ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Три дня… — задумчиво проговорил Рейн и мрачно взглянул на гонца.
— Три дня… не так уж и много. Почему же вы подняли тревогу?
— Мой лорд, сэр Лотар, мой господин, сказал, что вернется к вечеру. Но он не появился ни вечером, ни утром…
— А знаком ли тебе такой повод для задержки, как женщина? — криво усмехнулся Рейн.
— О, мой лорд, сэр Лотар, он… он мало интересовался женщинами. Его влекли только старые книги. С одной из них он вообще не расставался, и в тот раз тоже…
— Значит, когда он уезжал, с ним была книга? — уточнила Аманда.
— Да, леди…
Рейн все же не стал слушать гонца до того, как его возлюбленная не смогла к нему присоединиться, за что она была ему очень благодарна. К тому же час уже не играл роли.
Лотар бесследно исчез — собравшись на очередную прогулку по горам, он привычно бросил слугам, что вернется к вечеру, и уехал в неизвестном направлении. Последнее время эти отлучки бывали достаточно часты, поэтому никто за хозяина не волновался.
Беспокоиться начали, лишь когда он не вернулся к утру, тогда же и начали поиски. Но на горных тропах плохо сохраняются следы.
Через двое суток безуспешных поисков было решено отрядить гонца к лорду Рейну. Парень скакал почти трое суток, останавливаясь лишь для недолгого сна, и, быстро проглотив что-нибудь съедобное, снова прыгал в седло. Сейчас он еле держался на ногах и тем не менее отчаянно настаивал на немедленной, несмотря на ранний час, встрече с лордом.
Со дня исчезновения Лотара прошло шесть дней.
Разумеется, не исключен случай, что сейчас он уже, целый и невредимый, сидит в своем замке и в очередной раз перечитывает свои драгоценные фолианты. Однако на душе у Рейна было тяжело, и Аманда выглядела непривычно мрачной.
— Ты можешь идти, — кивнул граф гонцу. — Отдыхай, мы с леди обсудим и сообщим тебе наше решение. Хант, Брен, вы останьтесь.
Когда дверь за посланцем закрылась, Рейн оглядел оставшихся в зале людей и задал вопрос, коротко и по существу:
— Ну?
После недолгого раздумья Брен, положа руку на меч, заявил:
— Думаю, необходимо отправить отряд на поиски. Пошлем лучших следопытов…
— Если они ничего не нашли, что же сможем найти мы? — с сомнением пожал плечами Хант, который, как все знали, не слишком-то любил верховую езду.
— Может, сэр Лотар уже вернулся в замок, а может, и сгинул. Что так, что так, наша помощь ему не требуется.
Взгляд Рейна уперся в Аманду.
— Высылать отряд, — резко заявила она, — и немедленно. Нельзя терять времени, хотя, боюсь, Хант прав, мы могли и опоздать. Не знаю, жив Лотар еще или нет, но…
— Жив, — коротко заметил Рейн.
Аманде очень хотелось спросить, откуда ему это известно, однако передумала — раз говорит, значит, знает, захочет — объяснит.
— Значит, надо ехать, — заявила она. Рейн встал.
— Выезжаем в полдень. Брен, ты поедешь со мной, Хант, на тебе остается замок. С нами поедут трое…
— Двадцать… — угрюмо перебил лорда Хант.
— Ладно, шестеро мечников. Отбери тех, кто получше. Хант поклонился и вышел.
Аманда медленно ехала по лесу. Лилия, ее лошадь, настороженно поводила ушами и заметно нервничала, но графиня мало обращала внимания на такие вещи. Лошади вообще ее недолюбливали и такое отношение благородных животных уже давно перестало ее беспокоить.
Лилия была с ней все эти годы и за это время научилась более или менее стойко выносить свою хозяйку. Впрочем, хоть и в меньшей степени, к ней привыкли и остальные лошади графской конюшни. Наконец лошадь замерла на месте, отказываясь идти вперед, и Аманда все же обратила внимание на странное поведение животного.
Ее пальцы сомкнулись на рукояти небольшого кинжала, висевшего на поясе, но затем она мысленно рассмеялась — тому, кто посмел бы посягнуть на ее жизнь или честь, не стоило опасаться короткого куска заточенной стали — в ее распоряжении имелись куда более впечатляющие и убийственные методы.
Она медленно огляделась по сторонам, прислушалась, но лес был тих. Ничто не выдавало присутствия постороннего, и тем не менее она совершенно точно знала — здесь кто-то был. Постепенно крепла уверенность в том, что она даже знает, кто именно.
