ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Практика обычная в такой компании. Мужья вытрясают из путников добычу, а жены тащат ее в дом. Так что, как только мы уедем, им окажут помощь. Ваша совесть может быть чиста…
Мне снова почудилась в ее словах насмешка. Как будто в моих переживаниях было что-то неестественное. Или все же было?
— Вы были великолепны, виконт. — Она тепло улыбнулась, и мои сомнения растаяли. — Никогда бы не подумала, что один рыцарь может справиться с таким количеством бандитов.
— Что вы, Алия, ваше участие в этом было более чем весомым. Кстати, все хотел спросить, а где же ваши пресловутые… фаерболы?
По ее лицу пробежала тень.
— Видите ли, Стас, боевая магия не так проста, как кажется.
К тому же вы стояли к ним слишком близко… Боюсь, мне сложно будет объяснить…
— Умолкаю. — Я картинно поднял руки и обиженно добавил: — Где уж нам уж. Спички детям не игрушка… В том смысле что игры с огнем до добра не доводят. Знаю, знаю… наше дело мечом махать, а учености всякие не про нас…
— Не обижайтесь, — мягко сказала она, дотрагиваясь до моего плеча, — если захотите, я все вам расскажу. Но, если можно, в более спокойной обстановке.
От ее прикосновения меня как током ударило и на коже выступили мурашки. Мелькнула мысль, что сейчас, после горячки боя, можно было бы сжать ее в объятиях и поцеловать. Признаюсь, соблазн был велик и вряд ли бы она сильно противилась. Но…
Да, для женщины, которая только что отправила на тот свет нескольких здоровенных мужиков, она была просто потрясающе спокойна. Обычно в таких случаях я наблюдал нормальную здоровую реакцию — истерику. Или у нее это далеко не первый случай, или тут у женщин несколько другой характер. И пока мы ехали дальше по пустынной дороге, я думал о том, что было в прошлом у женщины, которая способна хладнокровно всадить стрелу в человека.
— Мой лорд!
— Как я понимаю, Шайк, ваши “меры” должного воздействия не оказали.
— Я виноват, мой лорд, но… он дрался, как дьявол. Банда Хромого ничего не смогла с ним сделать. Они потеряли почти всех, и его самого в том числе. Это демон, а не человек.
— Не преувеличивайте, Шайк. Даже вы шутя справились бы с этой кучей подонков.
— Я боевой маг, мой лорд. Он — всего лишь воин. Один против шестнадцати… И тем не менее он остался цел.
— Сиволапое мужичье… Вы действительно маг, Шайк, но почему-то больше рассчитываете на грубую силу. Сначала на дракона, потом — на это отребье. К таким вопросам надо подходить творчески. Я недоволен вами.
— Мой лорд, прошу дать мне еще один шанс.
— Нет. Вызовите Шерривера…
Весело трещали дрова в костре, столб искр поднимался высоко вверх, наверняка выдавая наше присутствие всем, кого это интересовало. Но похоже, таковых не было. Алия сказала, что бандиты здесь вообще-то редкость, и я ей поверил, хотя бы потому, что она местная и ей виднее. Тем не менее ночевать в лесу мы не стали (меня куда больше очередной компании грабителей волновала стая волков или кого похуже) и устроились на берегу реки, которую встретили еще засветло.
Впереди лежала степь, по которой нам предстояло двигаться завтра. Спросить, сколько нам ехать, я не рискнул, да и не так уж это было важно. В конечном итоге, прекрасная погода, прекрасный конь, прекрасная женщина — что может быть лучше? Речка была мелкой, искать брод не требовалось, и мы перебрались через нее, не слезая с седел. Холм на противоположном берегу вполне устраивал меня как место ночлега, да и сушняка вокруг хватало — речка, видимо, временами бывала бурной, и всяких деревяшек на берегу было более чем достаточно.
Голиаф с Ласточкой занялись выяснением отношений, и, глядя на них, я с некоторой тоской подумал, что у животных эти вопросы решаются куда проще — ни тебе социального неравенства, ни прочих условностей. Правда, у меня все еще было впереди, по крайней мере я на это надеялся.
