ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— За ними!
Голиаф мчался по лесу, где-то впереди я время от времени видел отливающую черным блеском спину пантеры, которая тоже, к моей радости, преследовала негодяев, увезших Алию. Позади скакал Рейн, едва держась в седле. Ветки хлестали по доспехам, норовя сбросить меня с коня, и на мгновение мелькнула мысль, что достаточно впереди попасться хотя бы одной, достаточно толстой, и я повторю свой памятный полет во время турнира. Моя рука судорожно сжимала меч, шит остался лежать на дороге, возле разрубленного пополам мага. Тропинка вывела нас на небольшую поляну, и я осадил жеребца — на дальнем от нас ее краю мерцало в воздухе что-то вроде туманного полотнища, довольно большого — сквозь него я мог бы пройти вместе с конем. Прямо перед ним прижалась к земле черная кошка и с воем хлестала себя по бокам длинным хвостом, шерсть на загривке стояла дыбом.
— Это Портал… — раздался сзади задыхающийся голос Рейна. — Они ушли…
— Куда? — рыкнул я.
— Не знаю… смотри, он смыкается!
Действительно, с каждой секундой “Дверь” становилась все уже и уже. Но она все еще была достаточно большой для меня, и я, не задумываясь, пришпорил Голиафа. Конь прекрасно понял, чего от него ждут, — он рванулся в туманное “окно”, а я пригнулся — что-то подсказывало мне, что лучше в этот проем вписаться целиком.
Краем уха я услышал возглас Рейна: “Аманда, нет!!!” — и скорее почувствовал, чем увидел, как пантера прыгнула вслед за мной…
— Мой лорд! Леди Алия у меня в руках.
— Где вы, мэтр Шерривер?
— В моем замке, мой лорд. Мы прибыли несколько минут назад.
— Она жива?
— Цела и невредима… А вот ваш драгоценный Шайк… думаю, теперь его место вакантно.
— Шайк погиб? Но почему? Как?
— Я и сам не знаю. Этот Искатель разрубил его на две половинки. Умей я оживлять трупы, сейчас у вас было бы два подручных.
— Разрубил? Шайка? Шерривер, это невозможно! Или Шайк пошел на дело без доспехов?
— Отнюдь, он навешал на себя столько железа, что не понимаю, как он вообще передвигался. И тем не менее…
— Ладно, потом разберусь. Ждите, я скоро прибуду.
— Мой лорд, может, не стоит вам ехать верхом? Я могу создать Портал.
— Сколько на это уйдет времени?
— Пять или шесть часов. Боюсь, быстрее не смогу.
— Тогда не стоит, за это время я доберусь без ваших магических фокусов. Ждите. И чтоб ни один волосок не упал с ее головы. О да, мой лорд. Мы ждем вас с нетерпением.
Голиаф встал как вкопанный, и было от чего. Только что мы находились на лесной поляне, а теперь конь стоял на опушке мрачного леса, а перед нами, на холме, возвышался замок, сложенный из черного камня. И как раз сейчас я видел, как медленно закрываются его ворота.
Небо было темным и зловещим, по нему стремительно неслись тучи, подгоняемые свирепым ветром. А здесь, внизу, было тихо.
Земля, растрескавшаяся и мертвая, напрочь лишенная какой бы то ни было растительности, была тоже темного, красно-коричневого цвета.
Со всех сторон веяло смертью и запустением, деревья на опушке леса были высохшими и корявыми, и лишь дальше, в глубине чащи, были видны еще живые, но тоже странно исковерканные то ли природой, то ли иными стихиями стволы.
— Куда это нас занесло, а, Голиаф? — вслух поинтересовался я, не рассчитывая на ответ. И тем не менее он прозвучал, правда, не от коня, а откуда-то из-за спины.
— С ума сойти!
Я обернулся. Рейн, вцепившись одной рукой в луку седла, в другой руке держал шлем, который и разглядывал с выражением крайнего удивления на лице.
— А вы как здесь оказались, граф?
— Как и вы… вот, полюбуйтесь. — Он протянул мне шлем.
Посмотреть действительно было на что. Часть медного гребня была срезана, будто бритвой… если, конечно, не принимать во внимание, что бритвой металл не режут. Ну, допустим, как вибромечом17. Идеально гладкий и ровный срез.
— Однако… и каким же это образом?
— Портал. Задержись я еще на секунду, и остался бы без головы.
— Простите, граф, а зачем вы вообще полезли в этот… Портал? В конце концов, это моя спутница и… мое дело.