Наконец она улыбнулась и вполголоса произнесла:
— Jear, y'li ne kyiter'li, y'l uri wetk'ly3.
Слева раздался раскатистый смех, и из-за дерева выступил высокий мужчина, облаченный в длинную, до пят, рясу из мягкой черной ткани.
— Ly, Emia, y'l…4
— Жеар, не стоит произносить вслух слова, которые местным жителям покажутся дьявольскими заклинаниями, — перебила она его.
— Ты первая начала… — улыбнулся мужчина. — Но если желаешь, я могу говорить с тобой на любом языке. Хотя, мне кажется, не стоит отбрасывать слова наших предков как прошлогодние листья.
— Раньше, Жеар, тебя больше тянуло к схваткам, чем к родовым корням и языку. Ладно… какие ветры занесли могучего бойца в эти края?
— А ты не догадываешься? — Он испытующе посмотрел на нее.
— Охота за головами? Он кивнул.
— И в частности, за моей?
Он снова кивнул и осклабился.
— Я тебе не по зубам, Жеар. И тебе это известно.
— О, я и не собирался, — пожал он плечами. — Ты же знаешь, я всегда относился к тебе хорошо. Может, лучше, чем ты ко мне.
— Тогда зачем же ты здесь? — В ее голосе сквозил лед. Мужчина нахмурился, но потом, подумав, снова рассмеялся.
— Ты все прежняя, Эмиа. Все так же не умеешь отличать врагов от друзей. Я здесь, чтобы предупредить. Клан объявил тебя вне закона. Фарр н'Дасюр назначил награду за твою голову… должен отметить, подчиняясь личному приказу лорда Брюса. Сам он не то чтобы на твоей стороне, таких почти нет, но столь крутые меры не в его стиле. Скорее он просто бы сделал вид, что забыл о твоем существовании.
— И ты меня нашел…
— Я же сказал, только чтоб предостеречь тебя. Некоторое время Аманда молчала, размышляя, можно ли верить этому человеку. Прежде их многое связывало, но с тех пор прошло немало лет, и кто знает, что он теперь собой представляет. Жеар всегда был непредсказуем, но коварства и подлости за ним, вообще говоря, не замечалось. И тем более ей хотелось ему верить — в память о былых временах.
— И как же тебе это удалось?
— Ты же почти моя сестра, я всегда чувствовал, где ты находишься. Фарру это, надеюсь, неизвестно. А если и известно, то он промолчит.
— Я тоже надеюсь. И давно объявлена охота? Он пожал плечами:
— Давно… уж несколько лет. Почти с самого твоего бегства.
— И ты, братец, появился только сейчас? Неужели твое чутье раньше подводило тебя, а теперь вновь обрело силу?
— Снова открылся проход. Фарр не глуп — он подчинился приказу и назначил награду, но он умолчал о том, что ты ушла сюда, в Андор. Эти несколько лет — его прощальный подарок тебе. Теперь же и здесь появятся охотники. И боюсь, скоро.
— Проход, вот как… — задумчиво произнесла Аманда. — И давно? Нет, молчи, я знаю. Несколько дней, шесть… или пять, верно? И не слуги Брюса его открыли, ведь так?
— Да. Ты, я смотрю, довольно много знаешь, — удивленно приподнял бровь мужчина. — Неплохо, в эдакой-то глуши.
— И где он?
— Прости, Эмиа, но я тебе этого не скажу. Я же знаю, возвращаться ты не намерена, значит, станешь делать гадости, это вполне в твоем стиле. Мои с тобой отношения есть наше личное дело, но проход нужен Клану. Это хороший проход, не такой, как тот, но и не обычная поделка магов Брюса, так что сама понимаешь… Против Клана я не пойду, не хочу, как ты, всю оставшуюся жизнь быть в бегах.
— Ладно, спасибо и на этом.
— Не за что. Так, может, расскажешь, как ты здесь живешь? Я смотрю, денег у тебя в достатке.
— Я практически правлю этими землями! — усмехнулась Аманда, немного приукрашивая действительность. — Позвольте представиться, вдовствующая графиня Аманда Андорская, к вашим услугам.
Мужчина вздохнул и укоризненно покачал головой.
