ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Малиновые струйки потекли по подбородку на грудь. Тяжело дыша, принц бросил пустой сосуд на кровать и ухмыльнулся, его глаза подозрительно блестели.— Думаю, мне лучше одеться.«Ты отдал мне его жизнь, отец. — Дарвиш сжал кулаки. — Я буду сражаться с тобой, если ты попробуешь его отнять».
Напряжение заполняло малый тронный зал, напряжение столь осязаемое, что вор едва не поднял руку, чтобы отбросить его от лица. Как зарево молний перед летней грозой, оно исходило от четырех человек, ждущих их, и у юноши даже волосы на затылке зашевелились.Пока они шли по залу, — только хлопанье их сандалий нарушало грозовую тишину, — Аарон по многолетней привычке осмотрел двери, окна и стражников. Дело трудное, но выполнимое и стоило риска из-за одних только золотых подставок под лампами. Наконец он обратил внимание на людей.Трон в малом зале был из розового дерева, с причудливой резьбой и отполирован до блеска. Король, однако, возвышался на нем неподвижным обсидианом, и его лицо в рамке седой шевелюры и бороды было мрачнее ночи. Стоявший справа наследный принц тоже смотрел с гневом, как они подходят, но к его гневу примешивалось напряженное размышление. Бритоголовая жрица пребывала в ужасе, а вот что выражало лицо лорд-канцлера, — Аарон сразу узнал старика и вспомнил пьяные бредни принца, оказавшиеся довольно точными, — он не мог определить.Держась на шаг позади Дарвиша, Аарон увидел, как тот грациозно опустился на колено, и сделал то же самое, однако не столь утонченно — этому препятствовала полузалеченная грудь. Когда вор вставал, его бедра задрожали, но он стиснул зубы и сделал вид, что не лежал пластом последние три девятидневки. Он поднял голову и встретил злобный взгляд лорд-канцлера.Уши человека не перестают слышать только потому, что он не хочет больше жить, и пока Аарон лечился, он слушал. Он прислушивался к словам и к тому, что кроется за ними. Он знал, кто платит третьему одевальщику.«Ты дурак, — мысленно сказал вор широкой спине Дарвиша, отвечая лорд-канцлеру холодным взглядом, — если думаешь, что этот человек не опасен только потому, что он толстый и старый». Впрочем, Аарон и так знал, что Дарвиш дурак.Злобное лицо лорд-канцлера вызвало у юноши подозрение, что вор должен кланяться королю совсем не так, как принц. Вот незадача!По пути в тронный зал принц опрокинул в себя еще два кубка вина, и Аарон изумился, как мало весь этот алкоголь подействовал на него: голос звучал ясно, и руки не дрожали. На него как будто не влияла и атмосфера в зале. Спина была напряжена, Аарон отчетливо видел это сквозь тонкий белый шелк его рубашки, но это напряжение он принес с собой.Молчание, воцарившееся за ритуальными словами Дарвиша, все тянулось и тянулось, и воздух казался неестественно сгустившимся. Яркие цвета мозаики за троном стали одновременно и приглушенными, и более отчетливыми. Юноша сощурил глаза. Идя сюда, он, как и Дарвиш, думал — их позвали только с одной целью: сообщить принцу, что его вор должен умереть. Но теперь Аарон не был в этом так уверен. Он подавил слабый вкус облегчения. Он хочет умереть. Он жаждет смерти.А потом король заговорил — как гром, возвещавший грозу.— Камень украден.— Девять Наверху… — выдохнул Дарвиш, и Аарон мысленно повторил его слова. Камень сдерживал вулкан. Без него Ишия погибнет. — Кто его украл?Все взоры медленно обратились к Аарону.— Это не я, — сухо сказал юноша. Как он может что-то украсть, когда еле-еле ходит? — Я был с ним.Вор ткнул указательным пальцем на принца и почувствовал странное удовлетворение, после того как Дарвиш вдруг ухмыльнулся и шагнул назад, чтобы они стояли бок о бок.— Это не обязательно оправдывает тебя, — отрезал лорд-канцлер.— Вы обвиняете моего королевского брата в краже Камня?Вопрос Шахина был шелковый, но то был шелк петли, стягивающей горло. За последние несколько недель наследник все больше и больше обнаруживал в себе крайнюю неприязнь к вездесущему советнику отца. В том, что этот человек предан трону, принц не сомневался, но ему совсем не нравилось, как эта преданность проявляется. По мнению Шахина, лорд-канцлеру пора было указать на место.