ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Корт, займитесь этим, пусть кузнецы поработают как следует. Особая отделка нам не требуется, была бы прочность. Как думаете, господа, когда ждать следующей атаки? Сегодня, завтра?
— Я бы сказал, не сегодня, — подумав, ответил Айдахо. — Эта ночь наверняка будет спокойной. А вот следующая — вряд ли.
— Добро, значит, у кузнецов есть еще время. Ладно, господа, вы свободны. Вас, благородный Лериас, я попрошу остаться.
Когда замерло эхо рыцарских шагов, маркиз взглянул в холодные глаза эльфа. Они остались вдвоем. Маркиза явно не хотела уходить, однако была вынуждена повиноваться властному тону супруга. По всему было видно, что предстоящий разговор ему не просто не нравился, он его самым настоящим образом боялся. И тем не менее вынужден был его начать, хотя и медлил, словно стараясь оттянуть неизбежное.
— У меня к вам вопрос. Дело в том, что леди Алия… настаивает, что сможет оказать помощь в качестве боевого мага. Мне неизвестно, как далеко зашли ваши занятия, поэтому я хотел бы услышать ваше мнение по этому поводу.
Впервые в глазах эльфа мелькнуло человеческое выражение — смесь удивления, испуга, даже какой-то затаенной боли. Это выражение не укрылось от глаз лорда, хотя причин его он понять не мог.
Лериас молчал, раздумывая над услышанным. Это тоже было непривычным: обычно надменный эльф всегда имел наготове ответ на любой вопрос, что объяснялось огромным жизненным опытом — юный на вид, он был по человеческим меркам немыслимо стар, хотя среди своих все еще считался если и не юношей, то уж никак не зрелым мужем. Если бы речь шла о человеке, Рено решил бы, что собеседник подбирает подходящую к случаю ложь или по крайней мере полуправду, однако эльфы не лгали, что тоже иногда делало их невыносимыми. Они могли что-то умалчивать, могли уклониться или прямо отказаться отвечать, но сказанным словам можно было верить всегда.
Наконец, когда маркиз уже начал проявлять признаки нетерпения, эльф медленно произнес:
— Леди Алия действительно может быть полезна как боевой маг, но… она… В общем, лорд, если вы можете запретить ей, то я… прошу… вас это сделать. Я не могу, да и не хочу говорить вам о причинах, но ни моя, ни ваша жизнь, ни жизнь кого-либо другого в этих стенах не стоит жизни леди Алии. Если замок падет, то ее надо будет спасти любой ценой.
— Да? — вскинул удивленно брови маркиз. — Вот даже как? ЧТО же она такое, что о ее безопасности печется высокородный эльф? Может мне, ее супругу, стоит это знать?
— Этого вам знать не стоит, — опустил голову Лериас. — И ей, между прочим, тоже. Только сам Лемелиск может все рассказать ей, но мне он такого разрешения не давал. Простите.
— Что ж, я приму к сведению ваш совет, — несколько раздраженно бросил маркиз, гордость которого была в немалой степени уязвлена. — Благодарю вас за то время, что вы сочли возможным уделить нашему Совету. Вы можете идти, я вас больше не задерживаю.
Лериас поднялся, слегка наклонил голову в знак прощания и, не оборачиваясь, покинул зал. Маркиз остался один и долго еще молча сидел на троне, думая над тем, что сказал ему эльф.
Затем он медленно встал и направился в свои покои, чувствуя внезапно навалившуюся усталость. Шаги лорда гулко отдавались в пустых коридорах — сейчас здесь никого не было, телохранители ушли на стены, слуги, по причине позднего часа, тоже удалились на покой. В дверном проеме появилась высокая фигура в длинном, до пола, белом платье, и маркиз остановился, подняв глаза на супругу.
Алию поразило то, как внезапно постарел ее муж. Она никогда не видела его таким удрученным, хотя совсем недавно, когда она покидала Большой зал, он выглядел бодрым и решительным. Теперь же перед ней был согнутый годами и заботами человек, в котором лишь с большим трудом можно было узнать Рено де Танкарвилля. Она искренне хотела участвовать в обороне замка, она верила в свои силы и была убеждена, что многому научилась. Ей не терпелось опробовать полученные знания на практике, однако сейчас, взглянув в поблекшие глаза мужа, она без слов поняла, какой ответ будет дан на ее просьбу. Ни слова не промолвив, она опустила голову и тихо затворила за собой дверь.
