ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Она могла принять любой облик.— Я не помню никаких посетителей после того полудня, милостивый господин.— Ваше королевское высочество?Шахин посмотрел на юного одевальщика, стоявшего на коленях рядом с Охамом.— В чем дело?— Я вовсе не помню того полудня.Охам окаменел.— Пожалуйста, простите его, ваше королевское высочество.— Нет-нет, ваше королевское высочество. Я помню то утро. И тот вечер. — Дрожащий голос Фади срывался от волнения. Покраснев, мальчишка продолжал: — Но я совсем не помню того полудня.Шахин повернулся к лорду Балину.— Чандра могла это сделать?— Да. — Это слово потерялось в огромном вздохе облегчения.— Спасибо вам обоим. Можете идти.Охам плавно встал с колен и, пятясь, вышел из комнаты, но Фади на минуту задержался.— Милостивый господин?Лорд Балин посмотрел в темные глаза мальчишки и, как это ни странно, нашел в них утешение.— Да?— Вы не бойтесь за свою дочь, милостивый господин. Если она с принцем Дарвишем, он защитит ее. Он… то есть… я… — Внезапно смутившись, Фади запнулся и замолчал.Лорд Балин погладил его по волосам.— Спасибо тебе, — мягко сказал он.Заалев, насколько это было возможно с его цветом кожи, Фади быстро попятился из комнаты.— Если хотите дождаться их, милости просим остаться, пока они не вернутся, — сказал Шахин лорду Балину. — Конечно, если они не вернутся, — он беспомощно развел руками, — милости просим умереть вместе со всеми нами. Но, возможно, ваш народ предпочтет, чтобы вы жили.— Я не знаю вашего брата, принц Шахин, но доверюсь мнению этого мальчика. Нужно быть особенным человеком, чтобы внушить такую любовь. И вы, принц Шахин, не знаете мою дочь. — Лорд Балин гордо поднял голову. — Она — Чародей Девяти, и я верю — раз они вместе, вы получите обратно ваш Камень. Я буду здесь, когда она вернется.Шахин улыбнулся. Он так давно не делал этого, что улыбка выглядела на его лице странно.— Это еще не вся история.Лорд Балин кивнул.— Как всегда. Вы сможете рассказать мне ее, пока я жду аудиенции вашего возвышеннейшего отца.
— Принц Шахин слишком много на себя берет!— Я рад, что он сказал мне, возвышеннейший. Его рассказ удержал меня от опрометчивых поступков, которые могли разрушить ваши тщательно продуманные планы.Король Джаффар сузил глаза, но он не мог отрицать правоту заморского лорда.— Да, шум из-за вашей пропавшей дочери привлек бы нежелательное внимание, — согласился он.— Поскольку я понимаю, что происходит, я готов ждать здесь, тихо ждать.— Конечно же, милорд, — лорд-канцлер вышел вперед, озабоченно морща лоб, — вы вернетесь домой. Вы нужны своему народу. Лучше, если вы подождете свою дочь там, не подвергаясь опасности умереть с Ишией.Долгую минуту лорд Балин изучал лорд-канцлера.— Я знаю, на что способна моя дочь, лорд-канцлер, и не думаю, что они с вашим принцем Дарвишем потерпят неудачу. Ваш совет вынуждает меня считать, что вы боитесь обратного. Удивительно, почему, учитывая эти страхи, вы тем не менее остаетесь?— Я остаюсь рядом с моим королем! — Лорд-канцлер низко поклонился трону.— Разве не имело бы больше смысла сопровождать вашего короля в безопасное место, откуда он мог бы править в здравии, что бы ни случилось здесь?— Мой король предпочитает оставаться со своим народом.— Довольно! — Король Джаффар наклонился вперед. — Вы не мой подданный, лорд Балин, и я не могу приказывать вам. Если вы желаете ждать свою дочь здесь, в Ишии, мой дворец в вашем распоряжении. Но вы, конечно, будете молчать о Камне.— Конечно, возвышеннейший. — Лорд Балин наблюдал, как лорд-канцлер, спрятав руки в рукава мантии, возвращается на свое место за троном из розового дерева. — И я надеюсь, мое присутствие поможет убедить народ Ишии, что все хорошо.Король Джаффар слегка улыбнулся.— Это приходило мне в голову. — Затем его лицо снова стало жестким. — Принц Шахин в настоящее время в немилости у трона. Будет лучше, если вы не станете проводить с ним много времени.Лорд Балин наклонил голову.— Я слышал ваши слова, возвышеннейший.— Ну? — спросил Шахин, предлагая гостю выпить.