазают быстро… они вообще очень быстры, так что не рассчитывайте на приятную стрельбу по мишеням, ясно?
— А что, веревку у кошки нельзя мечом или ножом перерезать? — спросил Жан, распаковывая пук стрел и одну за другой втыкая их в ведро с песком, стоявшее у бойницы, откуда их будет удобно и быстро выдергивать.
— Ты, мальчик, не считай их дурнее себя. Орку тоже не хочется грохнуться с такой высоты на камни, сам понимаешь, поэтому крючья наверняка будут на цепях, их, сам понимаешь, ножом особо не возьмешь. Парапет покатый, сам видишь, если ударишь обухом секиры снизу верх, то крюк наверняка соскользнет с камня. Ладно, я буду на привратной башне, там парни уже смолу топят. Держитесь, это будет пока только первый штурм.
Сотник ушел. Из бойницы было не очень хорошо видно долину внизу, но понять можно было, что орки все прибывают. Правда, из-за поворота они еще не показались, а значит, время пока было.
Отдуваясь, Клад притащил охапку тяжеленных секир. Вытирая пот со лба и тяжело дыша, он свалил это добро у стены и крикнул стрелкам, чтобы разбирали инструмент. Жан вы— брал себе тяжелый топор с короткой ухватистой ручкой — таким орудовать удобно, хотя и тяжеловато — разве что Кирк вертел подобными штучками играючи, его среди стрелков не было, здоровяка в числе шести десятков самых сильных физически бойцов держали в резерве — на случай если нападающим удастся взойти на стены.
— Держи, — просипел Клад, одной рукой протягивая приятелю его излюбленную глефу, другой поднося к пересохшим губам флягу. — Пить хочешь?
— Давай… — Жан подождал, пока приятель вольет в себя несколько глотков прохладной воды, и сам с удовольствием приложился к горлышку. — Уф, спасибо. Да, пока их нет, может, ты флягу-то снова наполнишь, потом-то, пожалуй, некогда будет.
— А сам?
— У меня нога болит.
— Ага, нога… лень тебе просто. Ладно, давай, сейчас принесу.
Жан не отрываясь смотрел на дорогу — вот сейчас из-за поворота вырвутся первые отряды зеленых тварей, и тогда навстречу им полетят арбалетные стрелы, рванутся вверх выпущенные из катапульт камни — сотник давно нацелил громоздкие сооружения так, чтобы тяжелые камни обрушивались туда, где нападающих не смогут достать стрелки, — за скалу, перекрывающую дорогу. Эту хитрость придумали еще те, кто строил замок, — самое подходящее место для группировки войск перед атакой, близкое от стен и в то же время вроде бы недосягаемое для защитников оказывалось вдруг чуть ли не самым опасным.
Однако пока было тихо. Минута проходила за минутой, но дорога все так же оставалась пустынной.
Первое напряжение спало — люди покидали стены, оставляя на них лишь тех, кому положено было находиться у бойниц. Над привратными башнями еще вился легкий дымок — там кипела на огне смола, но арбалетчики уже разряжали свое оружие — негоже держать тетиву все время натянутой. И тем не менее все понимали, что мирный период закончился. Что ж, не нападут сейчас — значит, придут вечером. Или ночью, у орков это — любимое дело.
Сервов, которые успели укрыться в замке, разместили в казармах — там места для них было хоть и маловато, да уж в тесноте, да не в обиде.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...