* * *
Уже шел третий день после первого штурма, а новых схваток так и не произошло. То ли орки вознамерились сидеть у стен Форша вечно, то ли копили силы для решительного штурма, но защитники получили достаточную передышку для того, чтобы залатать прорехи в обороне.
Ополченцы уже вполне сносно владели арбалетами, и если не показывали той меткости, которой вполне заслуженно гордились мечники маркиза, то уж, во всяком случае, могли в определенной степени заменить их у бойниц.
Кузнецы, падая с ног от усталости, все же выдали гору грубо сработанных, местами кривых шлемов, которые тем не менее были вполне способны дать вчерашним крестьянам кое-какую защиту.
Конечно, попавший в лоб топор, брошенный длинной рукой орка, мог и просто оглушить, но это было не так уж и страшно. Оглушенный — не убитый, никуда он денется, со временем очухается.
Два десятка молодых крестьянских парней Корт счел достойными звания мечников, и теперь они, вырядившись в черно-зеленую форму, до седьмого пота прыгали на тренировочной площадке. Впрочем, сотник внимательно следил за тем, чтобы парни не выматывались до полного изнеможения, в конце концов, усталый воин — плохой воин, а очередного штурма ждали скоро, ждали даже с каким-то нетерпением.
Жан, будучи свободным от дежурства, сидел на своем излюбленном месте, меланхолично жуя кусок хлеба с ветчиной, время от времени прикладываясь к объемистой фляге, в которой, к некоторому его сожалению, плескалось не доброе пиво, а простая, хотя и кристально чистая, вода.
Парень задумчиво разглядывал леса, окружающие замок. Сейчас они кишмя кишели орками, это он знал достаточно точно, однако отсюда, со скалы, врагов видно не было. Конечно, если вооружиться той волшебной трубой… однако кто ж ему ее даст.
Было так здорово просто сидеть на теплых камнях, солнечные лучи приятно согревали тело, и даже ледяная вода во фляге казалась гораздо вкуснее, чем обычно. До самого горизонта расстилались зеленые волны — основа гордости и богатства Брекланда. Другие уделы тоже не были лишены хорошего леса, однако столь богатые и бескрайние строевые леса были только здесь. Небо было чистым, ни единого облачка — день будет прекрасным, а значит, орки в атаку скорее всего не пойдут. Стало быть, до вечера можно себя чувствовать в относительной безопасности.
Небольшая стая птиц медленно кружила над дальними холмами — Жан даже удивился тому, как здорово их отсюда видно. Он снова поднес ко рту кусок ветчины, как вдруг пальцы его внезапно разжались, а сам он замер с открытым ртом, не в силах поверить тому, что увидел. Постепенно приходя в себя, но все еще не веря, он снова и снова вглядывался в кружащую стаю. И только убедившись, что глаза его не обманывают, он вскочил, уцепившись за парапет, чтобы не сверзиться вниз, и бегом, слегка припадая на раненую ногу, бросился в главную башню, где несли дозор наблюдатели, вооруженные магическими трубами. Только они сейчас могли подтвердить или опровергнуть то, что сказали ему глаза, и то, что его разум просто отказывался принимать за истину.
— Отсюда прекрасный вид, верно, Берн?
— Да, леди, должен с вами согласиться.
Рыцарь полной грудью вдохнул свежий утренний воздух, потянулся и душераздирающе зевнул. Спать ему хотелось смертельно, ночь снова прошла в бесконечных проверках постов, прохладный воздух помогал мало.
Они уже довольно давно стояли на главной башне, с помощью магических труб Зеннора изучая лагерь орков. Впрочем, следует отдать должное Берну, врагами интересовался, по сути, он один.
Маркиза, бросив лишь несколько взглядов в ту сторону, вскоре потеряла интерес к разглядыванию орочьих толп.
— Вы загоняете себя, Берн, — сочувственно сказала леди Алия, заметив круги под глазами рыцаря. — Вы же не можете все брать на себя, оставьте и другим хоть немного дел.
— Возможно, я беру на себя слишком много, — не стал спорить Айдахо.