Принц ясно дал понять своим слугам, что им следует найти себе дело где-нибудь в другом месте, пока они с лордом Балином разговаривают.Благодарно кивнув, лорд Балин принял кубок.— Если б лорд-канцлер был немного толще, — устало вздохнул он, — вы могли бы засунуть его в вулкан и одним махом решить большинство ваших проблем.— Ты отправил кого-нибудь к чародею?— Да, ваше милостивейшее величество. Мудрейшему Палатону уже сообщили, что принц Дарвиш и вор в городе.— Я хочу, чтобы их нашли, лорд Рахман.Пожилой лорд развел руками.— Стража продолжает искать, Ваше милостивейшее величество, но Тиволик — большой город, и если у молодого вора есть друзья среди ему подобных…Король Харит забарабанил пальцами по подлокотникам.— Ему подобных, — фыркнул он. — Обещай кошелек золота и полное помилование любому, кто сообщит о них сведения, необходимые для их поимки, и «ему подобные» у тебя в кармане.— Прости. Я не могу. Это больно.Дарвиш мягко похлопал Чандру по плечу.— Эй, все хорошо! Без бороды я больше не похож на Шахина, а с иллюзией на глазах не похож на себя. Со мной все будет хорошо.Девушка отняла ладони от лица и яростно посмотрела на принца.— С тобой все будет хорошо? А если я никогда больше не смогу сфокусировать силу?— Ничего, — успокоил ее Дарвиш, — мы придумаем другой способ достать Камень.— Я говорю не о Камне, ты, тупоголовый индюк! Я говорю о себе! — Голос сорвался, и она снова спрятала лицо в ладонях. «Я не заплачу. Нет!» Она не заплакала, когда пыталась изменить внешность принца и корчилась на полу от боли, и не заплачет сейчас.— Тебе просто нужно время на поправку, — вмешался Аарон. — Ты пережила жестокое нападение. Что удивительного, если у тебя все еще остаются открытые раны?— Они заживут? — Чандра ужасно смутилась, услышав, как дрожит ее голос.— Если ты перестанешь сдирать струпья.— Фу, Аарон!В ответ он чуть приподнял плечо, и девушка слабо улыбнулась. К этому одетому во все коричневое человечку с каштановыми волосами, коричневой кожей, но с голосом и манерами Аарона еще надо привыкнуть. Чародейка критически оглядела юношу: краска из грецкого ореха изменила внешность Аарона без магической силы. А Дар… ну, Дар тоже более или менее. Так что пока можно не фокусировать силу. А ноги и голова по-прежнему работают отлично. Чандра с облегчением вздохнула и бодро вскочила.— Ладно, — сказала она, — пошли.Она запрыгала вниз по лестнице, и Дарвиш прошептал, чтобы она не слышала:— Ты здорово ее взбодрил. Я и не подозревал, что ты так много знаешь о чародеях и силе.— Я не знаю.— Не знаешь? Ты соврал?— Я здорово ее взбодрил, помнишь?Дарвиш не нашелся, что ответить, поэтому они продолжали спускаться молча.— Ну, — спросил Аарон на улице, когда они догнали Чандру. — Куда идем?Еще в номере принц сказал, что у него есть план, и вор был рад этому. У него не было сил что-то придумывать. Его жизнь, когда-то подвешенная, теперь оказалась отрезанной и неслась по течению. Юноша чувствовал себя выставленным напоказ. К счастью, Дарвиш и Чандра относились к нему как обычно, и в ту минуту, когда Аарон наконец выбрался из постели с опухшими глазами, измученный беспокойной ночью, полной кошмаров, они разговаривали с ним в присущей им манере. Он бы не вынес сочувствия или утешения. Ему не нужно ни то, ни другое. Ему нужны они неизменившиеся, и нужно время, дабы убедить себя, что он не должен больше нести бремя вины за смерть Рут. А это будет нелегко.— Мы идем к гавани, — сказал Дарвиш. Заходящее солнце слепило глаза, и он набросил на голову капюшон. — Я ищу винный погребок.— Зачем? — Чандра выглянула из-под накрахмаленной ткани.В первый момент Дарвиш услышал не «Зачем?», а «Собираешься напиться до бесчувствия?» Именно это означал бы такой вопрос в Ишии. Затем он понял: если Чандра спрашивает, значит, хочет знать. Если б она имела в виду что-то другое, то не стала бы утруждать себя сарказмом.— Я собираюсь найти себя. — Лицо Дарвиша озарилось его неповторимой ироничной улыбкой, которая заставляла трепетать множество сердец при дворе. Но сердце Чандры не затрепетало.— Прости?