Рейн невесело усмехнулся: — Ну…
— Он полез сюда за мной. — На этот раз раздался голос Аманды, и снова у меня за спиной. — Э… не оборачивайтесь, милорд, я несколько… не одета. Рейн, у тебя во вьюке наверняка найдется что-нибудь, что я могла бы на себя набросить. Не говоря уж о том, что здесь холодно, я не хочу смущать сэра Стаса своим видом.
Рейн полез во вьюк и вытащил оттуда какой-то сверток темно-коричневого цвета, после чего бросил его куда-то мне за спину.
— Благодарю… вот, милорд, теперь вы можете обернуться. Я последовал совету. Аманда сидела на поваленном стволе дерева, зябко кутаясь в то, что на ней было надето — что-то вроде рясы, затянутой на осиной талии простой веревкой. Она была боса.
— Бог ты мой, а вы-то как сюда попали?
— Вы же видели…
— Я?!
— Милорд еще ничего не понял, — заметил Рейн с легким смешком. — Может, ты ему объяснишь?
— А сам? А в обмен на объяснения я хочу услышать рассказ, как можно разрубить человека пополам одним ударом. Да еще вместе с латами.
Рейн несколько секунд молчал, собираясь с силами, затем неуверенно начал:
— Видите ли, Стас… вообще-то вы могли бы и догадаться… Аманда, она… ну, в общем… как бы это сказать…
— Оборотень, — жестко вставила девушка. — Истинный оборотень. Рейн, когда ты перестанешь этого стесняться?
— Прости, Аманда, я люблю тебя, ты же знаешь. Но не так просто сказать такую вещь… постороннему.
— Рано или поздно об этом узнают, — пожала она плечами, — независимо от того, будешь ты говорить ясно и четко или будешь мяться.
— Ага, узнают. И за тобой начнется охота.
— Это вряд ли. К тому времени я выйду за тебя замуж, а положение графини Андорской куда более солидно, чем той же графини, но вдовствующей. И вообще, ты же мой защитник, пусть у тебя об этом голова и болит.
— Она и болит…
— Постойте, постойте! — прервал я их диалог. — Как — оборотень… так та пантера — это…
— Это была я, — просто сказала Аманда. — И не думайте, сэр Стас, что когда в оборотня вонзают меч, то ему не больно. Поверьте, очень больно, спасибо хоть, что недолго.
— Но оборотни… ведь они на стороне… то есть они против…
— Ох, милорд, вы, простите за прямоту, говорите ерунду. А кого вы так эффектно разделали своим мечом, не человека ли? Если людям можно сражаться на той стороне, к которой у них лежит душа, то почему нельзя нам? Вас вон тоже ведь никто не тянул воевать за срединные уделы, тем более что вы к ним имеете отношение не больше, чем я.
— Это в каком же смысле?
— Просто у меня слух гораздо лучше… человеческого. Не моя вина, что вы с леди Алией не можете не обсуждать проблему вашего появления в этом мире. Честно признаться, я знаю, что подслушивать нехорошо, поэтому и старалась ехать позади вас на достаточном расстоянии. Но стоило вам повысить голос… И вообще, ну какое все это имеет значение? Мне кажется, сейчас перед нами другая проблема.
— Да, сэр Стас, — встрял в разговор Рейн, явно обрадованный сменой темы. — И как мы будем вытаскивать леди Алию из этой цитадели?
Я вздохнул и попытался отвлечься от мысли, что рядом со мной находится не только самый что ни на есть натуральный оборотень, но еще и при этом изумительно красивая женщина. Так и вспомнились те уроды-волколаки в лесу, да, прав был Лёшка. Точно, ублюдки.
Интересно было бы посмотреть на истинного волка-оборотня. С пантерой мы уже познакомились.
— Даже не знаю, что сказать. Особого впечатления это строение на меня не производит. И есть у меня смутное подозрение…
— Что большая часть стражи осталась там, в лесу, — уверенно закончил Рейн мою мысль. — Вы это хотели сказать?
— Именно. Поэтому, думаю, стоит попробовать сунуться туда по-наглому, в лоб. Вдруг получится?
— А если нас встретят стрелами? — поинтересовался граф, задумчиво поглядывая на свои слегка помятые падением доспехи. — Кстати, ваш щит. Вы его швырнули с такой силой, что он упал прямо мне под ноги.
— Пока оставьте себе. Этот щит вас не только от стрел, он и от фаербола убережет.
