ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Выдохнув молитву облегчения, Дарвиш спрыгнул за ним. Он был по горло сыт этими крышами. Выпрямившись, принц отвязал со спины саблю и застегнул пояс на талии. Ободренный знакомой тяжестью, он полез за Аароном через кучи мусора. Они прошли полдвора, когда Дарвиш заметил, что идет нормально. Ногу слабо пощипывало, а потом и это прошло.— Аарон? — тихо позвал он.Сзади ответило глухое рычание. Из темноты выбежала собака. Такой огромной зверюги принц еще никогда не видел.— Аарон? — Дарвиш медленно попятился. Собака последовала за ним.— Я вижу ее, — прошептал Аарон у него за спиной. — Иди дальше, в той стене есть ворота.Принц рискнул оглянуться. До стены было еще далеко. Рука сжала рукоятку сабли. Дарвиш не хотел убивать собаку и не убьет, если удастся избежать этого. В конце концов, они были незваными гостями.— Аарон, дай мне свой жилет. — Медленно, очень медленно, Дарвиш протянул руку назад. Раздался шелест шелка, а затем ткань коснулась его ладони. Крепко сжав ее, принц так же медленно перевел руку вперед.Собака зарычала громче и напала.В тот же миг Дарвиш метнул широкие полы жилета ей в морду. Даже упершись ногами в землю, принц пошатнулся, когда массивные передние лапы ударили его в грудь, раздирая когтями шелк. Обмотав ткань вокруг передних лап и головы, Дарвиш отшвырнул собаку как можно дальше. Получилось недалеко.Удивляясь, как одна собака могла наделать столько шума, он помчался к воротам.Аарон уже был там и, отбросив щеколду, выбегал в зловонный переулок. Через несколько секунд Дарвиш присоединился к нему, и вместе они навалились на тяжелую деревянную створку, закрыли и держали ее, сотрясавшуюся от наскоков зверюги. Ворота клонились и дергались как живые, но спутники наконец сумели вновь опустить щеколду.— Какой смысл соблюдать тишину? — закричал Дарвиш сквозь исступленный лай. Дома вокруг них просыпались. — Заклятие прошло.— Тогда идем домой, — пропыхтел Аарон, вытирая землю с челюсти.— Вон они, у собаки!Вход в переулок заполнили стражники.Разом повернувшись, Дарвиш и Аарон бросились в другую сторону. По переулку, потом свернули на улицу и, скрывшись на минуту из виду, юркнули в другой переулок, настолько узкий, что вряд ли имел право так назваться. Он кончился глухой стеной.— Проклятие! Мы в ловушке! — Дарвиш выхватил саблю. Стражники могли идти на него только по одному. Не худшее место для боя.— Дар! Сюда!То, что он принял за тень, оказалось узким проходом между домом и примыкающей к нему стеной, где мягкие кирпичи сгнили и выкрошились.— Стражники в тяжелых доспехах, — объяснил Аарон, проскальзывая в темноту. — Им не пролезть.— Аарон, — Дарвиш решил, что это от усталости он не смог сдержать смех, которого явно не заслуживали столь серьезные обстоятельства, — я тоже не пролезу. Даже без тяжелых доспехов.Уже слышался топот приближающихся стражников.Дарвиш снова повернулся лицом к переулку, а потом оглянулся, привлеченный полоской света. Дверь, почти невидимая, стояла вровень со стеной.— Аарон, что за ней?Вор нахмурился.— Таверна, которую мы прошли. Но там люди…Дарвиш усмехнулся.— Я знаю, что там люди. — Он убрал саблю в ножны и потянул вора за рукав. — Теперь твоя очередь следовать за мной.Повариха едва не убила их, когда они ворвались в кухню, но Дарвиш схватил ее за необъятную талию, прошептал что-то на ухо, и через минуту они выскользнули в общий зал, две горсти золы притушили блеск Аароновых волос.— Ты можешь украсть меч и два солнечных плаща? Для себя и для меня? — прошептал Дарвиш, осматривая шумную толпу.В основном это были рабочие, несколько чужеземцев и пара наемников не на службе — все хорошо нагрузившиеся. Со своего места принц видел по крайней мере три зреющих спора.Совершенно растерявшись, Аарон кивнул.— Что ты хочешь делать?Принц довольно потер руки.— Собираюсь занять стражу. — Потом он подошел к самому крепкому, самому шумному мужчине в зале, хлопнул его по плечу и, когда тот повернулся, ударил кулаком в живот.Через несколько минут Дарвиш выбрался из общей свалки и встретился с вором у двери. Увернувшись от летящего табурета, Аарон отдал ему один из плащей.