ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дарвиш сощурился, вспоминая сказки своей няни о Повелителях Огня, приходивших сжигать плохих маленьких мальчиков. Сейчас в них легко верилось.По лицу вора ничего нельзя было разобрать, но по крайней мере оно не было пустым.— Как ты? — спросил Аарон.— В порядке, — тихо сказал Дарвиш, не придумав ничего остроумного.Когда вор подошел ближе, принц увидел у него под глазами фиолетовые круги, а плоть, которую он нарастил за свое долгое выздоровление, вновь съежилась до костей. Его лицо и руки были обожжены солнцем. Дарвиш покраснел и посмотрел на плащ, хотя бы предотвративший последнее.— Если я скажу, что сожалею, это поможет?Аарон поднял брови и посмотрел на него с откровенным скептицизмом.— Ты серьезно?— Да.— Тогда поможет, если ты докажешь это.Протолкавшись мимо него, вор сгреб испачканный плащ, встряхнул его и надел. У плаща был неровный край: Аарон оторвал полоску, чтобы сделать пращу. Потом он кивнул Чандре. Завязав косу, девушка подняла свою серебряную чашу и сунула в карман штанов.«Они пришли к пониманию», — с болью понял Дарвиш. Их молчаливое товарищество не допускало его, но принц знал, что сам в этом виноват. Нож повернулся.
— Ну? — Аарон выразительно посмотрел на рубашку и оружейный пояс Дарвиша.Принц пошел одеваться, стараясь не обращать внимания на слабость и боль в голове, и внезапно вспомнил, зачем они уехали из Сизали и сколько уже времени прошло. Сражаясь с задубевшей от воды кожей, Дарвиш видел перед собой Ишию, тонущую в потоке лавы, пока он тут валялся в бреду по собственной вине. Ощущая взгляды своих спутников, он ждал обвинений.— Напейтесь как следует на дорогу, — приказал Аарон, подкрепляя свои слова примером. — Воды может больше не быть, пока мы не остановимся и Чандра не вызовет еще один родник. — Он встал и вытер рот.Девушка тоже напилась, безумно желая покончить со всеми приготовлениями.Дарвиш неуклюже опустился на колени, всосал столько воды, сколько мог в себя вместить, и снова неуклюже встал. «Пожалуйста, накричите на меня», — мысленно умолял он.— … Если не сможешь поспевать, скажи. — Аарон стоял и смотрел на принца, бросая все свои силы в стены, чтобы не закричать и не зарыдать от злости и облегчения. Потом он повернулся и полез вверх по склону, ощущая потребность убраться подальше от этого места, которое всегда будет населено образами Дарвиша, корчащегося от боли.Чандра последовала за ним, спрашивая себя, понимает ли Аарон, почему и от чего бежит? «Я не должна задавать таких вопросов».А Дарвиш потащился за ней.«Если я скажу, что сожалею, это поможет?»«Поможет, если ты докажешь это».Это походило на будущее прощение, и впервые в его взрослой жизни принцу стало важно доказать, что он чего-то стоит, не только своему отцу, но и кому-то еще.Дарвишу пришлось часто отдыхать, и хотя его все время томила отчаянная жажда, он ни разу не заикнулся, что ему надо выпить. 11 — Вряд ли те военные корабли охотились за «Грифоном». Думаю, они охотились за нами.— За нами? — Оторвавшись от бедрышка наземной белки, Чандра подняла голову и аккуратно отбросила волосы тыльной стороной руки, чтобы не измазать их жирными пальцами.— Не за тобой, — поправил ее Аарон. — За Даром и мной. Вор, укравший Камень, не мог пройти через дворец со всем снаряжением для кратера без помощи изнутри. И тем более он не мог бы выйти обратно с Камнем. Думаю, этот помощник послал сообщение в Тиволик и предупредил их, на каком мы будем корабле. — Он бросил Дарвишу печеный корень, по уверению Чандры не ядовитый.— Как? — спросил принц, подбрасывая горячий корень в руках. — Мы и сами не знали, на каком будем корабле.— Нетрудно было проследить за нами.— Нет. — Дарвиш покачал головой. — Тогда бы они узнали о Чандре.— И что? Принц Дарвиш берет с собой привлекательную юную леди. Дворцовые шпионы не увидели бы в этом ничего необычного. Они бы не узнали в ней твою невесту. Я видел ее миниатюрный портрет, и даже я не узнал бы по нему Чандру. Даже сейчас.— Он сделал меня ухмыляющейся, — вмешалась девушка, кипя от злости. — Я ненавижу этот портрет. Глупый художник.