Великолепная ночь — черное, усыпанное звездами небо, плывущие на его фоне искры от костра… я поворошил угли палкой, и густой сноп искр рванулся вверх. Не знаю, почему люди любят смотреть на открытый огонь? Что-то в этом атавистическое, наверное, просыпаются древние инстинкты…
В настоящее время мои инстинкты напомнили мне о том, что в свертке с продуктами имеется прекрасная чесночная колбаса, и в большом количестве. Через несколько минут она, нанизанная на прутики, весело шипела на огне, расточая вокруг убийственный аромат. Пока я занимался вопросами кулинарии, Алия молча сидела, обхватив руками колени, и смотрела на пляшущие языки пламени, которые, как мне казалось, ее гипнотизировали.
Протянув ей импровизированный шампур с истекающей жиром обжаренной колбасой и принявшись сдирать горячее мясо с другого, я поинтересовался:
— О чем вы задумались, леди?
— Я? — переспросила она, выходя из транса и принимая шашлык. — Сложно сказать. Я думаю о том, что сейчас сижу здесь с вами, и мне почему-то совсем не страшно.
— А почему вам должно быть страшно? — спросил я, наслаждаясь горячей едой, приправленной дымом костра. Надо будет повторить, запасы достаточно солидные, трактирщик неплохо постарался.
Некоторое время она молчала, затем ответила:
— Потому что все, до сих пор сказанное вами, было ложью…
Колбаса застряла у меня в горле.
— Но, Алия… с чего вы…
— Оставьте, Стас… если вас действительно так зовут, в чем я сомневаюсь. Вы лгали, лгали постоянно, и вопрос не в том, что именно вы говорили, а в том, почему вы это делали. Правда, Стас… — Она явно избегала, как раньше, называть меня виконтом. — Правда, почему вы лжете?
— Я все же хотел бы услышать… Она вздохнула.
— Что ж, если вы настаиваете… Все началось с нашей встречи. Поверьте, ни один рыцарь, если он, конечно, рыцарь, а не мужлан, не станет спрашивать у дамы, зачем ей нужна помощь. Поверьте и запомните на будущее. Далее, дракон… боже, по вашему лицу было видно, как вы изумлены. А между тем драконы здесь не такая уж редкость, — она горько усмехнулась, — особенно в последнее время. Когда я спросила вас о вашем имени, пауза была слишком долгой, вы явно придумывали ответ…
— Если это все, то я могу объяснить…
— Не трудитесь. Гарленнские лорды в одиночку не суются в срединные уделы, это верный путь на тот свет. Слишком много крови на их совести. И уж никто и никогда, буде такое случится, не признается в этом. Если бы я хоть на мгновение поверила, что вы с Гарленнских островов, я просто позвала бы на помощь, и уже через несколько минут вы бы болтались на первом же суку, способном выдержать ваш вес. Я решила проверить вас и оказалась права — вы тут же купились. Сеймур жив и здоров, по крайней мере был здоров три дня назад, когда высадился в Тарне и потребовал пять тысяч марок за то, чтобы корабли Тарна могли беспрепятственно проходить мимо его островов…
Она на минуту замолчала. Я тоже не проронил ни слова — а что я мог сказать? Она меня действительно купила, и я попался как пацан.
— Я видела, как вас удивил мой фаербол… А между тем на каждой ярмарке найдется десяток фокусников, готовых вам их продемонстрировать. Да и вы сами, я уверена, при надлежащей тренировке смогли бы, это наименее сложный вид боевой магии, даже не первый курс… Это просто, об этом знают все — лорды, крестьяне, дети, все — но только не виконт Стас де Бург. И только виконт Стас де Бург может не узнать “туманный камень”, — она дотронулась до медальона, немедленно изменившего цвет, — последнюю тысячу лет его используют для усиления магических сил.
Она снова уставилась на огонь. Чтобы не сидеть пнем, я подкинул в костер несколько толстых веток. Блики заиграли на ее прекрасном лице.
— Вы высказали предположение, что я путешествую… в иной ситуации это было бы оскорблением. Последние недели все, даже жители проклятых Гарленнских островов, знают, что Брекланд сожжен дотла, что жители графства истреблены, а те, кто еще способен держать оружие или плести заклятия, стекаются в Реверланд под знамена Седрика. И спокойно спросить “вы путешествуете?” может только бездушный негодяй… или человек, которому не известно ни о нашествии Клана, ни о войне, которую ведут срединные уделы… человек, который НИЧЕГО не знает о нашем мире. — Она на мгновение замолчала, продолжая избегать моего взгляда, затем тихо спросила: — КТО вы, Стас? И что вы здесь делаете?
