ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Судорожно вздохнув, девушка попыталась оттолкнуть его руку. С таким же успехом котенок мог выталкивать льва с его любимого места. Но Дарвиш выпрямился и бросил тряпку в таз у кровати.— Ты нас здорово напугала. Что случилось?Что случилось? Случилась боль. Чандра смутно помнила, как ударилась о пол и…— Меня… вырвало?— Да. Не волнуйся, мы все убрали.— Чародеев Девяти не рвет, — сварливо проворчала она. Горло болело.— Конечно, не рвет, — согласился Дарвиш. — Разве что при чрезвычайных обстоятельствах. — Он легко сжал ее руку сильными, теплыми пальцами. — Почему ты не расскажешь нам, что это были за обстоятельства?Чандра повернула голову и поискала глазами Аарона. Вор прислонился к стене в ногах кровати, руки скрещены, брови сдвинуты. Он выглядел еще невыразительнее, чем обычно Чандра не думала, что это возможно. «Должно быть, он расстроен».Она снова повернулась к принцу и глубоко вдохнула, чтобы собраться с силами.— Я пробовала найти Камень. Он, чародей, узнал, что я здесь, и…— Он напал на тебя? — прорычал Дарвиш.— Не совсем. — Чандра умолкла, пытаясь глотнуть, — рот стал вдруг совсем сухим. — Мне надо выпить.Девушка не видела, как принц вздрогнул, только с жадностью припала к кружке, поднесенной к ее губам. Вода была теплая, но принесла облегчение.— Он бросил на меня силу. Из Камня. Множество силы. — Она пальцами ущипнула край легкого одеяла, которым была укрыта. — Я не имела готовых заклинаний. Силе некуда было идти. Она валила и… — Чандра закусила губу, глаза налились слезами. Смущенная, девушка быстро сморгнула их. Чародеи Девяти не плачут.Дарвиш озабоченно взглянул на Аарона, и вор отошел от стены. За ним желтели голые кирпичи — куда-то делся кусок штукатурки в три пяди длиной и одну шириной.Чандра распахнула глаза.— Это я сделала?Аарон кивнул.— И еще четыре таких же, — сухо сказал он. — Не говоря уж о дырке в полу, и, — уголок его рта дернулся вверх, — мы должны хозяйке новый трехногий табурет. Когда Дарвиш вышиб дверь, ты разделывала его на растопку.Чандра хлопнула себя ладонями по влажным щекам.— Ты вышиб дверь? — с сомнением спросила она принца.Опасливо наклонясь, девушка разглядывала обломки, висевшие на свернутой петле.— Она была открыта.Дарвиш смущенно пожал плечами.— Ты кричала. Я не хотел терять времени.— Значит, мы купим новую дверь. — Чандра толкнула его в бедро. — Спасибо.— Пожалуйста. — Дарвиш прикусил язык на ироничных словах, которые так и просились наружу. А чтобы они все же не вырвались, принц неуклюже схватил ее руку и поцеловал.«Что он делал сотни, а может, и тысячи раз, — подумала Чандра, отнимая руку. — В Ишии, вероятно, нет руки, которую он не целовал. Чародеи Девяти не краснеют!»— Мы по-прежнему не знаем, где Камень, — резко сказала она и тотчас пожалела об этом, так как голос ударил в виски.— Не знаем, — снова посерьезнел Дарвиш. Он встал и пристегнул саблю. — Но если ты в порядке, мы с Аароном отправляемся на поиски. Может, что и выясним.— Я с вами!Чандра попыталась встать. Комната закружилась, и перед глазами поплыли черные и красные пятна. Застонав, девушка снова легла.Принц склонился над чародейкой с искаженным тревогой лицом. Аарон тоже подвинулся ближе.— Не надо, — воспротивилась Чандра. Она чувствовала себя последней дурой.Через минуту, думая лишь о том, как совладать с болью, девушка сказала:— Вы правы. Идите вдвоем. Со мной все хорошо, пока я лежу неподвижно.Мужчины заколебались.— Идите, — настаивала она. — А когда найдете того чародея, я возьму Камень и засуну ему в…— Чандра! — потрясение воскликнул принц. — Разве так говорят благородные девушки?— … нос, Дар, я собираюсь засунуть Камень ему в нос. Девять Наверху, у тебя грязные мысли!Дарвиш поклонился, а Аарон закатил глаза, больше вложив в это краткое мимическое выражение, чем многие уместили бы в часовом монологе.Чандра сдерживалась, чтобы не засмеяться, — очень больно, — но все-таки хихикнула.— Убирайтесь, — сказала она, махнув на дверь. — И, ради Одной, будьте осторожны.Зал «Виселицы» был заполнен наполовину, но никто не обращал внимания на Аарона и Дарвиша, пока они шли к двери.