ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь она уже полностью проснулась. — Во всяком случае, не пропадать же добру. Думаю, кое-что съедобное мы соорудить сможем. Особенно если ты, друг мой, поможешь мне разделать столь любезно предоставленную нам нашу долю.
Пока мясо жарилось на костре — этот процесс сопровождался шумным возмущением урода по поводу безмозглых людишек, попусту уродующих огнем такое хорошее мясо, Аманде постепенно удалось вытянуть из огра более или менее правдивую историю его появления на скрытой от чужих глаз лесной поляне. По всему было видать, что монстр еще молод — во всяком случае, как истинный ребенок, он при случае старался приврать, а когда его на этом ловили — смертельно обижался и дулся, надолго замолкая и демонстративно отворачиваясь. И все же, слово за слово, он рассказал о себе достаточно.
Его звали Тхай-Тхел. Вообще-то Тхай, обладатель хриплого баса, утверждал, что он старше — якобы он первый вылез из материнского чрева. Обычно, как только Тхай выдавал такое заявление, Тхел начинал бурно с ним спорить — один раз он, ошалев от возмущения, даже тяпнул “брата” зубами за ухо, но тут же получил кулаком по лбу и на некоторое время утихомирился.
Самая ужасная трагедия огра состояла в том, что он не вышел ростом. Не то, что бывает у людей — один чуть повыше, другой — пониже. Нет, тут все было гораздо хуже, Тхай-Тхел был настолько “короче” остальных своих сородичей, что его считали чуть ли не уродом. И малыш очень болезненно это переживал, изо всех сил пытаясь всем доказать, какой он ловкий, сильный и умный. Получалось плохо — силенки его вполне соответствовали росточку, а ум у огромного, или даже не очень огромного, огра — вообще качество редко встречающееся и потому мало ценимое — думать могут и тролли, а вот махать дубиной — это как раз самое подходящее занятие для огров.
И все же он старался — настолько, что ушел в набег с первой же подвернувшейся под руку ордой. Тролли, по крайней мере поначалу, были даже рады такой силовой поддержке — огров было мало, и присутствие колосса, или даже колоссика, способного в принципе выдрать с корнем средних размеров дерево, почти гарантировало успех любого набега. Увы, очень скоро их мнение переменилось. Все дело в том, что Тхай-Тхел действительно оказался, мягко говоря, недоразвитым. С их точки зрения — и вовсе законченным и неизлечимым моральным уродом. И дело даже не в росте: юный огр, к ужасу его товарищей по отряду, был — страшно сказать! — добрым. Кошмар!
Когда отрад орков пронесся по деревне, оставляя за собой трупы и пожары, Тхай-Тхел сидел за околицей, закрыв толстыми ладонями глаза, и шумно всхлипывал. Ему было жалко этих людишек, они были такие забавные — и он никак не мог понять, зачем же их резать. Но самое жуткое произошло потом — вожак орды потребовал от огра, чтобы тот развалил здоровенный каменный дом, в котором староста и его сыновья забаррикадировались и вполне успешно держали оборону.
Видать, отношения у старосты с жителями деревни были не самые лучшие
— его усадьба представляла собой настоящий бастион, построенный явно с расчетом на возможную осаду. Толстые каменные стены, узкие — даже самому маленькому орку нипочем не пролезть — стрельчатые окна, массивная дверь, окованная железом. Даже крыша у дома была крыта не соломой, а доброй черепицей, а посему факелы орков были этой мини-крепости не страшны. А оттуда, из-под самой крыши, из отдушины, куда орку и руку-то просунуть — труд великий, время от времени били арбалетные болты, аккуратно пришпиливая зазевавшихся к более скромным, бревенчатым, стенам окружающих построек.
Разумеется, разметать это строение по кирпичику было для Тхай-Тхела плевым делом, и держи он язык за зубами — все было бы хорошо. Но он, на свою голову, поинтересовался, зачем ему это делать, и вожак, без задней мысли, пояснил, что там, мол, засели особо гнусные людишки, которых просто необходимо вытащить оттуда и придать лютой смерти.
— Не буду, — надулся огр. — Им больно будет. Чего ты на них взъелся?
