ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что ж, всех спасителей поначалу считают хвастунами и гордецами. И впредь тоже — если они проигрывают. Кто и когда считал, сколько на одного победителя дракона приходится тех, чей поход закончился неудачей, — а ведь все мнили себя героями. И не докажешь, что дракон, разодрав очередного рыцаря, просто утомился и следующий боец, куда слабее поверженного, сумел легко справиться с измотанным бесконечными схватками чудищем. Героем будет он, а те, кто жизнь свою отдал за то, что теперь дракон едва может шевелить лапами, так и останутся безымянными, а то и превратятся в объект насмешек.
Граф извлек из ножен меч — нисколько не затупившееся в минувших схватках серебристое лезвие было готово к бою. Что ж, сегодня ему придется славно поработать. Рейн не планировал остаться в живых — было ясно, что это ему не удастся. Их сомнут — может, благодаря огру, и не сразу, но если Аманда действительно видела там, внизу, двухголовых великанов, то… Тем более что те, не в пример малышу, действительно великаны, и мериться с ними силами все равно что лбом пробивать скалу.
Зулин задумчиво рассматривал свою перевязь с топорами. Шесть бросков, всего шесть. А затем когтистые пальцы сожмут меч, во владении которым он никогда не добивался особых успехов, — и жить ему останется совсем немного. Он не жалел о том, что предстоит — что бы это ни было. Тролли вообще склонны к фатализму и весьма равнодушны к смерти — это идет от крови, а не от воспитания, поэтому и Зулин относился к тому, что еще до захода солнца его убьют, с философским смирением — такова судьба.
Аманда спокойно смотрела на Рейна, но он сидел к ней спиной и сейчас не замечал ее взгляда. На душе было легко и спокойно, как никогда ранее. Сегодня он узнает правду, но ей уже не суждено быть отвергнутой. Их сердца навсегда останутся вместе — даже втоптанные в камень волосатыми лапами орков, они будут лежать рядом, здесь, на этих скалах. Аманда знала, что всегда сможет уйти от врага, и знала, что не станет этого делать. Она падет там, где рухнет ее возлюбленный, — падет, защищая его тело. Но оркам дорого будет стоить эта победа, ох как дорого — она уж об этом позаботится.
Тхай-Тхел вообще ни о чем не думал. Для него, мальчишки, понятие смерти было чем-то вроде страшной сказки — пугает, конечно, но в то же время и не очень-то верится. Тхай неторопливо жевал — воспоминание о двухдневном голоде давно ушло в тень благодаря щедрости Рейна, но организм огра настоятельно требовал постоянной подпитки. Не слишком сообразительный молодой великан просто не мог беспокоиться ни о чем другом, кроме проблем сиюминутных, а предстоящая схватка, и тем более ее последствия, такой не являлась. Тхел, не желая отвлекать Тхая от трапезы, напротив — фантазировал на тему, как здорово он задаст оркам хорошую взбучку. Он давно уж забыл о том, что клинки орков наносят ему болезненные царапины — Лотар проявил о его ранах должную заботу и сейчас они по крайней мере не болели.
Наконец маг, захлопнув книгу, встал.
— Я готов, — сухо сказал он. Все молча поднялись.
— Врата можно видеть издалека или тебе надо находиться совсем рядом?
— Можно и издалека…
— Что ж, хорошо. Здесь неподалеку есть место, с которого их будет хорошо видно. — Аманда расправила плечи и гордо откинула назад гриву черных волос, ее высокая стройная фигура в который раз заставила графа залюбоваться своей возлюбленной. — Все готовы?
— Вперед! — взмахнул мечом Рейн. — Лошади, как я понимаю, нам уже не понадобятся, верно? Итак, пошли.
Они шли быстро, почти бежали — насколько это было возможно для закованного в сталь графа. Вот Лотар взбежал на пологий каменистый холм и припал на одно колено, раскрывая перед собой книгу.
Рейн бросил взгляд вниз, в ущелье, — да, с этого места действительно было неплохо видно Врата — и тысячи орков вокруг, отсюда это выглядело как колышущееся черно-зеленое море. Вокруг простирались скалы, и то там, то здесь виднелись небольшие группы этих тварей — сторожевые дозоры.
В прохладном воздухе повис боевой клич — их заметили.
