ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он тщательно провел мазью по полоске между новой кожей и старой, ожидая, когда растворится комок в горле.— А я-то думал, что именно ее, заодно с прочим, мы пытаемся предотвратить, — выговорил наконец принц.— Нет-нет, война нужна лично тебе. — Казалось, Аарон убеждает скорее самого себя. — У меня когда-то был кузен, похожий на тебя, — великий воин. Солдаты, простые люди, шли за ним куда угодно. Отец говорил, что Джошуа — лучший кар клейш, когда-либо бывший у него.— Кар клейш?Не открывая глаз, Аарон нахмурился.— Ты бы назвал это военачальником, командиром. — Юноша усмехнулся уголком рта. — Он был сорвиголова, этот Джошуа. Ты похож на него, Дар. Тебе нужна война, чтобы тебя оценили.— Может, мне стоит начать ее, когда мы доберемся до Итайли?Вор снова усмехнулся.— Может быть.— Кар клейш, — задумчиво повторила Чандра. — Я никогда не слышала этого языка. Откуда ты родом?Аарон горестно вздохнул.— Очень, очень далеко отсюда.— Но откуда именно? И почему ты уехал? И почему стал вором, во имя Девяти? Ты же умный человек, из знатного рода. Не представляю, что заставило тебя сделать такой выбор?Каменные стены с грохотом встали на место, мышцы напряглись, и Аарон вернулся в реальный мир. «Да, — мысленно ответил он, — вряд ли ты сможешь это представить. Рут была на три года моложе тебя, когда умерла». Одним гибким движением юноша встал и, не говоря ни слова, пошел на нос, где мог побыть один на один с воспоминанием о ее крике.Дарвиш яростно воткнул пробку в горшочек, готовый свернуть Чандре шею.— Просто блестяще! — прорычал он.— Что? — взъерепенилась девушка. — Я только задала ему несколько вопросов.— В следующий раз, о Ужасный Чародей, — Дарвиш встал и зло посмотрел на нее, — подумай сначала об ответах, которые можешь получить, а потом подумай еще раз, стоит ли спрашивать. А теперь ты можешь осуждать меня, если тебе захочется, но я собираюсь напиться.Оставшись одна, Чандра пожевала губу и повертела в руках просмоленный конец каната. В сравнении с законами, управляющими людьми, даже самое трудное колдовство с его монотонными заклинаниями и возможной катастрофой показалось ей одновременно и легким, и безопасным. По крайней мере правила колдовства никогда не менялись.— Я не виновата, — сказала девушка своей тени. Но тень не выглядела убежденной.— Мужайся, сестричка. — В красно-золотом свете Камня лицо мужчины казалось обманчиво добрым. — Пробейся, покажи, чего ты стоишь, и тебе никогда не придется снова быть одной.
— Мне жаль ее, — признался Дарвиш. Они с Аароном облокотились на перила и любовались солнцем, тонущим под горизонтом. — Она так деловито заявляет отцу: «Раз я не нужна тебе, то и ты не нужен мне». И до сих пор не признается, как сильно он ее обидел.Вор хмыкнул.— Она прячет обиду под гневом и, — принц ухмыльнулся, — подчас несносным характером. — Закатный свет придавал его коже красноватый оттенок, иллюзия на его голубых глазах из карей превратилась в фиолетовую. — Хотелось бы как-то помочь ей.Вор пристально посмотрел на Дарвиша и недоверчиво покачал головой.— Слепой слепого ведет, — бросил он и пошел прочь, все еще качая головой.