— Не буквально себя, а кое-кого, похожего на меня. Младшего сына, у которого полно свободного времени и нет ни своего дела, ни своего места. Но который так жаждет получить их, что готов играть отведенную ему роль — роль пьяницы и шута.Взгляд девушки сочувственно смягчился.— Ну, раз ты понял это, — молвила она, сжимая его кисть, — то сумеешь остановиться.Улыбка стала немного печальной, но не менее ироничной.— Чандра, я всегда понимал это.Не доходя до гавани, они свернули на улицу, которая пряталась за доками и складами. Моряки и портовые рабочие ходили туда тратить свое жалованье. Тысячи экзотических вещей продавались там — от шелков и пряностей до плотских утех, и покупатели и продавцы бойко торговались, крича во все горло. Аарон понял, почему Дарвиш предпочитал ходить по таким же улицам в Ишии, а не оставаться при дворе. По крайней мере здесь если ты пьяница и дурак, то потому, что ты — пьяница и дурак, а не потому, что от тебя ожидают этой роли.— Мы ищем какой-то конкретный погребок? — поинтересовалась Чандра, вертя головой во все стороны, чтобы увидеть все сразу.Дарвиш пожал плечами.— Нет, любой. Он будет в одном из них.— Думаешь, он поможет? — осведомился Аарон, когда они влились в толпу.— Он может не знать, где Камень, но гарантирую, он знает нечто такое, что наведет нас на след. Сплетни и догадки — любимое развлечение при дворе, и никто не следит за своим языком в присутствии себе подобных.Вор задумчиво кивнул. Он увидел это сам за то короткое время, что провел с Дарвишем во дворце. Аарон хотел задать еще один вопрос, но вдруг почувствовал, как чьи-то пальцы лезут в его поясную сумку. Сжав рукой тонкое запястье, он повернулся к воришке. Неудачник — тощий, бесполый ребенок не старше семи лет, — был бледен от ужаса под слоем грязи, но знал, что не следует привлекать внимание, вырываясь на свободу.— Я… это… ничего, — проскрипел воришка. Несколько секунд Аарон молча смотрел на него, потом сказал:— Надо было подождать, когда толпа сама притиснула бы тебя ко мне. — Свободной рукой юноша полез в сумку и подбросил в воздух итайлийский серебряный кружок. Металл вспыхнул на солнце, затем метнулась грязная рука, и монета исчезла. Аарон отпустил запястье, и ребенок затерялся в толпе.— Нет почета среди воров? — усмехнулся Дарвиш.— Нет, — фыркнул Аарон, а весь его вид говорил: «Не надоедай мне с этим».«Ты слишком хороший вор, Аарон, мой мальчик».«Не сейчас, Фахарра. Пожалуйста».— Вот! — Дарвиш вдруг остановился, положив руки на плечи спутников. — Он только что свернул на улицу, невысокий, стройный, в ярко-зеленом и золотом.— Я вижу его, — сказала Чандра. Аарон кивнул.Хотя солнце еще не село, у этого повесы уже заплетались ноги. Отбросив с лица длинные темные локоны, он обаятельно улыбался и приветствовал всех встречных так, словно это его закадычные друзья, с которыми он слишком долго не виделся.«А что, — размышлял Дарвиш, — вполне возможно».Повеса направился в один из менее солидных винных погребков. Пройдя через крошечный дворик, мимо сваленных в углу куч мусора, он скрылся в темных, тайных внутренностях погребка. Два стражника, не скрывая ни своей скуки, ни своего неодобрения, последовали за ним.— Совсем ребенок, — прошептала Чандра. — Интересно, кто он?— Надо узнать, — согласился Дарвиш. — Подождите здесь.На выяснение ушла всего минута: шлюхи хорошо знали юношу.— Это племянник короля. Слишком близко к трону, чтобы жить своей собственной жизнью. И слишком далеко, чтобы иметь какие-то официальные обязанности.— И, поощряемый этим, — жест Чандры охватил шлюх и погребок, — он не сумеет построить фундамент для власти.Спутники воззрились на нее с удивлением.— Я тоже наследница, — резонно заметила девушка.Они пошли к погребку. У самого дворика Дарвиш занервничал. Запах погребка ударил в нос. Запах не просто вина, но и пота, и дыма, и какого-то мрачного уюта.— Я не могу войти туда. — Напряжение сковало плечи и спину, а челюсти сжались так, что заболели уши.Аарон взял принца под локоть. В таких местах нельзя колебаться, проявлять слабость: накличешь беду. Он потащил Дарвиша меж двух домов в тихий переулок, а там отпустил его и отошел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...