ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он вспомнил — у Аманды были черные волосы…
Кто бы это ни был — это не Аманда. Его любовь погибла, переломленная страшным ударом. Сейчас он понимал, сколь много она для него значила. Мысль о том, что он будет жить, все оставшиеся годы оплакивая ее, бросила графа в жар. Нет… такая жизнь ему не нужна!
И вновь пучина беспамятства надвинулась на него, грозя поглотить и навечно похоронить его разум в своих неизведанных глубинах…
— Не получается… — Аманда опустила руки и заплакала. — Он никак не приходит в себя.
— Еще бы, — немедленно вставил Тхел, хотя его мнения никто не спрашивал. — Он башкой так звезданулся, что чуть дерево не сломал. Вона гребень на шлеме всмятку.
— Заткнись, — очень вежливо посоветовал ему Тхай. — Леди, но вы ведь еще попробуете, да?
— Неужели вы не узнали у Модестуса, как лечить такие раны? — Зулин, кряхтя, пытался вытащить меч, намертво засевший в туше убитого медведя. — Он же с вами так много занимался.
— Знать и уметь… — всхлипывая, ответила Аманда, — это разные вещи. Я… я знаю… про травы… про лечебные настои… но я не умею… тут нужна… магия… Это не рана… он цел… он уходит куда-то… я не могу удержать…
Зулин покачал головой, бросив возиться с мечом. Тхай-Тхел, заметив это, протянул здоровенную ручищу, одним рывком выдернул клинок из пасти чудовища и протянул троллю. Тот взглядом поблагодарил его, затем снова повернулся к Аманде.
— Он не хочет жить без вас, — проскрипел он.
— Но я же здесь! — крикнула сквозь слезы Аманда.
— Он этого не знает…
— Но что мне делать? — Слезы текли из ее глаз, прокладывая влажные дорожки на измазанном грязью, но все равно прекрасном лице.
— Сказать ему об этом, — предложил Тхел, глупо улыбаясь.
Зулин укоризненно зыркнул на него. Тхай, наоборот, задумался, наморщив лоб и прищурив единственный глаз. Затем огр приподнялся и, проковыляв к лежавшему пластом графу, рывком поднял его, закованного в латы, и, держа на весу, заорал в самое ухо, надсаживаясь и срывая голос:
— Она жива-а-а! Аманда здесь!!! Приди в себя-а-а!!! Аманда жива-а-а!!! Просни-и-ись!!! Зулин зажал уши — крик Тхая сорвался на визг, способный, казалось, причинить физическую боль. Аманда тоже прижала ладони к голове, а Тхел, не имеющий такой возможности, поскольку руки огра сжимали болтающееся в воздухе тело Рейна, просто втянул голову в плечи и в ужасе закатил глаз.
Граф вздрогнул от этого дикого крика и медленно, нехотя открыл глаза.
— Она умерла… — прошептали его губы. — И не ори так… я не глухой.
Рейн сжимал Аманду в объятиях — казалось, теперь он ни на мгновение не отпустит ее от себя. Он целовал ее глаза, ее волосы, не желая замечать покрывающего ее лицо слоя пыли, его губы ласкали каждый дюйм ее кожи, и она страстно отвечала на его поцелуи, бесконечно счастливая от того, что ее любимый вернулся оттуда, откуда обычно не возвращаются. Он уже шел по последнему пути, и только отчаянный крик Тхая, пробившись сквозь немыслимую даль, отделявшую графа от мира живых, сумел донести до него весть… И, услышав этот крик, он решил вернуться.
— Любовь моя, — шептал он, — милая моя, господи, как я счастлив. Я думал, что потерял тебя навсегда… как мне благодарить провидение за то, что оно не лишило меня женщины, которая для меня важнее всего на этом свете, важнее жизни.
— Родной мой, — чуть слышно отвечала она, прижимаясь к нему, стараясь не задеть многочисленные синяки, которыми было покрыто его тело. Она знала каждый из них, хотя сейчас они и были скрыты одеждой. Латы с графа общими усилиями сняли, чтобы дать возможность раненому вдохнуть полной грудью. — Родной мой, я так боялась потерять тебя. Только сейчас я поняла, что не смогу без тебя жить…
Его руки, сильные и в то же время очень нежные, ласкали ее тело, никак не желая остановиться. И она отвечала на его ласки — страстно, самозабвенно, забыв об окружающих, о том, что еще совсем недавно все они были на волосок от смерти…
Тхай-Тхел демонстративно повернулся к парочке спиной, хотя Тхел откровенно страдал от невозможности посмотреть на объятия влюбленных. Зулин, со своим обычным меланхоличным видом, принялся укладывать вьюки — любовь любовью, но дело еще не закончено и необходимо двигаться дальше.
