ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кривое лезвие рассекло лоснящуюся черную шкуру, и огромная кошка жалобно взвизгнула, отпрянув назад. Вслед за этим еще один ятаган полоснул ее по лапе, которая тут же безжизненно повисла.
Изогнувшись, пантера ударила когтями по отвратительной морде, превращая ее в кровавое месиво, но в то же мгновение еще один клинок глубоко ушел ей в бок. Отвернувшись от еще трепещущей жертвы, орки с новой силой набросились на Рейна.
Механически парируя удары и делая ответные выпады, граф с тоской думал о том, что продержится он недолго. Рано или поздно очередной орк нащупает щель в доспехах, и тогда вороненая сталь ворвется в его тело, дробя кости и отворяя дорогу потоку крови.
Последний мечник, прижатый к стене и пронзенный сразу тремя клинками, испустил дух. Зулин, давно истративший метательные топоры, теперь бился мечом — его длинная правая рука неуловимыми для глаза движениями наносила один удар за другим, но и ему оставалось уже недолго — левая безжизненно висела, из глубокой раны сочилась зеленоватая жидкость.
Глухое рычание заставило орков оглянуться — пантера стояла за их спинами, сверкая желтыми глазами и яростно хлеща хвостом по своим бокам. Насладившись произведенным впечатлением, кошка прыгнула, разорвав горло очередному противнику. Орки в панике сделали несколько шагов назад, а затем вдруг неожиданно бросились бежать, бросая оружие и вопя что есть мочи.
Пантера метнулась им вслед, походя располосовав спину замешкавшемуся, и уже в следующую секунду визжащие остатки орков и преследующая их стремительная черная тень скрылись за разбитыми воротами замка.
Рейн сорвал шлем и вытер обильно струящийся по лицу пот, затем склонился над парнишкой — парень, единственный из павших, еще подавал признаки жизни. Но, увидев его рану, граф покачал головой — никто еще не выживал с разрубленным позвоночником.
Спустя несколько секунд парень дернулся и затих. Зулин, выдрав из туши орка один из своих метательных топоров, зыр-кал по сторонам в поисках цели, но вокруг было тихо.
— Аманда! — крикнул граф.
Не дождавшись ответа, он выбежал за ворота. Девушка, вжавшись в щель треснувшей под ударами катапульты стены, мелко дрожала. Рейн подошел к ней и нежно обнял, не замечая, как его покрытые зеленой кровью доспехи пятнают ее красивый, хотя сейчас и несколько помятый дорожный костюм.
— Все кончилось, — прошептал он, чувствуя, как она доверчиво прижимается к нему. — Мы опять победили… но какой ценой!
Она подняла на него огромные черные глаза.
— Кто?
— Все. Мы остались втроем: ты, я и Зулин. И он уже не боец — ранен в руку, и, похоже, сильно. Остальные погибли… Но, Аманда, я не могу понять. В тот момент, когда, по моему мнению, нас почти опрокинули, неизвестно откуда появилась здоровенная пантера и устроила оркам такую трепку, что любо-дорого смотреть было. Откуда она взялась и почему пришла нам на помощь? Ума не приложу.
Она безразлично пожала плечами:
— Звери не любят орков. Даже птицы бегут при их появлении, а хищники вполне могут и напасть. Я видела ее, она промчалась мимо, как призрак. Не знаю, кто из орков успел уйти от нее живым, но бежали они что есть мочи.
— Может, Лотар держал ее как ручную зверушку?
— Какая разница, если она все же вам помогла? Как ты думаешь, — неожиданно сменила она тему, — это была засада? Они ждали нас?
— Я не…
— Рейн! — раздался резкий, режущий ухо крик Зулина. — Сюда!
Граф и Аманда вбежали во внутренний двор, озираясь по сторонам и ища глазами Зулина, но того не было видно. Спустя мгновение он показался на гребне стены.
— Я здесь. Давайте сюда!
Когда они поднялись на парапет, Зулин протянул здоровую руку.
— Они возвращаются.
И верно, к замку двигалась вражеская колонна — их было не меньше полусотни. Они шли быстро — было ясно, что их предводители прекрасно знают, кто именно ждет их в полуразрушенной цитадели.
Впереди бежали приземистые клыкастые орки, размахивая ятаганами, за ними — с десяток сутулых троллей, которые, впрочем, перебирали ногами столь же быстро, сколь и их шустрые подчиненные — тролли наверняка командовали ордой.