Ближайшие отряды пошли в атаку — как много отдал бы сейчас Рейн за сотню… нет, хотя бы за десяток простых мечников, которые стояли бы здесь, рядом с ним, сомкнув щиты. Но не было рядом несокрушимого короба щитоносной пехоты, не было и десяти солдат, обнаживших клинки, — был только один рыцарь в помятых доспехах, сжимающий в одной руке меч, в другой — тяжелую дагу.
— Я люблю тебя, Рейн, — шепнула Аманда, делая шаг вперед. Рука ее рванула пряжку, и, как не раз в ее опочивальне, мягкая ткань замшевого камзола плавно скользнула к ногам.
Мгновение, и женщина стоит совершенно обнаженная, словно насмехаясь над приближающимися орками. Вот она пала на колени, словно моля о пощаде безжалостных тварей…
Густые черные волосы Аманды, казалось, обтекали ее безупречное тело, с каждым мгновением захватывая все новые и новые его участки. Руки становились чуть тоньше и в то же время наливались чудовищной силой, из мягких подушечек… лап выскользнули острые, как бритва, когти. Сверкнули страшные белые клыки, мускулистое тело замерло, готовясь к прыжку, длинный гибкий хвост яростно хлестнул по лоснящейся иссиня-черной шерсти.
Аманда… нет, теперь уже Эмиа н'Дасюр, принцесса Клана, боевой оборотень, готовилась к своей последней схватке.
Рейн на мгновение оторопел, а уже в следующую секунду ему пришлось заниматься совсем иными проблемами — первая волна атакующих захлестнула холм, и первая кровь окрасила камни. Пока еще в зеленый цвет.
Черной молнией пантера врезалась в передовые отряды орков, нанося стремительные и безжалостные удары. Клыки, когти — все шло в ход, и за этим едва видимым глазу вихрем оставались лишь корчившиеся в агонии, истекавшие кровью тела. Но и ей перепадало немало — и пока спасало ее лишь то, что орки в отличие от людей не имели привычки носить в ножнах или колчанах серебряное оружие.
Даже самые глубокие ее раны, как и у любого истинного оборотня, заживали почти мгновенно — но, господи, какую же боль она испытывала, когда в очередной раз сталь входила в ее тело!
Меч Рейна вновь и вновь отбрасывал орков от Лотара, уверенно читавшего заклятия, — с рук мага срывались едва видимые глазу волны и улетали туда, вниз, к колышущемуся полотну Портала. Но все мрачнее и мрачнее становилось лицо Лотара, хотя ни на йоту не изменился тон и не дрожали его вытянутые вперед руки.
Вокруг Тхай-Тхела, занявшего оборону с другой стороны холма, громоздилась уже гора трупов с размозженными головами и переломанными конечностями. Огромная дубина плясала в воздухе, вышибая дух из очередного нападавшего и тут же выбивая ятаган из другой руки, заодно ломая ее. Еще ни один орк не сумел подойти к великану достаточно близко, чтобы хотя бы оцарапать его — похоже, он успешно учился на своих ошибках. Тхай ухал при каждом ударе, а Тхел восторженно визжал, отбрасывая очередное искалеченное тело на головы его же соратникам, в которых огромная дубина огра вселяла не поддающийся контролю разума ужас.
Пал Зулин… Шесть не знающих промаха топоров раскроили шесть узколобых черепов, точно войдя между налитыми кровью глазами. А затем тролль, сжав меч, шагнул вперед — и волна орков накрыла его. Еще несколько секунд сопротивлялось смерти облаченное в кольчугу тело, еще несколько раз раздавался его победный клич — и очередной орк падал, пронзенный мечом, а затем в последний раз сверкнула серебристая кольчуга, и вот уже стая зеленых тварей бросилась было искать нового противника. А в следующее мгновение в том месте, где рухнул изрубленный вражьими клинками Зулин, взметнулось черное пламя — и несколько десятков орков в мгновение ока обратились в обугленные головешки — нельзя убить владеющего амулетом К'храна и остаться при этом в живых. При виде столь страшной гибели одного из отрядов остальные на мгновение отпрянули — и Эмиа, вновь бросившаяся в атаку, продолжила сбор кровавой жатвы — она уже почти целиком была покрыта зеленой кровью, но ее раны по-прежнему моментально заживали и, хотя и уже порядком уставшая, она все еще была смертельно опасна.