Я молчал, только изредка подбрасывал ветки в костер. Они весело вспыхивали, и с каждым разом мрак вокруг отодвигался все дальше и дальше. Алия тоже сидела тихо — выговорившись, она спокойно ждала ответа и, похоже, не слишком переживала, будет он или нет.
С одной стороны, можно попытаться отбрехаться. Имитировать потерю памяти. Придумать историю с ударом по голове. Наврать с три короба… а потом она сядет на свою кобылу и скроется в ночи навсегда. А если наши дороги опять пересекутся, она сделает вид, что видит меня в первый раз. Она умна, поэтому теперь вряд ли поверит моим словам. Если, конечно, я не скажу ей правду.
А поверит ли она правде? Ведь с ее точки зрения это еще больший бред, чем все остальное. Конечно, если бы удалось заручиться ее поддержкой… не слепой, а осознанной, то мне бы наверняка удалось быстро адаптироваться в этом мире и приступить к выполнению задания. А выполнять задание надо, теперь это очевидно. Если то, о чем я думаю, действительно правда.
— Скажите, Алия, что представляет собой Клан?
— Это ваш ответ на мой вопрос, Стас? — грустно улыбнувшись, поинтересовалась она.
— Нет, это просто вопрос.
— И тем не менее это ответ, и достаточно честный. Значит, вы не из Клана и не служите ему. Сейчас я почему-то в это верю.
— И все-таки?
Она поежилась, хотя было тепло, да и от костра приятно накатывали волны горячего воздуха.
— Хорошо, я расскажу вам. Но хотелось бы потом услышать и от вас немного правды. Хотя бы для того, чтобы я могла сделать вывод о том, стоит ли нам и дальше ехать вместе, или нашим дорогам утром суждено разойтись.
Маркиза снова замолчала, то ли подбирая слова, то ли возвращаясь к недавним и неприятным для нее воспоминаниям.
— Они пришли двенадцать… нет, тринадцать лет назад. Да, тогда в Темных землях был уничтожен караван торговцев, везущих оружие и ткани для торговли с дикими племенами. Люди думали, что кто-то из вождей позарился на добычу, хотя обычно такого не бывало, да и караваны всегда сопровождал не один десяток солдат.
К тому же купцы тоже не дураки подраться, особенно когда дело касается защиты их имущества. Прошло недели две, когда Байонский пограничный разъезд из Фриста нашел раненого человека. Тот сказал, что был в том караване и что на них напали демоны… Он явно бредил, он говорил, что они были зелеными, а некоторые были двухголовыми. Солдаты были молоды и не верили ни в бога, ни в дьявола, ни тем более в каких-то зеленых демонов. Они подняли заставу и начали прочесывать ближайшие территории. Их было семьдесят. Уцелело трое…
К тому времени как эти трое добрались до заставы, там уже находились кавалеристы Байонского дюка. Еще до начала прочесывания командир заставы послал гонца в Аргалу, столицу Байона, и отправил вместе с ним раненого купца. Дюк выслушал его, и хотя не поверил, но все же решил, что его гвардейцам стоит поразмяться. Шесть сотен отборных бойцов, самых лучших…
Через два дня Клан осадил Фрист. Это был небольшой городок, там не было каменных стен, только небольшой вал да обычный частокол, правда, высокий и в более или менее мирные времена достаточно надежный. Однако орков было очень много — несколько тысяч, да еще тролли, огры, оборотни… С оборотнями гвардейцы имели дело и раньше, не такая уж редкость, у каждого уважающего себя лучника всегда найдется в колчане пара стрел с покрытыми серебром наконечниками, так что их-то выбили первыми, а вот остальные… Отряд удерживал Фрист четыре дня. Они пали все, а вместе с ними и все жители городка. Сейчас и не узнаешь, то ли они сражались на стенах, то ли орки потом вырезали всех… первое вернее.
Четыре дня дали возможность дюку собрать армию и обратиться за помощью к соседям. Тарн, Дарланд, Кайенна — все прислали помощь. Тогда в срединных уделах царил мир, и многие хотели его по возможности сохранить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...