— Ох, Эмиа, хвастовство тебя погубит. Даже мне ты не должна была называть свое нынешнее имя. В лесу полно ушей, и кто знает, кому шепчет доносы зеленая листва. Да и велика ли честь… наш род куда древнее и могущественнее, чем все эти выскочки, не насчитывающие и двух десятков поколений предков. И все же я рад, что у тебя все хорошо, девочка. Ладно, я должен идти.
— Прощай. И… спасибо тебе, Жеар. Позволь обратиться к тебе с одной просьбой?
— Из твоего тона явно слышно, “с прощальной просьбой”. Не хорони себя, девочка, не все так плохо. Я слушаю тебя и помогу, чем смогу.
— Только одним, Жеар. Я знаю, ты мой единственный друг… там. И я прошу тебя, уходи, возвращайся к Клану. Забудь на время о погонях и схватках. Я очень боюсь, что мы можем встретиться как противники и ни у кого из нас не будет выбора. Тогда мне придется тебя убить. Поверь, я не хочу этого.
— И я, разумеется, тоже, — улыбнулся мужчина. — Спасибо за заботу, девочка. Я не всегда властен над этим, воля Клана может погнать меня в бой, но что от меня зависит — сделаю. Прощай.
Он сделал несколько шагов, и тень деревьев скрыла его. Аманда долго смотрела ему вслед, обдумывая услышанное. У нее был выбор, но выбор трудный — и ошибиться было нельзя. Наконец она приняла решение и, повернув лошадь, галопом помчалась к замку.
Лилия несла ее по широкой лесной дороге, стук копыт гас в густом кустарнике у обочин, ветер развевал черные волосы графини.
Она очень торопилась — времени было мало, и его надлежало использовать все, без остатка.
— Я поеду с тобой, Рейн, — заявила она, спрыгнув с седла. Молодой граф задумчиво почесал подбородок, затем, подняв глаза на возлюбленную, коротко и спокойно ответил:
— Нет.
Он повернулся и направился было в казарму, где Хант уже отобрал для него спутников, и внезапно замер, поскольку в спину ему ударило короткое, но столь же безапелляционное:
— Поеду.
Рейн вновь повернулся к Аманде — на лице его застыло удивление. Сам он был уже собран в дорогу — длинная кольчуга со стальными наплечниками, неразлучный меч у пояса.
— О боже, чего ради, любовь моя? Это может оказаться опасным.
— Это наверняка окажется опасным, — утвердительно кивнула Аманда. — И даже опаснее, чем ты предполагаешь, поэтому я требую, чтобы ты взял с собой латы, а отряд должен быть увеличен… хотя бы вдвое.
Ей хотелось сказать “впятеро”, но в последний момент графиня передумала. Против Клана не выстоят ни шесть, ни шестьдесят человек. Поэтому она заранее была готова променять предложенных ею шестерых бойцов на одну себя
— замена совершенно неравноценная, с ее точки зрения.
— Ты действительно хочешь этими словами способствовать моему согласию взять тебя с собой? — усмехнулся Рейн.
— Да. Но я могу кое-что добавить.
— Я внимательно слушаю.
— Прости и прими на веру то, что я скажу. Сейчас я не могу объяснить тебе этого, может, когда-нибудь потом. Так вот, в данный момент для меня остаться здесь куда опаснее, чем поехать с тобой. Это правда.
Вот теперь граф задумался всерьез.
За последнее время между ними установились практически супружеские отношения, и с точки зрения телесной близости, и в сфере духовного общения. Рейн доверял Аманде настолько, насколько один человек вообще может доверять другому — можно сказать, он верил ей слепо, не испытывая ни сомнений, ни беспокойства.
Когда утром она сказала, что искать Лотара необходимо, он согласился с ней без особого убеждения — сам граф считал, что ничего серьезного с его братом произойти не могло. И тем не менее отдал приказ готовиться к выступлению. Аманда ни словом, ни жестом не намекнула на то, что намерена его сопровождать, спокойно отправилась на прогулку… и вернулась чуть ли не на час раньше обычного, полностью изменив свое мнение. Что же произошло — она получила какие-то вести? Наверняка. От кого… и какие?
Ясно одно — плохие.
Можно ли верить ее словам? Рейну казалось, что можно — тем более что и сам он не слишком радовался перспективе пробыть неделю или две без возлюбленной.
— Хорошо, — кивнул он. — Ты меня уговорила. Я и в самом деле не хочу с тобой расставаться, любовь моя. Но солдат мне хватит и шестерых, да и то лишку.
— Ладно, тогда хотя бы возьми с собой Зулина, — ответила она, немного удивляясь, как быстро достигла желаемого результата.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...