Вновь и вновь скрежетали воронёные ятаганы по панцирю графа, вновь и вновь серебряный меч погружался в очередное зеленое брюхо. Тяжелый арбалетный болт прошил кирасу, но, к счастью, не задел тела, — а в следующую секунду черная тень вихрем пронеслась мимо арбалетчика, на ходу начисто оторвав ему руку.
Бешено крутящийся метательный топор, брошенный рукастым троллем, начисто отсек кисть руки Лотару — струя алой крови брызнула на книгу, но маг, казалось, даже этого не заметил. Но уже через несколько секунд он замер и, надсаживаясь, закричал:
— Не могу! Я не могу закрыть его! Кажется, они его держат!
В этот момент на плечо ему легла толстая, как бревно, рука огра.
— Обрушь на них скалы! — проревел Тхай. — Это же тебе по силам, так завали всю расщелину камнями!
Огр снова бросился в атаку, а Лотар, выбросив вперед здоровую руку, раз за разом выкрикивал заклинания — и вдребезги разлетался гранит, обрушивая вниз, на головы оркам и троллям, огромные глыбы, давя их десятками, сотнями, тысячами. Столб пыли поднялся над ущельем, и сквозь эту пыль рвался дикий предсмертный крик сотен и сотен заживо хоронимых под обвалами тварей.
Над скальным гребнем появилась голова низенького человека в черной хламиде, он выбросил вперед руки, с них сорвалась струя огня, ударившая в грудь Лотару, — и случилось невероятное. Книга, казавшаяся самой обыкновенной, старая пергаментная книга, отклонила это смертельное пламя, вобрала его в себя и вспыхнула, мгновенно превратившись в горстку пепла, — а на Лотаре лишь затлела одежда. Еще секунда, и оторванная голова черного мага покатилась по камням, а разъяренная кошка вновь начала прокладывать себе дорогу в толпе орков, устилая свой путь трупами.
Тхай вбил в землю, подобно свае, очередного орка и, задыхаясь, замер на месте — враги временно отпрянули, и великан смог чуточку передохнуть! Последние несколько ударов дались ему особенно трудно — все тело наливалось каменной тяжестью, дубина казалась неимоверно тяжелой, и даже на каждый шаг теперь требовалось куда больше усилий.
— Ну, братец, задали мы им жару? — спросил он, однако ответа так и не услышал. Тхай повернулся к брату и вдруг тоскливо, протяжно завыл.
Голова Тхела была откинута назад, прямо в середине единственного глаза торчал ушедший в него по самое оперение арбалетный болт, высунувший измазанное кровью и мозгами острие из затылка. Тхел был мертв.
Огр снова пошел в атаку, с трудом преодолевая странное, все больше и больше охватывающее тело оцепенение. Взмахи дубины сметали и расплющивали орков, могучие ноги подминали и давили тех, кто не успевал вовремя отпрыгнуть в сторону. Но теперь уже было ясно, что великану недолго осталось сражаться — один за другим кривые клинки вонзались в его тело. Казалось, колосс не чувствует боли, но кровь, струящаяся по его во многих местах пронзенному телу, давала понять — скоро наступит конец.
Лотар метнул ветвистую голубую молнию, и сразу шестеро орков вспыхнули живыми факелами — впрочем, живыми они были лишь несколько мгновений. Еще, еще — молнии сжигали врагов десятками, но с каждым разом все бледнее и бледнее становилось лицо мага, и вот наконец он ничком рухнул на камни, в лужу собственной крови.
Рейн сделал несколько шагов назад, встав у тела брата. Его шлем был сбит с головы, волосы слиплись от крови, но граф еще держался. Меч, зеленый по самую рукоять, снова скрестился с ятаганом, выбивая его из когтистой руки и следующим ударом начисто эту руку отсекая.
Черная пантера припала к земле у ног графа, бока тяжело вздымались — она смертельно устала. Нет, ран не было — все они затянулись, но тело пронизывала непрекращающаяся боль — ей сегодня досталось много, очень много ударов. Она знала, так бывает. Если останется в живых — боль скоро пройдет. Если останется… Лотар действительно завалил скалами все ущелье — теперь там громоздились лишь огромные глыбы, и теперь уж не важно было, действует все еще Портал или нет, — и он, и тысячи орков были надежно похоронены под толщей гранита.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...