— Они уложили уже пятерых наших, — ощерился тролль, которому арбалетная стрела разодрала ухо. Пройди она на ла— донь левее — и короткое древко теперь плотно торчало бы у него изо лба.
— Так вы же первые начали, — недоуменно уставился на тролля Тхай-Тхел, который, будучи, по сути, ребенком, искренне верил, что если ты никого не трогаешь, то и тебя не тронут.
Великан представлял себе набег в несколько розовом свете — лежат, стало быть, где-то несметные богатства, которые охраняют злобные чудища, с ног до головы закованные в сталь, готовые броситься на любого, кто попадется на их глаза. И этих гадов надо перебить, а сокровище, ясное дело, забрать.
Здесь же, к его удивлению, не было никаких сокровищ, не было и жутких железных монстров, а были только хлипкие людишки, которых он немало повидал и в доме его матери и от которых он в общем-то и зла никакого отродясь не бывало. Более того, этих людишек орки безжалостно поубивали, хотя те просили о пощаде. Поэтому те, что сумели-таки дать оркам достойный отпор, вызывали у Тхай-Тхела чуть ли не восторг.
— Сами напросились, сами и выкручивайтесь. — Он демонстративно повернулся к троллю спиной, бурча, что отдельных задир просто необходимо иногда немного проучить. К тому же злобный тролль, размахивающий топором перед животом Тхай-Тхела, его порядком раздражал — он вообще был грубым, и огр уже жалел, что связался с этим невоспитанным уродом.
И тут взбешенный тролль сделал две ошибки, которые оказались для него роковыми.
— Ты трус! Урод! Коротышка!
Оскорбление было невероятно болезненным, и Тхай-Тхел едва удержался, чтобы не вправить тут же мозги хаму. С огромным трудом ему удалось взять себя в руки, и он, игнорируя визжащего и исходящего злобой вожака, поплелся подальше от поля боя.
— Сопляк! — заорал ему вслед тролль. — Давай, сосунок, делай, что тебе приказано, кусок дерьма!
И с этими словами он подскочил к огру и ткнул тому кинжалом прямо в огромную жирную ягодицу.
Ну, такого Тхай-Тхел уже вынести не мог — его терпение иссякло. Схватив внезапно переменившегося в лице и теперь визжащего уже не от ярости, а от страха тролля, огр молниеносным движением завязал его ноги в тугой узел, не обращая особого внимания на треск ломающихся костей и брызжущую кровь. Вопли вожака внезапно оборвались — он потерял сознание от боли.
Орки, лишившись командира, бросились на великана со своими ятаганами, но для того, чтобы справиться пусть даже и с огром-недорослем, требовалось что-нибудь посо-лиднее. Взбешенный и в нескольких местах основательно порезанный, Тхай-Тхел в несколько ударов уполовинил наседающий на него отряд, а к тому моменту, как орки осознали всю бесперспективность своего поведения и сочли нужным искать спасение в бегстве, их стало еще меньше.
Обида Тхай-Тхела была безмерна — мало того, что его первый раз в жизни ранили, так еще же и свои! И за что? Он никого не обижал… по крайней мере первым. То, что казалось приятным приключением и обещало неплохую добычу, обернулось глубоким разочарованием.
В панике бежавшие орки оставили его одного, молодой огр не знал, куда податься и что делать. Прихватив из разгромленной деревни визжащую свинью, он отправился в путь, не имея ни конкретной цели, ни особого представления о том, что делать дальше. Конечно, он с удовольствием вернулся бы к мамочке, которая, единственная из всех, никогда не называла его уродом, но где находится Портал, он не имел ни малейшего понятия — когда орда проходила по этим местам, он мало смотрел по сторонам, пыхтя и тяжело топая своими тяжелыми лапами, стараясь догнать шустрых орков, где уж тут дорогу запоминать.
Свиньи хватило на один ужин — аппетит у Тхай-Тхела был отменным, а хрюшка, откровенно говоря, — не столь уж и упитанной.