Старик распознал этот тон и торопливо поклонился.— О нет, мой принц! Вовсе нет. Но он делит свои покои с известным вором…— И все мы знаем, что если б этот вор сделал ночью хоть один шаг, вы бы узнали об этом в ту же секунду. Так что давайте оставим глупости, — последнее относилось в равной мере к лорд-канцлеру, Дарвишу и Аарону, — и перейдем к делу. — Глаза под нависающими веками пригвоздили Аарона к плиткам пола. Юноша чувствовал себя кроликом под взглядом ястреба. — Ты не мог взять Камень, но ты, вероятно, знаешь, кто мог. Скажи нам.Аарон перебрал в уме прочих воров Ишии. В конце концов, он им ничем не обязан.— Если Камня нет, что удержит Госпожу? — В словах Дарвиша звучал страх.Ответила жрица. Ее высокий, чистый голос стал пронзительным от усилий оставаться спокойной.— Даже действующие вулканы не извергаются постоянно. Чародеи храма и дворца фокусируют силу, чтобы перекрыть дым и запах и скрыть пропажу от народа. Они всегда наготове, если случится худшее.Дарвиш кивнул.— Значит, чародеи знают, — с облегчением пробормотал он. А кто еще?— Только мы шестеро и старший жрец в храме. — Женщина затеребила пальцами красные и желтые кисточки, висевшие на поясе соответственно ее сану, но лицо ее оставалось бесстрастным. — Если народ узнает…— Если народ узнает, — договорил за нее Дарвиш, — паника сотрет Ишию с лица земли еще до того, как у вулкана появится шанс это сделать.— Я рад, что вино не совсем сгноило твои мозги, братец, — саркастически произнес Шахин.Аарон был уверен, что уловил под сарказмом одобрение, но не успел он задуматься над этим, как снова заговорил король.— У кого Камень, вор?Юноша уже давно оценил городских воров — все они кретины.— Этот вор не из Ишии.Зубы короля сверкнули в седине бороды. Ни на мгновение Аарон не поверил, что это была улыбка.— Ты абсолютно уверен?— Да, уверен. — «Он рубит своей силой, как мечом. А мой отец ударял своей, как дубиной».С этой мыслью пришли воспоминания: огромный рыжебородый мужчина, темноволосая девочка, присевшая у его ног, ее голубые глаза расширены от ужаса; с этими воспоминаниями нахлынула буря эмоций — вина, гнев, ужас, боль, — слишком плотная, чтобы дышать. НЕТ! Вор отшвырнул и память, и эмоции обратно за стены. «Я покончу со всем этим!» Он отринул и стены, не оставив ничего, кроме пустоты.Пустоты и Дарвиша. Но с Дарвишем он мог справиться. Ему не следовало покидать комнату принца. Он должен был остаться там и ждать смерти.Избегая беспокойного взгляда Дарвиша, Аарон обратился прямо к королю.— Я бы не смог это сделать, а я был лучшим.— Лучшим? — насмешливо переспросил лорд-канцлер.— Да, — просто ответил Аарон. Ему плевать, верят они или нет.Лорд-канцлер с улыбкой развел пухлые руки.— Изволь посмотреть, где ты теперь!— Едва ли это его вина! — прорычал Дарвиш.— И вряд ли это имеет отношение к делу, — вмешалась жрица. — Эти ребяческие препирательства не помогут нам вернуть Камень. — Она вдруг осознала, кого бранит, и покраснела. — Прошу прощения, возвышеннейший.Аарон слышал этот спор. Едва ли его вина?— Что это значит — «едва ли моя вина»? — Он засыпался. Кто еще может нести его вину?Дарвиш, настороженно следивший за отцом, взглянул на юношу.— Я не сказал тебе? А я думал, что сказал. Твоя кошка была нарочно подпилена и невыдержала твой вес. Это не могло произойти случайно.Нарочно подпилена. Нарочно подпилена. Холодная ярость хлынула в душу Аарона, чтобы заполнить пустоту — заполнить и перелиться через край. Вор не видел, как Дарвиш попятился. Он не видел, как король, наследник, жрица и лорд-канцлер наблюдают за ним с одинаковым опасением на лицах. Перед ним маячила жирная рожа и папироса, подпрыгивающая на толстой, сальной губе.Когда Аарон заговорил, его голос напоминал осколки льда. Есть только одно место в Ишии, где может быть Камень.