«Это такое место, — подумал принц, — где посетители не суют нос в чужие дела». Он хорошо представлял себе, что это за место, и оценил юмор человека, назвавшего сие безопасное убежище для воров и их сообщников «Виселицей». Вспоминая, что сказал Аарон и мальчишке, и хозяйке гостиницы, он покачал головой. «Мы готовы заплатить… Девять Наверху, как жутко».— Помни, — прошептал Аарон, взявшись за ручку входной двери, — ты — телохранитель. Оставайся в длине меча позади меня.Дождь кончился, воздух был прохладный и сладкий, городское зловоние смылось в сточные канавы, а оттуда — в море. В тихом районе «Виселицы» улицы были пустынны. Принц и вор постояли у гостиницы, давая глазам привыкнуть к темноте.— Пойдем напрямик, — тихо сказал Аарон, обшаривая взглядом улицу. Какой-то торговец, все еще закутанный в солнечный плащ, хотя солнце давно село, спешил домой — дрожащая тень на фоне ночи. — Тот район граничит с опасным районом, но будем надеяться, что твое присутствие отобьет всякий интерес.— Нет почета среди воров? — сострил Дарвиш.Глаза Аарона жутко блеснули в сочащемся сквозь жалюзи свете.— Нисколько, — отрезал он.Дарвиш расстегнул ножны, расправил плечи и посмотрел грозным взглядом. Может, если он примет устрашающий вид, ему не придется никого убивать. Внезапно он заметил, что вор совсем не вооружен, если не считать крошечного, бесполезного кинжала, висевшего на кожаном поясе с его инструментами.— Тебе надо было купить оружие.— Я не ношу оружия. — Аарон сжал губы в едва видимую линию.«Мужчина никогда не ходит без оружия».«Заткнись, отец».«Сильные, и быстрые, и совершенно беспощадные. Мы вынимаемся из тех же самых ножен, Аарон, мой сын».«Заткнись, отец!»Он толкнул голос отца обратно за стену.Дарвиш не понял, почему юноша вдруг застыл, только увидел вспышку боли, так как не сводил глаз с его лица.— Эй, — мягко сказал он, — не волнуйся. Я сумею постоять за нас обоих.Аарон кивнул, резко повернулся, и они пошли.«Если этот район граничит с опасным, — немного погодя подумал Дарвиш, — то я не хочу знать, что здесь называют опасностью». Его взгляд метался от тени к тени — принц был уверен, множество глаз наблюдают и оценивают их проход. Он знал места в Ишии, где человек не осмеливался ходить один, но то было дома, и, возможно, поэтому здесь все казалось более угрожающим. «А может, и нет», — допустил он, зарычав, когда некая фигура, подпиравшая стену в начале переулка, неуверенно направилась в их сторону.Аарон шел быстро, целеустремленно, как человек, который знает, куда идет, и намерен дойти во что бы то ни стало. Слабый и глупый чаще всего становится добычей улиц — он не собирался казаться ни тем, ни другим. Один он бы не пошел этой дорогой, но вряд ли Дарвиш удержится на путях, которые он предпочитает. Аарон взглянул на крыши — этот путь, бесспорно, самый быстрый, если удастся избежать беды.Либо беда не стала рисковать, решив, что этот наемник слишком крупный, либо была занята где-то в другом месте, но они благополучно добрались до богатого района с его купленной безопасностью и частыми патрулями городской стражи. Прямо впереди сияли разноцветные огни.— Дворцовая аллея, — тихо сказал Аарон, подождав, пока принц догонит его.Дарвиш нахмурился и покачал головой. Даже на таком расстоянии свет фонарей и чародейских огней освещал улицу. Они стояли у садика, обнесенного стеной. Со стены на них опасливо смотрел жирный кот.— Король устраивает открытый прием, — объяснил Аарон, когда они пошли к огням. — Дворяне и купцы получают приглашения от Совета. Но если ты сможешь пройти мимо стражников в воротах… — Он положил руку на новую поясную сумку, которая подозрительно оттопыривалась.— Король безумен, — пробормотал Дарвиш. — Как он сдерживает эти толпы?— Открытых залов всего три, а все двери и проходы защищены заклятиями. Да и сама толпа старается вести себя как можно приличнее. — Аарон фыркнул. — По крайней мере половина старается ради титулов.— Часто он их устраивает?— Раз пять или шесть в году. — Они подошли к аллее и остановились, пропуская носилки в развевающихся алых лентах. — Нам повезло.