После этого два дня во рту у огра маковой росинки не было — догнать какую-нибудь живность великан не мог при всем желании, даже курица от него удрала бы, а о том, чтобы залезть в какую-нибудь деревню, не хотел и думать. Во-первых, стрелой угостить могут, а во-вторых, втянут в драку — так он обязательно кому-нибудь шею свернет. А убивать людей ему не хотелось. То ли дело орков — обида жгла сердце Тхай-Тхела, и попадись ему сейчас в руки тролль или орк — мигом бы в узел завязал. Эта расправа ему понравилась. Впрочем, с не меньшим удовольствием он вспоминал, как разлетались эти неблагодарные твари от ударов его дубины.
Наконец до ужаса изголодавшийся огр набрел на стоянку Рейна и чуть не ошалел от радости, увидев перед собой стреноженных лошадей — единственное, кроме черепахи, животное, которое он вполне мог догнать.
К тому времени Тхай-Тхелу уже до смерти надоело одиночество. Правда, среди спящих путников явно выделялся железный человек, который, если верить рассказам старших, обязательно бросится на Тхай-Тхела с мечом и будет его истязать. С другой стороны, железный человек выглядел не столь уж и сильным, и огр подумал, что в случае чего с ним справится. Компания же была ему просто жизненно необходима. Подумав, Тхай пришел к неожиданному выводу — если здесь он будет единственным огром, значит, никто и не подумает считать его уродом и недоноском. Тхел, который в таких вопросах вполне доверял мнению брата, тут же с ним согласился и предложил приступить к завтраку, поскольку бурчание желудка стало уже настолько явственным, что вскоре грозило разбудить дрыхнувших как ни в чем не бывало путников.
Лошади огр просто, во избежание излишнего шума, свернул одним движением шею. Тут он не соврал — действительно выбрал самую на вид заморенную. Плотный завтрак, в перспективе плавно переходящий во столь же плотный обед, окончательно привел Тхела в благодушное настроение. Тхай, как всегда, был более пессимистически настроен, не ожидая от окружающих ничего хорошего, но в целом тоже готов был признать, что если данная компания примет их, то это будет весьма неплохо. Правда, смущал третий путник, с головой укрывшийся плащом, но не следовало ожидать, что он чем-то принципиальным отличается от своих приятелей. Тхел уже всерьез намеревался разбудить странников, когда краем глаза заметил, что железный проснулся сам и, как и предполагал вечный скептик Тхай, уже тянулся к мечу.
Впрочем, в дальнейшем железный повел себя вполне терпимо, хотя по первости порядком грубил. Это ему Тхай-Тхел простил, поскольку и сам бы, наверное, перенервничал, узрев спросонья какого-нибудь незваного гостя. В общем, железный человек, назвавшийся графом Рейном, оказался вполне приличным мужиком.
С его спутницей было сразу ясно все, кроме одного — что она делает в этой компании? Тхай-Тхел, конечно, в своей жизни видел не так уж и много, но таких, как она, умел отличить сразу — это, вообще говоря, умели все. На вид она казалась вполне доброй — хорошо бы, если б оно на самом деле так и было.
Правда, увидев третьего странника, Тхай-Тхел потянулся было за дубиной, поскольку с троллями его связывали особые счеты, о чем постоянно напоминала саднящая царапина на заду, но этот самый граф и егр черноволосая спутница довольно убедительно объяснили, что этот тролль — хороший. Тхел сразу им поверил, а Тхай еще некоторое время сомневался и бурчал себе под нос, что тролли вообще твари подлые и ничего хорошего ждать от них не приходится.
Впрочем, этот тролль, Зулин, особо не задирался, в драку не лез и обидными словами Тхай-Тхела не обзывал, из чего даже недоверчивый Тхай постепенно пришел к очевидному выводу, что не все тролли одинаковы и некоторым из них, в ряде случаев, даже можно немного доверять. В общем, решив, что собравшиеся — люди и нелюди — вполне приятные, Тхел предложил присоединиться к честной компании. Тхай, как обычно, несколько покочевряжился, но тоже согласился — будучи если и не старше, то уж наверняка порядком умнее, он давно понял, что двум головам на одних плечах просто совершенно необходимо уметь находить общий язык.
— Аманда, а как твое мнение, — вполголоса спросил Рейн, надеясь, что чудище их не слышит, — мы действительно должны взять его с собой?
— Было бы неплохо, — так же тихо ответила графиня. — Я прошу не забывать, он все же огр и силен как буйвол.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...