— Надень меч, — велел ему принц, набрасывая на плечи грязный плащ.— Стража! — заорал хозяин таверны. — Стража!Начиная понимать, Аарон пристегнул меч и прикрыл свой наряд вторым испачканным плащом.— Ну, а теперь…Стиснув зубы, Дарвиш поднял две кружки вина, которые чудом остались непролитыми. Секунду принц смотрел на них, потом расправил плечи и выплеснул одну кружку в лицо Аарону, а другую — себе.— Идем? — проревел он сквозь грохот стола, разлетающегося в щепки.Аарон кивнул. Он с трудом верил в только что проделанное Дарвишем. Учитывая жажду, которую должны возбуждать винные пары, не могло быть ничего отважнее этого.Держась под руку, они вывалились на улицу.Прошли два дома, помогая друг другу ковылять, когда стражники пробежали мимо, даже не оглянувшись.Едва за ними закрылась дверь и пламя в лампе еще колебалось от сквозняка, Дарвиш принялся срывать с себя одежду. Он больше ни минуты не мог выносить этого запаха. Солнечные плащи были брошены за удобную стену на обратном пути в «Виселицу», но от рубашки и даже от штанов все еще несло спиртным, и каждый вдох напоминал о том, как давно принц последний раз пил. Обнаженный, он подошел к окну и выкинул сверток во двор. Утром они купят ему новую одежду — Дарвиш не может находиться в одной комнате с этой.Руки у него были содраны, правая лодыжка пульсировала при каждом шаге, зверски болели мышцы, о существовании которых принц даже не подозревал, и они нисколько не приблизились к Камню… «А все, о чем я могу думать, — это как я хочу выпить». Дарвиш уперся руками в оконную раму и понурил голову. «Одна Внизу, ну что я за человек!»Скрипнула дверь, и принц выпрямился. Не хватало еще, чтобы Аарон видел, как он жалеет себя.— Ну, — сказал Дарвиш обернувшись, — ты определенно умеешь показать… — Тут он увидел лицо вора. — В чем дело? Что-то с Чандрой?— Нет. — Такого бесчувственного голоса принц еще никогда не слышал. — Она спит.— Тогда что? Что не так?Аарон скованно дошел до кровати и сел. Дарвиш направился к нему.— Что случилось?— Ничего. Я просто устал. — Взявшись за подол рубашки, Аарон начал стаскивать ее через голову, но тонкий шелк снова упал ему на грудь.Дарвиш присел на корточки, чтобы лучше видеть, и зашипел сквозь зубы. Красно-коричневый узор, который он принял за вышивку, оказался засохшей кровью.— Твои раны снова открылись, — тихо сказал он.— Ничего, — повторил Аарон, сдернул рубашку и бросил ее в угол. Только желваки выступили на челюстях, когда присохшая ткань оторвалась от ран и по белой груди потекли красные струйки. Шрамы воспалились и стали отвратительно багровыми. Кожа треснула в четырех местах.— Девять Наверху, ты с ума сошел?Все еще сидя на корточках у ног юноши, принц дотянулся до графина с водой, стоявшего сзади на низком столике. Стащил с кровати старый плащ вора, оторвал полоску, смочил ее и потянулся к груди Аарона.— Нет. — Вор отбросил его руку.— Не глупи, Аарон, ты весь в крови.— Не имеет значения.— Для меня имеет.Дарвиш снова потянулся к его груди, а когда вор попытался оттолкнуть его, схватил за руку. С минуту они боролись, потом Аарон выдернул руку и встал. Дарвиш усадил его обратно.— Да что с тобой?Вор скорчил гримасу.— Ты мог умереть там — и все по моей вине!Дарвиш сел на пол.— О чем ты говоришь?— В переулке. Щель. Я должен был знать, что ты не пролезешь.Принц ласково потрепал юношу по тонкому плечу.— Аарон, ты не виноват, что я вырос таким крупным. А теперь, пожалуйста, сиди спокойно и дай мне заняться делом.Не услышав возражений, Дарвиш начал вытирать кровавые потеки.— Ты не должен жить в боли, — бездумно пробормотал он и застыл, когда что-то теплое и влажное капнуло ему на руку.Аарон задрожал, обронив еще одну слезу. Потом еще одну, он не мог остановить их.— Аарон, в чем дело?Юноша порывался овладеть собой — и проиграл.— Я всегда подвожу тех, кого я… — Он в отчаянии удержал последнее слово.«Ты позволяешь старой боли править твоей жизнью, Аарон, мой мальчик».— Фахарра? — Вор снова увидел перед глазами старую леди, как она лежит мертвая на диване, навечно уставясь в темноту.