Даже сильный ветер с гавани был не способен одолеть смешанные запахи гнили, и грязи, и слишком большого скопления людей на слишком маленьком пространстве. Дарвиш с трудом сдерживался, чтобы не дышать через рукав, как делали многие молодые дворяне, по разным причинам попадавшие в эту часть города. Он хмуро отмахнулся от ноющего попрошайки, перешагнул через кучу отбросов — жирные мухи, облепившие ее, были так раскормлены, что даже не пытались взлететь, — и невольно подумал: а не лучше ли будет вулкан?Трое стражников за его спиной бранились вполголоса, им это место нравилось еще меньше, чем Дарвишу. Он-то хоть знал, зачем они здесь. А стражникам сказали, что их принц продал что-то, чего не должен был продавать, а его домашний вор узнал, где это находится, и они должны будут применить силу на тот случай, если у их господина возникнут проблемы с возвращением собственности. Не самая благая цель, чтобы облегчить прогулку по самым скверным трущобам Ишии.— Троих хватит? — спросил Дарвиш.— Ты когда-нибудь ходил больше чем с тремя?— Нет.— Тогда большее количество вызовет подозрения. Люди начнут задавать вопросы, а чем больше вопросов, тем больше шансов, что горожане узнают и запаникуют. — Жрица покачала бритой головой с темной щетиной. — Прежде всего народ не должен узнать, что Камень пропал.— Какая удача для всех нас, братец, что твоя репутация позволяет тебе ходить к подобным людям, не вызывая недоумения. С тобой будет твоя сабля, — прибавил Шахин. — Возможно, тебе представится случай доказать, что ты умеешь орудовать ею не хуже, чем бутылкой.Глаза Аарона были слишком холодны для человеческих глаз.— У Херрака нет стражников — иначе ему пришлось бы делиться своими сокровищами. У него лучшие защитные заклятия, какие только можно купить за деньги. Но я уже проходил через заклятия Херрака, они знают меня. И Херрак думает, что я мертв.Дарвиш понимал, его возвышеннейший отец не положился бы на него, если б имел хоть какой-то выбор. Однако выбора не было, ибо жрица права. Прежде всего народ не должен ничего узнать. Но Дарвиш не понимал Шахина; его слова были скорее вызовом, чем напутствием.Аарон остановился перед знакомым домом; казалось, он вот-вот рухнет. Все три этажа покосились под разными углами, и камень, некогда белый, потерял свою форму во множестве оттенков серого. Только под самым карнизом с крошащейся кариатидой сохранился кусок обсидиановой инкрустации, которая много лет назад сделала этот дом достопримечательностью округи.Дверь в нише открывалась прямо на грязную улицу. В ее укрытии Аарон сказал практически свои первые слова после ухода из дворца:— Они останутся здесь, снаружи.Стражники дружно повернулись к принцу.— Оставайтесь, — согласился Дарвиш. — Если б он хотел убить меня, то мог бы сделать это прошлой ночью без всякого труда.Один стражник хихикнул, но тут же сделал вид, что чихает. Принц не обратил на него внимания.— Внутри вы не нужны, и я бы предпочел, чтобы при выходе не было никаких неожиданностей.Хотя шрамы мешали точным движениям, Аарон открыл замок с присущим ему мастерством. Дверь приоткрылась, и вор проскользнул внутрь. Дарвиш, выше и крупнее его, с трудом протиснулся следом. Стражники, готовясь к длительному ожиданию, философски смотрели на это предприятие. Не впервой его королевское высочество входил в странный дом, оставляя их караулить дверь.— Вообще-то обычно они так не делают… — Недоговорив, первый стражник отодвинул, ногу от какой-то подозрительной серой кучи.— Да? Тебя не было с ним, когда его светлость сунулся в «Черную Соль». — Вторая стражница улыбнулась, вспоминая. — Его вышвырнули перед самым рассветом. Нам пришлось тащить его домой. Да, он бывал в местах похуже этого и всегда выходил невредимый. Ухватил удачу Девяти наш королевский господин. — Она закашлялась и сплюнула, метко попав в таракана.Третья стражница только молча смотрела на закрытую дверь, надеясь, что ее принц не будет нуждаться в ней.— Не двигайся. — Голос Аарона рассек крошечную прихожую на мелкие кусочки тишины. — Ничего не трогай.— Когда Херрак узнает, что мы здесь?— Мы прошли первое заклятие при входе в переулок. Он давно знает.Наружная дверь бесшумно закрылась, и Дарвиш заметил, что изъеденные термитами доски, глядящие на улицу, всего лишь тонкая фанерка поверх массивных, дубовых досок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...