— И им неизвестно, что она чародейка, — задумчиво промолвил Дарвиш. — И если они все-таки догнали «Грифона» и обнаружили, что нас смыло за борт, они подумают, что мы жертвы. Нам это на руку.— Но теперь они узнают, что мы путешествуем с чародейкой. Матросы с «Грифона» расскажут им.— Сомневаюсь. «Грифон» расскажет ровно столько, сколько потребуется, не больше, и даже если они упомянут тебя из-за шторма, который ты вызвала, все решат, что ты — чародейка Седьмого.— Но гляделка — это не Седьмой, а скорее Первый или Девятый.— Они не расскажут о гляделке военному флоту, — криво усмехнулся Аарон.— Ты знал, что это контрабандисты, когда договаривался о каюте? — Чандру внезапно охватило подозрение.Вор пожал плечами.— Догадывался. Контрабандисты не задают вопросов. Нам были ни к чему вопросы.Откусив кусок беличьего мяса, Чандра повеселела. Последнее время она была полезна, как никогда раньше. Девушке это понравилось. Очень.— Посмотрите на светлую сторону. Мы живы, и у нас есть ресурсы, о которых они не подозревают. Даже если в Ишии окопался предатель, мы все делаем правильно.— Мы также умираем от голода, не имеем никакого снаряжения и пешком идем в столицу, — напомнил ей Аарон.«И все из-за меня», — мысленно добавил Дарвиш, ковыряя землю палкой.Он должен был это добавить. Другие не добавят. Еще раньше он пытался извиниться, в частности, за свою глупость, погнавшую его на палубу во время шторма. Аарон тогда ничего не ответил, а Чандра закатила глаза и сказала: «Не делай этого больше, ладно?» Одна Внизу, Дарвиш сделает все что в его силах, но лучше бы они все-таки накричали на него.— Могло быть хуже. — Чандра бросила косточку в огонь.— Если ты скажешь, что мог бы идти дождь, я задушу тебя твоими собственными волосами, — мягко отозвался Аарон. Было безопаснее говорить, чем думать. Его мысли продолжали пробивать дыры в стене.Дарвиш не мог присоединиться к их добродушному подшучиванию. Теперь он должен снова доказать, что он «свой». Поэтому принц вернул разговор к Ишии.— Кто, по-твоему, предатель?Демонские крылья Аарона взлетели, и Дарвиш кивнул.— Язимина, — сказал он с тяжелым вздохом.— Скорее всего, — согласился вор, хотя он слишком уважал Шахина, чтобы надеяться, что они не правы.— Кто эта Язимина? — спросила Чандра, первый раз жалея, что не уделяла больше внимания разговорам о дворе короля Джаффара.— Жена моего старшего брата, — объяснил принц. — Он заключил договорной брак чуть больше года назад. Язимина — одна из младших сестер короля Итайли. — Помолчав, Дарвиш печально улыбнулся. — Шахин любит ее. А она обожает павлинов.
Шу-шу — тихий шорох листьев, поглаживаемых ветром, окружал их. Где-то впереди скрипела и постукивала о ствол сломанная ветка. Прошлогодняя поросль хрустела под башмаками и сандалиями, и казалось, идут не трое, а целая армия на марше. Даже Аарону не удавалось двигаться бесшумно.Сухой, пыльный запах жухлой листвы поднимался при каждом шаге и оседал в носу, смешанный с более мощным ароматом кедров, растущих справа. Сквозь листву били косые зеленовато-золотые лучи послеполуденного солнца, и в каждом из них под собственный жужжащий аккомпанемент плясали насекомые.По спине Дарвиша струился пот. Он расстегнул ножны. Что-то здесь не так. Что-то они упустили. Ускорив шаг, принц быстро обогнал своих спутников и сделал знак Чандре молчать. К его удивлению, девушка не стала задавать вопросы. Дарвиш ожидал спора, отказавшись от всякого права командовать после падения с «Грифона».Чандра и сама удивилась, но ее рот подчинился прежде, чем разум успел спросить почему.Теперь Дарвиш ясно чувствовал запах. Запах, которому тут было не место. Запах древесного угля. Людей. И животных. Очень близко. Внезапно деревья кончились, свежие пни отмечали край поляны. Дарвиш упал за укрытие и выглянул.Прямо перед собой он увидел след, оставленный деревом, которое тащили в лагерь, коротко ощипанную траву, едко пахнущие испражнения тяглового скота, увидел, что лагерь покинут. Держа руку на сабле, принц осторожно вышел на открытое место.