«Ты позволяешь старой боли править твоей жизнью».— Нет…— Аарон, пожалуйста, скажи мне, в чем дело?Боль в голосе Дарвиша пробила последнюю стену, и они с грохотом рухнули.— Рут! — Аарон соскользнул на колени и заплакал, как не плакал долгих пять лет.Сам плача, хоть и не понимал почему, Дарвиш прижал к себе стройное тело, защищая его своими руками. Медленно, по одному слову, история вышла наружу.Всю свою жизнь Аарон стремился оправдать надежды отца — главы клана, воина, человека, о чьей физической силе и воле слагались легенды. Затем в тринадцать лет он влюбился в свою кузину, Рут, и кровавые побоища уже не казались ему столь важными. Его отец, не одобряющий эту любовь, пообещал Рут главе другого клана, который был втрое старше ее и уже похоронил двух жен. Девушка прибежала к Аарону за утешением. Аарон дал его. Отец застал их вместе.Подпорченное добро не дашь главе клана. В качестве предупреждения остальным женщинам замка отец Аарона забил ее до смерти во дворе. Аарон, стоя на коленях, — дядя держал его за волосы, — был вынужден смотреть на все это.— Она кричала мое имя до конца…Затем отец подал окровавленную плеть и потребовал, чтобы Аарон поцеловал ее и заново поклялся в верности.— Я не смог. Меня вырвало. Он толкнул меня лицом в рвоту и сказал, что я — не его сын. Той ночью я ушел из замка и с тех пор никогда не был его сыном.Дарвиш крепче обнял его, и Чандра, молча стоявшая в проеме отступила в свою комнату при виде убийственной ярости, исказившей черты принца.— Ты не виноват, — прошептал Дарвиш. — Ты ни в чем не виноват.— Я подвел ее. Я подвел Фахарру. Я подвел тебя.«Если я не сын моего отца, то кто я? Что осталось?»— Что ты мог сделать для нее? Умереть вместе с ней? Разве Рут не хотела бы, чтоб ты жил? Что касается Фахарры, то тебя предали. Ты не подвел ее. И поверь, Аарон, ты не подвел меня.Лежа в теплых объятиях Дарвиша, юноша вынужден был поверить последнему. А раз это — правда, возможно, и остальное из того, что сказал принц, тоже правда. Возможно. Аарон содрогнулся и вздохнул.Почувствовав, что вор расслабился, Дарвиш осмелел и погладил медные волосы.Чандра тихо закрыла поврежденную дверь и, вытирая щеки, залезла в постель. По ее мнению, лучшим для них обоих было бы сейчас признаться в своих чувствах друг к другу и дальше идти вместе.Они не признаются.Мужчины.Девушка бросилась на подушку, снова услышала кровоточащую боль, выплескивающуюся из души Аарона, и беззвучно заплакала. 15 — Он и вблизи такой же мерзкий.Чандра оперлась на подоконник и хмуро смотрела на утренний город. Внизу по булыжной мостовой грохотали деревянные колеса, мелодично кричал продавец воды, обходивший улицы. Ветер принес запах свежевыпеченного хлеба, и в животе у чародейки заурчало. Ярко-лазурное небо изливало свет, который бывает только утром.Но здания были все такие же грязно-желтые, и, кроме того, Чандра хотела домой. Она соскучилась по своей башне, по своим занятиям, по своему саду. Она соскучилась даже по Абе с ее дотошной опекой, полностью освобождающей Чандру от ежедневных забот о хлебе насущном.И она соскучилась по отцу. Девушка поняла это, когда лежала без сна в темноте, мечтая, чтобы он пришел и все стало хорошо.Вот только отец не мог прийти. И не мог сделать так, чтобы все стало хорошо. Чандра поняла это в холодном свете дня. Он всего лишь ее отец и человек, и он ничем не мог бы им помочь.Но до чего же обидно выкидывать из головы эту мысль, что он мог бы помочь.Девушка расчесала пальцами волосы и стала плести косу. «Он всего лишь мой отец и человек».— Хорошо, что ты встала. — Дарвиш остановился в проеме, одной рукой придерживая многострадальную дверь, чтобы она не грохнула о стену, а другой — полы старого Ааронова плаща, обернутого вокруг талии. — Ты не могла бы оказать мне услугу?Чандра, продолжая заплетать косу, вопросительно подняла брови.— Новая одежда… — Дарвиш покраснел под ее взглядом. Он не думал, что еще способен краснеть. — Я, гм, выбросил ее из окна прошлой ночью, и я, гм, хотел спросить:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...