Кони мерно цокали копытами по лесной дороге. Впереди, настороженно оглядываясь, ехал Зулин — сегодня он по собственному почину взял на себя обязанности разведчика. Позади, пыхтя и шумно отдуваясь, шлепал Тхай-Тхел, ведя на поводу оставшихся лошадей и заодно навьючивший на себя едва ли не больше, чем любые две из них, вместе взятые.
Совсем недалеко виднелась могучая горная гряда, отдельные вершины которой, покрытые никогда не тающими снежными шапками, казалось, пронзали облака. Лес, шумевший своими кронами у их подножия, был малообитаем — по крайней мере по словам проводников, которые утверждали, что ни одной живой души не поселилось в этих местах за последние десятки лет. Причиной тому послужило и то, что недалеко находился Древний лес — давнее убежище эльфов, а ни один здравомыслящий человек не станет не то что вторгаться во владения бессмертных, но и жить в непосредственной близости от них. Охотники, правда, временами бродили по этим лесам, но эльфы, считавшие Древний лес своим домом, рассматривали окружающие земли как непосредственно прилегающие к этому дому территории и не очень-то привечали посторонних. О, их стрелы не летели из ветвей в спины трапперам, но и даже самые опытные следопыты обычно возвращались из этих мест без добычи — дичь как будто знала о приближении охотников и заранее уходила в безопасную лесную глушь.
Дорога, по которой двигались путники, не была совсем уж заброшенной. Напротив, издавна эта часть тракта считалась одной из наиболее безопасных, и издалека идущие караваны предпочитали сделать крюк и пройти этими местами, чем сэкономить время и пойти более короткой дорогой. Пожалуй, никто и никогда не рассказывал о том, что эльфы перебили бы банду разбойников, — Дивному народу было, по большому счету, безразлично, что творится в мире людей, и вмешивались они редко и только тогда, когда что-либо из творимого людьми угрожало им самим. Скорее, охранял эти места сам факт присутствия бессмертных — все, от мала до велика, знали о вошедшей в поговорку потрясающей меткости эльфий-ских стрел и никто не хотел проверить правдивость сказаний на собственной шкуре.
И все же постепенно тракт приходил в упадок. А после войны, когда по окрестностям бродили остатки орков, опасно стало даже здесь, и теперь во главе угла оказались денежные вопросы — купцы платили охранникам подённо, а значит, прямой путь сделался куда выгоднее.
Сейчас дорога порядком заросла, да и ветвистые деревья по обе ее стороны, больше повинуясь эльфийской магии, чем естественному росту, перебросили свои руки-ветви через дорогу, сплетая их в непроницаемую для дождя крышу, надежно скрывающую путников и от непогоды, и от полуденного зноя.
Граф и Аманда ехали рядом. Рейн снова был в доспехах — того требовала осторожность. Печально, если опытный воин погибает в бою, но еще более досадно, когда полный сил боец валится с коня, пронзенный шальной стрелой. Лишь шлем он позволил себе снять, и легкий ветерок, пробивающийся сквозь чащу, шевелил волосы молодого рыцаря. Аманда по-прежнему была в своем, уже изрядно потерявшем прежний вид, замшевом костюме. Ее лошадь шла рядом с жеребцом Рейна, и люди могли разговаривать вполголоса — шуметь в этой пуще казалось чем-то немыслимым.
— Я же видел, как ты ударилась… Аманда, пойми, хоть я и молод, но видел я достаточно. После таких ударов не выживают.
— Ты же выжил, — улыбнулась она, поправляя волосы. — Между прочим, это в тебе, любовь моя, говорят чувства, ты принимаешь увиденное чересчур близко к сердцу. На самом деле не так уж сильно я и стукнулась, можешь посмотреть, даже синяка на спине не осталось.
— И посмотрю, — серьезно ответил он.
— Когда? — промурлыкала она, сладко потягиваясь. — Я надеюсь, скоро? С этими поисками я начинаю забывать, что такое быть в постели с любимым мужчиной. И мне бы очень хотелось это вспомнить.