Несколько минут — а врата замка разбиты, и всех защитников — один измотанный рыцарь, один раненый тролль, одна слабая женщина.
Рейн, наклонившись, поднял валявшийся у стены арбалет и тут же, чертыхнувшись, отбросил его — тетива оружия была перерублена.
Распрямившись, он оглядел друзей.
— Что ж, думаю, теперь это конец. Но ты, Зулин, сможешь спастись и должен это сделать, иначе в Андор-холле так и не узнают, что с нами случилось. Ты должен притвориться мертвым — думаю, они будут искать людей, а на тебя внимания не обратят.
Тролль позеленел — человек бы в данной ситуации залился краской гнева, но бросившаяся ему в лицо зеленая кровь придала морщинистой коже странный, ранее Рейном не виданный оттенок.
— Я еще могу сражаться, — проскрипел он, скаля желтые зубы.
— Можешь, — серьезно кивнул Рейн. — Но не будешь. Я прошу… нет, я требую, чтобы ты выполнил мой приказ. Ты должен донести весть…
— Нет! — яростно прошипел тролль, и его когтистая лапа с силой сжала рукоять топорика. — Мы спасемся вместе или умрем вместе. Никто и никогда не скажет, что Зулин бросил друзей, спасая свою шкуру. И не думай об этом, Рейн. Я не твой подданный, мне плевать на твой приказ… на этот.
— Они уже близко, — заметила Аманда.
Одним прыжком Зулин соскочил с невысокой стены и встал в воротах, готовясь грудью встретить врага. Граф, тяжелые латы которого не позволяли ему совершать такие головокружительные прыжки, двинулся к лестнице. Аманда лихорадочно оглядывалась в поисках исправного арбалета.
Орки взвыли и пошли в атаку. Молнией метнулся топор, вгрызаясь в узкий лоб бежавшего впереди, — Зулин не промахнулся, хотя солнце било ему в глаза. Здоровой рукой он извлек из ножен меч…
— Baruk! — раздался резкий приказ одного из троллей, и орки замерли как вкопанные, не добежав до Зулина всего нескольких шагов. — Sai'd laban t'ai!
Орки медленно, неохотно отступили немного, скаля клыки, но не решаясь нарушить приказ. И все же ятаганы в их когтистых лапах остались обнажены, и в красных глазах горела неистребимая жажда крови. Один вдруг не выдержал и с воплем ярости бросился вперед, но недаром именно тролли всегда командовали ордами — короткий приказ, и злобная тварь рухнула в пыль, почти достав головой ноги неподвижно стоящего Зулина — в спине орка торчал глубоко ушедший в плоть метательный топор.
Рейн встал рядом с другом и обнажил меч. Его глаза сквозь узкие прорези глухого шлема с опаской глядели на замерших орков, готовых, казалось, в любую секунду броситься в бой.
— Чего они хотят? — еле слышно спросил Рейн.
— Не знаю, — свистящим шепотом ответил Зулин. — Думаю, сейчас скажут.
Один из троллей, явно командир орды, вышел вперед. Руки его были пусты. Он неторопливо подошел к Зулину почти вплотную, и палец, увенчанный длинным острым когтем, уперся ему в грудь.
— Se y'li p'yer l'kay?5
— Se k'mit y'len nyriss6, — неожиданно раздался сзади голос Аманды.
Рейн был настолько поражен, что удивленно оглянулся, на миг забыв об опасности. Графиня стояла на полшага позади Зулина, в ее руках был взведенный арбалет, вложенная в желобок стрела смотрела прямо в брюхо троллю.
Тот, вытаращив в удивлении красные глаза, сделал полшага назад.
— Emia?
— Y'l, — коротко бросила она.
— Y'l, Sharack, kmeet y'li, — проскрипел тролль. Затем, подумав, добавил: — Y'len rewly K'hran sean?7
— Ne wetk'ly. Si'chaeen8.
Тролль кивнул и, повернувшись спиной, направился в сторону от дороги. Похоже, его нисколько не беспокоил наведенный ему в спину арбалет. Аманда двинулась вслед за ним.
— Ты куда? — попытался было схватить ее за руку граф, но она успокаивающе положила ладонь на его латную перчатку.
— Жди здесь. Кажется, у нас появился шанс. Постарайтесь не выводить их из себя, может, все и обойдется.