Легкий крен судна швырнул огромную фигуру к стене. Постояв там минуту, человек отправился дальше. Он сощурился, чтобы разглядеть сквозь ночь и дождливую морось свою цель, и решительно качнулся вперед. Со второй попытки дверь открылась, и, наклонив голову под низкую притолоку, Дарвиш ввалился в крошечную каютку.— Убирайся с меня, ты, увалень! Ты весь мокрый!Принц медленно встал и заботливо остановил донельзя раскачавшийся гамак Чандры.— Ты вроде должна… спать.— Я и спала, пока ты не плюхнулся на меня!Дарвиш на минуту задумался.— А-а, — сказал он, — ты спишь… А… Аарон? — Он всмотрелся в темноту узкой койки.Серебристые глаза вора жутко замерцали.— Я спал.— А-а.Так как Дарвиш продолжал нависать над ним, Аарон беспокойно пошевелился.— От тебя разит, — произнес он. — Ложись спать.Принц вздохнул и выпрямился.— Ложись спать, — угрюмо повторил он, как-то ухитрившись найти свой гамак и забраться в него. — Ложись спать один. Я порс… посреди океана. Рискую… жизнью… и я с девств… Девственницей и камнем. Аарон не любит мальчиков, — добавил он через секунду, — и я уважаю это.«Ты не мальчик», — подумал Аарон.А священники сказали: «Мужчина, любящий мужчину, — гадок в глазах Господа».— А Чандра просто ребенок. Малышка. Всего-то семнадцать. Это нормально быть… девств… девственницей, когда ты еще ребенок. Я понимаю. Правда.— Послушай, — внезапно промолвила Чандра, — тут нет ничего личного. — Может, если она объяснит, Дарвиш отстанет? Конечно, это не лучшее время и место, но в темноте было легко говорить, и девушка продолжала: — Это потому, что я — Чародей Девяти.— Чародеи, — возразил принц из затененных глубин своего гамака, — не должны быть… девственницами. Я знаю… по опыту. Даже по четырем опытам. По пяти, если считать… что одна из них была дважды.— Но не все чародеи одинаковы. — Чандре было очень важно, чтобы они поняли. — Чародеи фокусируют себя для внешней силы, направляя ее по своим внутренним каналам в выбранные заранее формы. Большинство чародеев способны фокусировать лишь малое количество доступной силы, и формы, в которые они могут направить ее, ограничены искусством, которое делает их чародеями Первого, или Второго, или Девятого. Чародеи всех Девяти способны фокусировать всю имеющуюся силу, и формы ограничены только уровнем их мастерства.— Но девственницы…— Я подхожу к этому. Чтобы фокусировать такое количество магической силы, чародей сам должен быть сильным. Близость ослабляет тебя. Брак ослабляет тебя. Любовь ослабляет тебя больше всего. Я не потеряю свою силу, саму себя в другом человеке. Я не сделаю этого. Никогда.— Тогда не делай. — Голос Аарона был одновременно сталь, и камень, и лед.— Мы добудем Камень, — зевнул Дарвиш, — и покажем им всем. — Он снова зевнул, и почти мгновенно его дыхание замедлилось.Чандра тоже глубоко вдохнула и неуверенно выдохнула. Уж до чего свойственные ему привычки внушали ей отвращение — и все равно Дарвиш нравился ей. Причем намного больше, чем можно было ожидать от красавца принца. Мы добудем Камень, сказал он. Мы. Она, и Дарвиш, и Аарон. Если Аарон захочет быть частью этого «мы»…Затем над мягкими храпами принца раздался голос:— Спокойной ночи, Чародей.Девушка улыбнулась. «Мы добудем Камень».— Спокойной ночи, Вор.
— … но, ваше милостивейшее величество, если вы хотите сделать это подальше от гавани — мы ищем один-единственный корабль, а океан большой.Король Харит ткнул мясистым пальцем в карту, квадратный рубин вспыхнул под лампой темно-красным огнем.— Что тут сложного? «Грифон» идет отсюда, — палец передвинулся, — сюда. Ты велишь кораблю ждать здесь, и когда «Грифон» пройдет мимо, он наш. Все просто.— Большинство кораблей, ваше милостивейшее величество, — снова попытался объяснить адмирал, — выходят к северному течению где-то здесь…— Хорошо. — Король кивнул массивной головой. — Отличное место для засады.— Но, ваше милостивейшее величество, как же мы узнаем, где именно они выйдут на течение?— Очень легко, — заметил король. — Возьми с собой чародея Седьмого и узнай, куда сегодня ночью дуют ветры. Ты сможешь поставить там пару кораблей к завтрашнему утру?Адмирал кивнул: что за вопрос!— Хорошо, пусть чародей определит, где ветры толкнут корабль на течение, и жди там. В конце концов, Седьмой — бог штормов, он уж как-нибудь разберется в нескольких забытых Одной ветрах. Я хочу, чтобы этот корабль и все его пассажиры были полностью уничтожены. Возьми с собой и чародея Четвертого, они поднаторели в такого рода делах.Адмирал сделал глубокий вдох и сказал самым безобидным тоном:— А это не может быть истолковано как акт войны, ваше милостивейшее величество?