ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Через несколько минут бегущие орки и следующие за ними тролли скрылись из виду.
Рейн снял шлем и перевел дух.
— Что ты им сказала? — спросил он Аманду.
— Правду, — усмехнулась та. — Зулин, думаю, потомок древнего рода… и, по словам этого их предводителя, последний оставшийся в живых. Боюсь, друг мой, — обратилась она к троллю, — что твоя мать погибла. Тебя действительно похитили, может, с целью выкупа, может, просто чтоб поиздеваться. Этот… Шарак, командир орды, когда-то служил клану К'хранов, поэтому счел своим долгом нас отпустить.
— И они поверили? — недоверчиво спросил Зулин, баюкая раненую руку. Кровь течь перестала, но рана порядком ныла, и лицо тролля, и без того жуткое, временами перекашивалось от с трудом выносимой боли.
— Их убедил талисман. По древней легенде, только К'хран по крови может безнаказанно дотрагиваться до черного камня. Ни один другой тролль не сможет коснуться амулета, не получив ожог.
— А не скажешь ли ты мне, любовь моя, — задумчиво протянул Рейн, вкладывая меч в ножны, — откуда ты вообще знаешь их язык?
— Я многое знаю… — улыбнулась Аманда.
Ее голос звучал несколько напряженно, и от Рейна это не укрылось. Впрочем, устраивать допрос граф не собирался, понимая, что сейчас она, по сути, спасла им жизнь и так ли уж важно, откуда пришли знания, этому способствовавшие.
Им надо было срочно уходить из разрушенного Йена, и все это понимали. Рыщущие по окрестностям орки могут оказаться не столь почтительными к древнему роду К'хранов, и тогда участь графа и его спутников будет предрешена. Замок уже не мог служить достаточной защитой, да и не имело смысла отсиживаться за толстыми стенами — их ждала дорога и крошечная огненная стрелка, трепещущая в перстне Рейна.
Они потратили еще час, обшаривая все закоулки замка, в слабой надежде отыскать хотя бы одного оставшегося в живых, но орки свое дело знали — уцелеть не удалось никому. Видно было, что твари тщательно обыскали все помещения цитадели — выволакивали во двор и приканчивали тех, кто надеялся спрятаться, безжалостно убивали пытавшихся сопротивляться, с особым удовольствием добивали раненых.
К удивлению Рейна, библиотека Лотара оказалась почти цела — орки лишь истоптали свитки и побросали на пол книги, ища в стенах тайники с золотом. Кое-что, видать, они нашли, иначе наверняка со злости запалили бы бумагу, превратив в дым мудрость, копившуюся веками. С помощью Аманды — от Зулина было в этом мало толку — граф уложил свитки в оставшийся неповрежденным сундук и, с трудом спустив его во двор замка, обрушил на него поленницу дров, надежно и надолго похоронившую его под собой.
В остальном же замок был разграблен подчистую — даже с трупов поснимали все сколько-нибудь ценное. Даже оружие — Рейн спросил у Аманды, зачем оркам людские мечи. В ответ та лишь пожала плечами — не знала. Но обоим было ясно, что раз уж орки вооружаются чем попало, значит, их армия уже больше, чем возможности их мастерских. Этот пугающий факт говорил об одном — грядет война. Аманда знала, да и Рейн уже догадался, что орочьи орды не свалились с неба и не восстали из небытия — где-то открылся Портал и через него, пока еще тонкими струйками, просачиваются отряды зеленых тварей. А среди людей нет больше второго Байда-полуэльфа. И надеяться можно только на мечи да на стойкость тех, кто встанет под знамена нового Альянса, которому, похоже, предстоит в скором времени быть созданным.
Они покинули Йен и двинулись дальше — вопрос о том, чтобы прекратить поиски и возвращаться в Андор-холл, никто и не поднимал. И Зулин, и Аманда, и тем более Рейн были убеждены в том, что Лотар попал в беду, раз так и не вернулся в свой замок.
И тем не менее он все еще был жив.
Теперь двигались осторожно, по возможности быстро. К огорчению Рейна, очень скоро дорога перестала вести их к цели, все больше и больше забирая в сторону от того курса, который диктовала им огненная стрелка, упорно показывающая одно и то же направление.
Потратив чуть ли не полдня в поисках хотя бы тропы, ведущей в гору, Рейн вынужден был смириться и двинуться по дороге, хотя она и уводила их от цели. Он надеялся лишь, что рано или поздно тракт свернет в требуемом направлении.