Рейн пожал плечами — что ж, будем ждать. Аманда скрылась с глаз, зайдя за угол привратной башни. Граф слегка расслабил пальцы, сжимавшие рукоять меча, и, пользуясь случаем, принялся рассматривать орков. Те истекали злобой, но, наученные горьким опытом, и не пытались сделать хотя бы шаг вперед. Тролли за их спинами поигрывали топорами, ясно давая каждому понять, что ждет ослушника.
Аманда отсутствовала минут десять.
— Эмиа? Не ждал увидеть тебя здесь, — проскрипел Шарак, присаживаясь на корточки.
Аманда тоже устало опустилась на камень, однако ее арбалет ни на мгновение не утратил прицела.
— Ты можешь убрать свое оружие, — оскалился тролль. — Ваши с Фарром взаимные счеты меня не касаются. Мне не заплатят за твою голову, для этого есть Охотники.
— Приказ отдал Брюс, — усмехнулась она.
— Пусть так. И все же, повторяю, мне твоя голова не нужна. Но ты должна ответить на вопрос. Что означают твои слова, что знак К'храна принадлежит ему по праву?
— Это так. Его зовут Зулин. Он попал к людям еще ребенком… был бой, орки проиграли. На его груди висел знак. Он К'хран по крови.
— Я не слышу лжи в твоих словах, — задумчиво пробормотал тролль. — И все же не могу в это поверить. Клан К'храна был перебит К'роллами почти полностью. Его сына похитили, сама Расса К'ролл увезла его… с тех пор ее никто не видел. Может ли этот юнец быть наследником рода?
— Я не стала бы лгать и ради спасения собственной жизни. — Аманда небрежным жестом отложила арбалет в сторону, давая понять, что не нуждается в оружии. — Сейчас же обо мне и разговора нет, вам меня не взять. Тебе это известно не хуже, чем мне.
— Да, я знаю. Несколько лет назад я слышал о тебе, теперь вижу, что те слова были правдой. Ты сражаешься на их стороне?
Она пожала плечами:
— Речь не об этом, верно, Шарак? У тебя свой путь, у меня свой. Хочешь, скрестим оружие, хочешь, разойдемся мирно.
— Пойдет ли он с нами?
— Не пойдет, Шарак. Его жизнь прошла среди людей, и он будет хранить им верность. Честь для него — не пустое слово. А для тебя?
— Для меня тоже, — склонил голову тролль. — К'хран был моим господином, и я не смогу причинить вреда его сыну. Если ты, конечно, не лжешь.
— Мои слова легко проверить, — улыбнулась Аманда. — Что ты знаешь об амулете К'храна?
— Что и все… что только истинный К'хран может его носить. И что нельзя убить владеющего амулетом К'храна и остаться при этом в живых. В этих словах есть скрытый смысл?
— Нет, только то, что сказано. Чего уж проще — протяни руку и возьми амулет. Ты сам, не твои псы-орки, только тролли могут проверить подлинность амулета К'храна.
Некоторое время Шарак размышлял, затем согласно кивнул:
— Хорошо. Пусть будет так. Если он действительно наследник К'храна, вы свободны. И я никому не скажу, что видел тебя, Эмиа.
— Спасибо, — тепло улыбнулась она.
— Будьте осторожны. Здесь сейчас много отрядов, через проход прошли три или четыре орды. Я смогу вас отпустить, но не смогу защитить. Если ты права, последний К'хран потерян для нас.. Может, лучше ему пасть в схватке… но только не от моего топора.
Тролль поднялся и заковылял назад, к своим. Аманда, держа арбалет опущенным к земле, двинулась следом.
Когда они вышли к воротам, там ничего не изменилось. Все так же плечом к плечу стояли Рейн и Зулин, все так же толпились в десятке шагов от них сверкающие ятаганами орки. Шарак неспешно подошел к Зулину и протянул руку.
— Дай ему свой амулет, — сказала Аманда. — Не бойся, он не станет его отбирать, ему необходимо просто взглянуть на камень поближе. Зулин нехотя снял с шеи цепь и протянул кулон троллю — черный камень мягко лег в подставленную ладонь, и тут же тролль взвыл от боли, выронив амулет и тряся обожженной кистью. Орки качнулись было вперед, но остановленные повелительным окриком, снова замерли на месте.
— Y'len rewly K'hran!9 — крикнул он, и в ту же секунду Рейн чуть не выронил от удивления меч.
Все тролли преклонили колена и склонили головы. Затем, повинуясь жесту командира, встали, выкрикнули резкие приказы, и отряд, развернувшись, двинулся прочь от разрушенной крепости. Орки бросали через плечо злобные взгляды, но никто не посмел ослушаться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...