— Однако, миледи, если то или иное поручение проконтролировал я лично, то только тогда я смогу быть уве-ренным, что все будет в порядке. В противном случае меня все время будут терзать сомнения.
— Мне вас жаль, вы издеваетесь над самим собой, и это, ко всему прочему, не идет на пользу и замку. Вы все время измотаны, раздражительны. Скажите, орки могут напасть сейчас?
— Ну… не думаю, — несколько ошарашенно ответил рыцарь, изумленный столь резкой сменой темы разговора. — Яркое солнце… да, сомнительно. Думаю, до вечера беспокоиться нам не о чем.
— В таком случае я требую от вас, чтобы вы сейчас отправились спать,
— безапелляционно заявила Алия, давая понять собеседнику, что насчет смены темы он явно глубоко заблуждался. — Я лично прослежу за тем, чтобы вас разбудили, если случится что-нибудь непредвиденное. Впрочем, вы только что уверили меня, что ничего подобного не ожидается.
Айдахо хотел было возразить, однако внезапно рассмеялся и обреченно махнул рукой.
— Уговорили. Мне действительно необходимо выспаться.
Он повернулся было к двери, за которой начиналась длинная винтовая лестница, однако створки внезапно распахнулись, и на смотровую площадку вывалился Жан. Глаза его вылезли из орбит, лицо полыхало красным, открытый рот изо всех сил проталкивал в грудь немного воздуха. Парень без сил кулем свалился на пол и, делая над собой героические усилия, попытался одновременно отдышаться и что-то сказать. Понять его, впрочем, было трудновато.
— Птицы… там… человека… не увидеть…
— Так, друг мой, — спокойно прервала эти бессвязные хрипы Алия. — Ты сейчас замолчишь и спокойно сосчитаешь про себя до ста. И только потом мы с сэром Берном тебя выслушаем. Замок пока не рушится, поэтому небольшую паузу позволить мы себе можем.
Она демонстративно отвернулась, движением глаз указав Айдахо, чтобы он последовал ее примеру.
— Знаете, Берн, я редко приходила сюда раньше. Сейчас я об этом даже жалею, кажется, я много потеряла. Впрочем, преодолеть двести ступенек просто ради удовольствия бросить взгляд вокруг… да уж, это не всегда бывало хорошей идеей. И все же…
— Сейчас вы не сожалеете о том, что эти ступеньки все же были пройдены, ведь верно?
— Да, нисколько. Красота вокруг просто сказочная. Посмотрите вон на те холмы, милорд. Отсюда они выглядят странным наростом над ровной гладью зеленого моря. Но наростом очень гармоничным… отсюда даже видна стая птичек у одной из этих возвышенностей.
— Птички… — прохрипел сзади голос. Жан понемногу приходил в себя, хотя голос ему еще повиновался не в полной мере. — Какие ж это птички? С такого расстояния и рыцаря на коне увидать сложно…
Берн замер, затем вгляделся вдаль и, не говоря ни слова, жестом потребовал у наблюдателя магический инструмент. Взяв в руки массивный предмет, сияющий начищенной бронзой, он приложил его к глазу и долго, не отрываясь, изучал далекие холмы. Затем медленно опустил трубу — от взгляда леди Алии не укрылось то, что руки рыцаря мелко дрожат, а на лбу выступила испарина.
— О господи, — прошептал он.
— Позвольте мне, сэр, — требовательно дернула его за рукав маркиза.
— Ну же, дайте сюда эту штуку.
Она поднесла трубу к глазам и в следующее мгновение выронила хрупкий инструмент. Берн механически поймал его и молча протянул Жану. Тот, польщенный оказанным доверием, приник к отверстию.
Да, теперь холм казался очень близким, прекрасно были видны и “птички” — массивные, словно раздутые существа, поблескивая чешуей, мерно взмахивали кожаными крыльями, которые поддерживали их в восходящих потоках теплого воздуха. Длинные гибкие хвосты были усажены здоровенными шипами, а свисающие из-под брюха лапы были снабжены более чем солидными когтями. Можно было с уверенностью сказать, что и в пасти чудовищ наверняка был припрятан неплохой арсенал.
Твари кружились медленно и лениво — вряд ли они способны были показать высокую скорость, однако от них веяло не просто силой — какой-то полумистической мощью.
— Лериаса сюда, живо, — коротко приказал рыцарь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...