Вокруг последнее время было относительно мирно и тихо. Не раздавался звон мечей, не пели стрелы над головой — и тем не менее граф не снимал доспехов, в любой момент ожидая нападения.
Рука Зулина быстро заживала, но, видимо, удар рассек какой-то важный участок — пальцы теперь не сгибались, эта рука уже не сможет метнуть топор. Если, конечно, не найдется целителя, который сможет вылечить тролля. Аманда немало времени потратила, собирая попадающиеся на их пути корни и травы, но сама весьма сомневалась, что ее отвары и горячие компрессы смогут вернуть руке былую подвижность.
Рейн чувствовал, как накапливается усталость, как тянет опустить голову на грудь и расслабиться хоть немного. Он знал, что если это допустит, то сразу же заснет, а там и недолго сползти с седла под копыта коню. События этого дня вымотали его донельзя, да и друзьям досталось немногим меньше — Аманда тоже слегка покачивалась в седле, а Зулин душераздирающе зевал, тщетно стараясь держать глаза открытыми. Однако оба они упрямо молчали и ни словом не заикнулись о том, что силы человека и тролля, вообще говоря, не беспредельны. Наконец Рейн не выдержал и приказал сделать привал — тем более что уже стемнело и двигаться дальше было бессмысленно.
Через несколько минут весело затрещал костер, разбрасывая искры, и в воздухе запахло едой — Рейн грел над огнем жалкие остатки их дорожных запасов. Да и то сказать, они и не собирались тащить на горбу еду, зная, что в Йене их ждет радушный прием и непременно накрытый стол. Ну, насчет радушного приема они не сильно ошиблись, встреча была действительно… бурной. Но вот насчет угощения… орки не оставили в замке ни крошки съестного, поэтому после выхода из стен крепости их дорожные вьюки тяжелее не стали. И теперь в распоряжении путников было только несколько кусков твердой чесночной колбасы да пара хлебных лепешек — все, что нашлось во вьюке у Фуршана, мир праху его.
Рейн вызвался дежурить первым — в том, что кто-то должен охранять остальных, пока те спят, никто и не сомневался, но каждый знал, что может не выдержать эту, самую тяжелую, первую вахту. Зулин засопел почти мгновенно, кажется, даже с куском колбасы во рту — впрочем, и во сне он продолжал жевать, мощные челюсти, усаженные здоровенными, страшными на вид и чертовски крепкими зубами, работали сами по себе, но глаза уже закрылись, и тролль провалился в сон.
Аманда свернулась калачиком и, положив голову на колени Рейну, сладко спала, убаюканная теплом костра. Ее черные, ставшие от дорожной пыли слегка пепельными волосы рассыпались по плечам, и Рейн, слегка касаясь густых локонов, ласкал их, стараясь не разбудить свою любимую.
Граф делал героические попытки не заснуть, но это оказалось куда труднее, чем бросаться с мечом на орочьи клинки. Снова и снова закрывались его глаза, и каждый раз перед мысленным взором вспыхивали одни и те же картины — бой, пробитое стрелами тело Фуршана, его мечники, падающие один за другим, ненавистные клыкастые рожи орков и его меч, то высекающий сноп искр из вражеского оружия, то мягко входящий в живую… пока еще живую, плоть. Он вздрагивал, вновь выныривал из сладкой полу-дремы, испуганно бросая взгляд на Аманду — не разбудила ли ее эта дрожь.
Но разбудить Аманду сейчас не смог бы, пожалуй, и набат. И граф, убеждаясь, что все в порядке, снова соскальзывал в омут беспамятства, с каждым разом уходя по этой дороге все дальше и дальше.
Он проснулся от странных звуков и в первое мгновение, придя в себя, даже не рискнул шевельнуться. Уж очень знакомым был этот звук — скрежет зубов, обгрызающих неподатливую кость. Медленно открыв глаза, граф увидел нечто такое, что повергло его в ужас. Тем более что было уже достаточно светло, чтобы он смог рассмотреть открывшуюся ему картину во всех подробностях. Он знал, что он видит, так же как знал и то, что это явление не сулит ему ничего хорошего.