В настоящий момент Итайли не могла позволить себе войну. Больше того, если они нарушат договор, которому нет еще и года, это вызовет панику у других союзников Итайли, и начнется то, чего они уже не смогут остановить.— Конечно, это может быть истолковано как акт войны, ты, забытый Одной идиот! — прорычал Харит. — Вот почему, — король улыбнулся, и его глаза хищно блеснули, — вы не оставите свидетелей.Так или иначе, есть договор или нет, он получит Сизали, если не войной, за которую его народ не желает платить, то менее явными средствами. В конце концов, он помог чародею Палатону украсть Камень, а теперь он не позволит героям Ишии вернуть его обратно. 9 В голове стучало, желудок выворачивался наизнанку, а лекарство осталось там, в милях и милях воды от корабля. Шатаясь, принц добрел до перил, и его вырвало.— Матрос подгадывает к волне, чтобы не запачкать борт.— Пусть Девять подгадывают, — пробормотал Дарвиш и сплюнул. Выпрямившись, он сердито посмотрел на помощника, тот в ответ ухмыльнулся. — Что это мы пили прошлой ночью? Надеюсь, Одна пощадит меня?— Рисовое вино.— Какое-какое?— Рисовое. — Помощник усмехнулся еще шире, и ранний солнечный свет блеснул на паре золотых зубов. — Ты купил бочонок из фрахта.— Да ну? — Дарвиш сжал челюсти при новом позыве рвоты. — Поди, взял с меня двойную цену, а? — прохрипел он, когда вновь смог говорить.— У тебя не было двойной. Мы тебе малость сбавили.— Ну, спасибо.Мозолистая рука весело хлопнула его по плечу, и в голове у принца загудело. Только намертво вцепившись в перила, он устоял на ногах. Помощник, хоть ростом был ниже Дарвиша, отличался такими мощными плечами и руками, что, казалось, в любой момент может опрокинуть. Принц дважды бился с ним на кулаках и надеялся никогда не встретиться с этим человеком в серьезном бою.— Если хочешь поупражняться, то сейчас я вряд ли гожусь для этого.— Нет, я пришел спросить, не хочешь ли ты перекусить? У нас есть отличная солонина, поджаренная с крупным луком.Дарвиш успел прорычать большую часть проклятия, прежде чем его снова вырвало.— У тебя нездоровое чувство юмора, — пробурчал он отдышавшись.— Не ты первый это говоришь, — засмеялся помощник. Он облокотился ручищами на перила и прищурился вдаль. — Что это там?Подозревая, что он уже нашел Камень и ночью кто-то сунул эту реликвию ему в череп, Дарвиш всмотрелся в ту сторону, куда глядел помощник.— Земля, — сказал он наконец.— Да, это берег Итайли. На севере есть сильное течение, в котором капитан очень любит ходить. Но посмотри туда, у той огромной белой глыбы что ты видишь?Темная полоса земли сливалась с морем в одном конце и исчезала в серой пелене утреннего тумана в другом. Принц, стараясь игнорировать боль в голове от напряженного разглядывания, наконец отыскал «белую глыбу». Вероятно, это утес, и огромный, раз его видно даже с такого расстояния. Перед ним покачивалась на волнах крошечная черная крапинка, нет, две крапинки.— Корабли? — предположил Дарвиш.— Не могу придумать, что еще это может быть. А ты можешь? Но возникает вопрос, — продолжал помощник, не дожидаясь ответа, — что они там делают и почему стоят?— Рыбу ловят? — Дарвиш сморщился от резкой боли, вызванной этим непродолжительным энтузиазмом.— Могли бы. Только там нечего ловить: слишком близко к течению. — Помощник нахмурился и оттолкнулся от перил. — Лучше сообщить капитану. — Бросив еще один хмурый взгляд вдаль, он ушел.— На что ты смотришь?Накануне Чандра нашла одному из матросов его пропавшее шило, и он расплатился с ней ярко-красной шелковой рубашкой. Обычно чародейка не слишком интересовалась одеждой, но раньше ей никогда не приходилось носить одну и ту же простую серую тунику почти целых девять дней. Девушка остановилась рядом с принцем, ветер раздувал ее новые широкие рукава.— Корабли, — коротко ответил Дарвиш, больше занятый капризами своего желудка.Чандра прищурилась, опасно перегнувшись через перила.— Где?— Там. — Аарон возник по другую сторону от нее. — У белых утесов.— Откуда ты знаешь, что это утесы? — осведомился принц. Ему стало любопытно, действительно ли Аарон видит так далеко.— А что еще это может быть?Дарвиш пожал плечами и тотчас пожалел об этом.— Не очень-то это весело, — заметила Чандра, когда он вытирал рот.Принц бросил в нее свирепый взгляд.— И ты училась пять лет только для того, чтобы понять это?Ветерок пролетел между ними, и Чандра замахала рукой, отгоняя смрад.— Почему ты это делаешь, если потом происходят такие вещи?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...