Поляна была больше, чем казалось сначала, но, судя по всему, лагерь заполнял огромное пространство. Остались следы по крайней мере от пяти фургонов и большого количества людей. В центре поляны была вырыта огромная яма для костра, и Дарвиш направился к ней по утоптанной земле.— Кто бы это ни был, — крикнул он, когда Аарон и Чандра вышли из леса, — сегодня утром они еще были здесь! Костер залит, но я нашел горячий уголек.— Шои, — сказал Аарон, сбрасывая капюшон. Его лицо шелушилось, и особенно сильно — гордый крючок носа. — Странники.— Никогда о них не слышала. — Чандра наклонилась и подняла ярко-зеленый лоскуток, вдавленный в колею.— Я тоже. — Дарвиш перешел на другую сторону поляны, где виднелся четкий след, ведущий на северо-восток.Аарон фыркнул.— Вы живете на островах. Из фургонов выходят паршивые лодки.— Они живут в фургонах? — удивилась Чандра.— Да.— «Шои» — это что-нибудь значит? — девушка бросила лоскут на землю.— Это значит «люди». Остальные, не-шои, называют их странниками.— Чем они занимаются?Аарон повернулся к чародейке, вскинув кустики рыжеватых бровей.— Они странствуют. Что?..Ярко-голубая птица пронеслась через поляну, оскорбленно крича.— Птицы…Никаких птиц. Никакого птичьего пения. Последние несколько минут все было слишком тихо. Дарвиш выхватил саблю, и в ту же секунду первый человек выскочил на поляну, его меч со свистом рассек воздух — разбойник явно надеялся, что удар будет смертельным.Стиснув зубы, Дарвиш молча атаковал. Их было двое, трое, нет пятеро, а он — один. Любой ценой он должен выбить их из равновесия.Сталь лязгнула по стали, а когда мечи с шипением разошлись, Дарвиш со всей силой пнул разбойника в колено, и тут же повернулся ко второму. Вдохнув, принц увернулся от бешеного удара. Выдохнув, вонзил саблю, ударом слева, в живот разбойника. Это был его единственный шанс искупить вину; Дарвиш вложил все что мог в этот бой. Воин-левша имеет преимущество, и он растянул его до предела и дальше.Острие царапнуло его по правой руке, достаточно глубоко, чтобы причинить боль, но не глубже.«Одна Внизу, мне нужен мой щит!» Дарвиш упал, перекатился на спину, и с земли, держа саблю обеими руками, срезал третьего у коленей. Вскочив возле четвертого, принц двинул его в висок утяжеленной головкой эфеса и отбросил обмякшее тело. Разбойник, первым выбежавший на поляну, уже ждал своей очереди, оберегая ногу. Дарвиш сделал обманный выпад, вынуждая бандита повернуться больной стороной, размахнулся и рубанул саблей через шею и ключицу по ребрам.Выдернув клинок, принц резко повернулся, но сражаться было уже не с кем.Трое разбойников отдали богу душу, двое были на последнем издыхании. Пока Дарвиш озирался, Аарон нанес одному милосердный удар его же кинжалом и пошел к другому. Из троих мертвых двоих убил Дарвиш, третий лежал на спине, вместо лица — кровавое месиво. Камень из пращи Аарона, догадался принц.Он оторвал разрезанный рукав рубашки, вытер им саблю и вложил клинок с пятнами запекшейся крови обратно в ножны.Потом его затрясло. Колени дрожали, и, чтобы устоять, Дарвиш глубоко вдохнул.«Мне надо выпить. О, Одна Внизу и Девять Наверху, мне надо выпить».В девятнадцать лет он убил троих человек в бою, когда был послан с отрядом очистить пиратское гнездо на южном побережье Сизали. Но сейчас ему даже не верилось в это.Чандра обеими руками зажала рот, пытаясь сдержать рвоту. Там было так много крови — черной, где она впиталась в землю, и красной, ярко-красной, темно-красной, всех оттенков красного, на распростертых телах. И эти люди были такие страшно мертвые. Не тихо умершие, как ее мать, радуясь избавлению от боли, но зверски скончавшиеся и ненавидящие каждую секунду угасания.Девушка не поняла, что стонет, пока не услышала этот стон, но остановиться уже не могла. Ей хотелось выть, или рыдать, или причитать, или что-нибудь еще подобное.Теплые руки обняли ее, большая ладонь погладила по спине.— Не смотри, — тихо прошептал Дарвиш ей в волосы. — Отвернись. Когда не видишь — не столь ужасно. Я знаю.— Так много крови, — глухо сказала Чандра, не вырываясь и не расслабляясь в объятиях принца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...