На другом конце поляны на корточках сидело странное, можно сказать, даже страшное создание. Огромная туша, состоявшая, казалось, исключительно из толстых пластов жира, была, даже находясь в этой позе, намного выше Рейна. Пожалуй, если чудовище встанет, а граф влезет на коня, тогда, возможно, они смогут посмотреть друг другу прямо в глаза. Необъятная талия — хотя какая может быть талия у этого мешка с салом? — была обтянута куском порядком затасканной ткани, мятой, грязной и местами драной.
Но самым удивительным было другое — массивный торс венчали сразу две головы — две чудовищно уродливые башки, во лбу каждой из которых торчал единственный глаз.
Рядом с огром валялась здоровенная дубина — поменьше, впрочем, чем та, что висела в арсенале Андор-холла. Но и этот образчик вполне способен был бы, к примеру, одним ударом вогнать его сиятельство графа Андорского в землю по самые уши. Или еще глубже. Чудовище завтракало. Огромные, толстые, как бревна, руки сжимали здоровенный кусок мяса — пристально вглядевшись, Рейн содрогнулся — это была задняя нога лошади. И он почему-то не сомневался, что лошадь эта совсем недавно еще бегала, ведомая одним из его воинов. Обе головы поочередно вгрызались в ляжку своими желто-коричневыми, торчащими в разные стороны и к тому же о-о-очень неприятными на вид огромными зубами, отрывали от нее здоровенные куски и глотали их, почти не жуя.
Глядя на эту трапезу, Рейн вдруг почувствовал, как его рука непроизвольно тянется к мечу, несмотря на всю беспомощность этого жеста. Для чудовища его меч — все равно что зубочистка.
Аманда еще спала — во сне она, видимо, чуть отодвинулась, и теперь ее голова лежала на ее же локте, поэтому граф имел определенную свободу движений. Пальцы наконец сжали рукоять орудия, и он, вопреки здравому смыслу, почувствовал себя несколько увереннее.
По всей видимости, монстр заметил его движение, поскольку одна из голов повернулась и взгляд багрового, с желтыми прожилками, глаза уперся прямо в графа.
— Чё, сразу за меч хвататься, да? — неожиданно тонким, каким-то даже детским голосом спросила голова, в то время как вторая продолжала жрать. — Чё мы-то тебе сделали, а?
При этих словах Аманда встрепенулась, раскрыла глаза и ошалело уставилась на огра, а граф опешил от неожиданности. Он, откровенно говоря, ожидал чего угодно другого, незамедлительного нападения, например, но уж никак не такого.
— Ты лошадь мою зачем сожрал, скотина? — ляпнул он первое, что пришло в голову.
— А тебе что, жалко? — обиделась голова. — Вона у тебя их сколько, подумаешь, одной меньше… А мы уж, почитай, дня два не жрамши. Мы и так выбрали, что похуже. Вы б ее все равно загнали, не сегодня, так завтра.
Голова на некоторое время отвлеклась — пришла ее очередь заняться изрядно уменьшившейся в размерах лошадиной ляжкой. По всему видать, что хоть брюхо у них и одно на двоих, но пожрать любят обе башки. Пока мощные челюсти рвали кровавое мясо, громко рыгнув и облизав влажные от крови губы, заговорила вторая голова — ее “голосок” неожиданно оказался низким и хриплым.
— Ты б, рыцарь, не за оружие хватался, а и сам бы пожрал чего. Там и на вашу долю осталось. Твоя баба вон худа, как смерть, смотреть больно. Небось вообще ее не кормишь? Внезапно Рейн расхохотался.
— Не понять тебя, рыцарь, — вздохнула башка. — То за меч хватаешься, то ржешь как оглашенный… Иль это у тебя… как ее… стерика, да?
— Да… наверное, — пробормотал, давясь смехом, Рейн. — Господи, Аманда, ну что с нами творится. Жили себе тихо и мирно, и вот пожалуйста. Убийцы, засада, тролли… теперь здоровенная образина лопает мою лошадь, да меня же, урод, еще ею и угощает. С ума сойти.
— Мы не урод, — снова обиделся огр, точнее сказать, теперь уже вторая его голова. — Мы очень красивые. Разве что маленькие. Но мы еще растем и обязательно вырастем выше всех. А ты, рыцарь, сам тварь неблагодарная. Тебе вон жрачку оставили, а ты еще и нос воротишь.
— В чем-то он прав, — пожала плечами Аманда, оставшись серьезной и настороженной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...