— Мне бы тоже, — вздохнул он. — И все же я никак не могу понять…
— Дорога разветвляется, — сообщил выехавший из-за поворота Зулин. — Основной тракт уводит на север, а другой идет к горам. Куда нам?
Граф взглянул на перстень. Стрелка все так же жизнерадостно трепетала, показывая направление. Ее веселые сполохи утверждали, что Лотар жив.
— К горам.
— Я никак не пойму. — Аманда упорно пыталась увести , разговор с опасной темы. Сейчас она увидела для этого подходящую возможность. — Ты мне объяснил, как действует это кольцо. Я поняла, допустим, оно действительно указывает на то место, где сейчас находится твой брат. Но смотри, уже который день стрелка показывает в одну и ту же сторону. Если Лотар действительно там, то он не двигается. А ведь жилья здесь нет…
— Не знаю… — задумчиво обронил граф. — Может, ранен и не в состоянии двигаться. Может, его захватили орки и держат в плену.
— Это вряд ли, — заметил Зулин. — Зачем оркам сидеть на месте, им нужны набеги, добыча. Пленника скорее всего убили бы.
— Можно посадить под замок, оставить охрану. Хотя я, в общем, согласен — это не орочий стиль. Придется принять версию о ране.
Дорога начала постепенно идти в гору — лес становился все реже, теперь уже ветви не образовывали плотной крыши над их головой. Постепенно могучие стволы уступали место молодой поросли и кустарнику, а дорога из заброшенного тракта превращалась в каменистую тропу.
Лошади ступали медленно, обходя то и дело возникающие на пути препятствия — ямы, камни, неведомо каким ветром занесенные сюда высохшие шары колючего кустарника — в степях, бывало, эти сплетенные в шар и покрытые длинными и острыми иглами растения, высохшие до особой хрупкости, ветер отрывал от корней и долго гонял по полям, пока не запутывал окончательно в длинной траве.
Внезапно Зулин остановил коня и спрыгнул на землю. Тролль склонился к самой пыли, затем сделал шаг назад и снова уткнулся себе под ноги.
— Что там? — спросил Рейн, тоже сдерживая жеребца.
— Следы, — лаконично ответил Зулин, продолжая свои исследования.
— Чьи? — после продолжительной паузы поинтересовался граф, осознав, что в противном случае ответа не дождется.
— Мои, — оскалил зубы тот. — Очень похожи.
Граф бросил на Аманду обеспокоенный взгляд. Та пожала плечами. Нагнавший их Тхай-Тхел, не переставая что-то жевать, тоже заинтересовался, чем вызвана остановка. Причем Тхай проявил к этому совершенно неподдельный интерес, а Тхел воспользовался моментом и принялся смачно чавкать, обгладывая здоровенную кость, на которой еще осталось немало мяса. Рейн поморщился — кость была уже с душком. Впрочем, самого Тхай-Тхела такие мелочи волновали мало. Для него важно было количество, а не качество.
Рейн спешился и тоже принялся разглядывать следы. Спустя секунду к ним присоединилась Аманда. Граф, сделав несколько шагов в сторону, внезапно присвистнул и жестом подозвал к себе спутников. Тхай-Тхел дернулся было тоже принять участие в поисках, хотя лично он и не вполне понимал, что именно ищут его хозяева, но ему было в категоричной форме приказано стоять на месте, поскольку лапы великана вмиг уничтожили бы все следы.
Наконец, распрямившись, все трое переглянулись.
— Здесь проходили тролли и орки. И недавно.
— Да… — кивнула Аманда, теребя висящий на поясе кинжал. — По крайней мере трое троллей. И это не те, с кем мы столкнулись возле Йена.
— Ты уверена?
— Да. Те ушли в другом направлении, а эти следы совсем свежие. Вчера вечером, а то и сегодня утром.
Рейн медленно извлек из ножен меч, руки Зулина легли на перевязь с топорами. Аманда слегка сжала пальцами руку возлюбленного.
— Нужно проверить дорогу.
— Я схожу, — встрепенулся Зулин, но графиня покачала головой,
— Нет, ты ранен. Рейн, пойти должна я. Поверь, я умею быть совершенно бесшумной.
Граф, представив себя, закованного в сталь, со звоном и скрежетом дробящего камни железными сапогами, или Тхай-Тхела, который вообще имел привычку не замечать препятствий, а уж о бесшумности передвижения и вовсе никогда не думавшего, усмехнулся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109

загрузка...