— Повезло? — Дарвиш взглянул на широкую дорогу, устремленную к дворцу. Даже издали было видно, что мужчины и женщины, идущие по ней, либо весьма респектабельны, либо нелепо претенциозны; и тех и других Дарвиш обычно обходил стороной. — Аарон, это стадо ничего не знает о Камне, — заметил он.— Скорее всего нет, — согласился вор, — но они проведут нас во дворец, а там кто-нибудь да знает. — Он одернул тяжелые шелковые складки своего длинного темно-зеленого жилета и присоединился к процессии. С ворчливым шепотом Дарвиш последовал за ним.Как и предрекал Аарон, стражу легко удалось подкупить, и они влились в поток, текущий через ворота во дворец.— Ты уже делал это, — прошептал Дарвиш макушке Аарона, когда толпа приглашенных, ломившихся в узкую арку, на миг прижала их друг к другу. Вор бросил на него надменный взгляд, и принц подавил усмешку.Открытый прием проходил в анфиладе из трех больших залов, которая кончалась массивными позолоченными дверями тронного зала. Эти двери, как и двери поменьше, ведущие в другие части дворца, были закрыты и охранялись. В каждом зале на потолке висели три огромные хрустальные грозди, и все девять горели чародейским огнем. С правой стороны, где огромные арочные окна располагались очень высоко, — чтобы ни один человек, даже самый рослый, не мог в них залезть, — тянулись столы, уставленные едой и напитками. С левой стороны окна начинались от самого пола и уходили вверх на все два этажа, ставни их были сложены. Из ночи струился запах лилий и жасмина, и в каждом окне стоял королевский стражник. Королевские сады были закрыты для публики.В темноте визгливо закричал павлин.Дарвиш стиснул зубы. Даже забытые Одной павлины Язимины не заслуживают смерти в огненной реке пепла и лавы. Они найдут Камень, и найдут вовремя. Не в силах сохранять бесстрастный вид, принц подошел ближе к Аарону и смотрел на всех волком.По мере того как вор продвигался через толпу, легко входя и выходя из беседующих группок, Дарвиш заметил, что честные граждане Тиволика с почтением относятся к молодому чужеземцу. Казалось, они рады отвечать на его вопросы и польщены его вниманием. Сначала принц решил, будто причина заключается в его присутствии, но в залах были и другие личные стражники — некоторые с него ростом, а двое даже крупнее. Купцы же, за которыми они следовали, не внушали окружающим такого уважения. Приотстав, Дарвиш внимательнее посмотрел на своего спутника.На голову ниже большинства присутствующих, Аарон производил впечатление высокорослого человека. В его гордой осанке ощущалась абсолютная самоуверенность, а тонкие черты лица выказывали вежливый интерес, идеально сочетавшийся с усталой небрежностью. Среди ярких шелков, и лент, и газа его темно-зеленое с кремовым одеяние выделялось неброской элегантностью, а голову он нес так, будто яркие медные волосы были короной.«Девять Наверху и Одна Внизу. — Дарвиш восхищенно замер. — Мой маленький вор лучше играет принца, чем я это когда-либо умел».Почтительно кланяясь кучке бритоголовых жрецов, Аарон вошел в третий зал. В прошлый свой визит в Тиволик он затемнил волосы и кожу и отправился на Открытый прием, чтобы присмотреть себе добычу. Молодая женщина в среднем зале занималась тем же этим вечером. Они с Аароном настороженно приветствовали друг друга и пошли каждый своей дорогой; после определенного уровня мастерства в этой профессии нет незнакомцев. Сегодня вечером юноше была нужна информация, поэтому для всех он стал одним из приглашенных. Не беда, что его запомнили, Аарон больше не будет работать в Тиволике.Игнорируя стражника, вор лениво подошел к окну и посмотрел на ночное небо. Глубоко вдыхая, он заметил, где черные стены заслоняют звезды. Выдохнув, юноша повернулся и продолжил свой медленный обход, тщательно припрятав в памяти возможный путь к сердцу дворца.Аарон обошел двух чародеев, поклонился сморщенной старухе, которая удивленно посмотрела ему вслед, и попытался игнорировать свои гудящие нервы. «Я не привык иметь нервы».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...