— Правда? То-то мне показалось, что этот маг в вас чем-то звезданул… Но я думал, что это у меня в глазах, после падения. Неужели это у вас настоящий мшистый доспех? С ума сойти…
— Вы долго будете строить великие планы? — язвительно поинтересовалась Аманда. — Мне кажется, милорды, сейчас надо действовать, а не разговаривать. Отвернитесь, сэр Стас, моя вторая ипостась куда лучше подходит для боя… Рейн, не забудь рясу, она еще пригодится.
— В человеческом обличье оборотня тоже чертовски тяжело убить, — как бы даже извиняющимся тоном пояснил Рейн. — Так, разве что серебром, ну, вы наверняка знаете. Но в своей второй форме Аманда куда сильнее. Вы как-то рассказывали, что сталкивались с волколаками. Если я вас правильно понял, это были не истинные оборотни, а ублюдки… Боюсь, сэр, что ваша встреча с истинным оборотнем стала бы для вас последним приключением.
— Или для оборотня, — мрачно заметил я. — У меня меч наполовину серебряный, так что кто знает. Порекомендуйте Аманде не приближаться, если мы ввяжемся в драку. Не дай бог зацепить…
— Она вас прекрасно понимает, только сейчас ответить не может. Ну что ж, кажется, нам пора двигаться. Надеюсь, ваш щит действительно сможет меня прикрыть, а то видел я тех, в кого фаербол попадал, жуткое зрелище.
Мы стояли у глухих ворот замка, и Рейн уже в третий раз колотил по ним тяжелым молотком, явно именно с этой целью у ворот и повешенным. Наконец мрачный, гнусавый голос изнутри изысканно поинтересовался:
— Хто?
— Я граф Рейн Андорский, со мной мой товарищ, сэр Стас де Бург. Открывайте.
— Чего надо?
— Открывай, смер-р-рд! — прорычал граф. — Кто ты такой, мразь, чтобы задавать вопросы благородным лордам!
В ответ гнусавый популярно объяснил, в какую именно задницу следует отправиться благородному графу вместе со своим не менее благородным спутником и с какой целью им необходимо туда направляться.
Выслушав полученные оскорбления, граф побелел от бешенства и, похоже, был готов разнести вдребезги ворота голыми руками, но я придержал его, положив руку на плечо.
— Эй ты, урод! Открывай добром, а не то мы этот ваш замок по камешкам разнесем. Открывай, а то хуже будет.
— Давай, разноси, — хрюкнул гнусавый. Это был, видимо, местный эквивалент смеха. — Давай, а я посмотрю. Много вас тут таких было, смелых. А лучше сам уматывай, пока цел. Мой господин сегодня добрый.
Что ж, Аманда интересовалась, как можно человека в доспехах пополам разрубить. Сейчас мы ей это продемонстрируем.
Ворота были огромными, впору двум всадникам проехать бок о бок. Окованы металлом, судя по зеленоватым поте— кам — бронза.
Такие и тарану не сразу поддадутся. Массивные железные петли, внутри наверняка здоровенный засов. Открываются наружу, это естественно. Ладно, наружу так наружу. Щас мы их откроем. Главное — не перестараться, силы мне еще понадобятся.
Мои тренировки с мечом не прошли даром, и хотя от усилий у меня выступил на лбу пот, я все же не выдохся после трех ударов, прорубивших в воротах достаточный проем, чтобы туда смог пройти человек. Осталось только пнуть вырезанный участок, и он с грохотом рухнул внутрь. Дорога была свободна.
Во дворе нас встретили, но то ли оказались верными наши с графом предположения о том, что большая часть замковой стражи была нами же благополучно перебита ранее, то ли здесь вообще не было достаточного количества воинов, но среди встречающих приличных бойцов было всего четверо, и граф, все еще взбешенный нанесенными ему оскорблениями, налетел на них с такой энергией, что их количество стало стремительно таять, пока не свелось к нулю. Остальные вообще не представляли опасности — сброд, вооруженный чем попало, от мечей, которые они держали как палки, до собственно палок. Минут через пять, с некоторой помощью ощетинившейся Аманды, двор был чист. Последним вытащили из караулки нашего гнусавого знакомца, и мне еле удалось удержать меч Рейна, которым тот намеревался покончить с обидчиком. Это был невысокий орк, мелкий даже по их меркам. В его глазах бился такой ужас, что этим просто необходимо было воспользоваться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...