ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Свен и Бьерн проводили его через многочисленные посты охраны, через бесконечные железные двери, и когда они наконец-то вышли на белый свет, Чернов внутренне согласился с не раз декларированной ему мыслью: смыться отсюда запросто – как он надеялся – абсолютно невозможно. Тем более что сам штаб стоял в центре некоего военного городка, где каждый был одет во всеобщую зеленую форму, а некоторые еще носили каски с рожками. Викинги – что тут скажешь! Таким образом, босой и малость потрепанный Чернов не имел бы никаких шансов остаться незамеченным в этом месте. Плюс чрезвычайное положение, диктующее чрезвычайную бдительность.
Они сели в джип, который вывез их за пределы городка, размещенного на манер Вефиля – в долине, окруженной со всех сторон горами. Часовая адреналиновая поездка по узким серпантинам на немалой для гор скорости – уж больно лихой шофер попался! – и Чернов стал узнавать места, где недавно «партизанил»: вот деревушка с танком, вот перевал, вот долина, где нашел пристанище город Вефиль. По дороге, которую Чернов прежде не углядел, машина спустилась в долину и подкатила к Вефилю.
Со стороны городок выглядел зловеще. Вокруг городской стены появилась еще одна – из колючей проволоки, со сторожевыми башенками и автоматчиками на них. На въезде в город образовался КПП со шлагбаумом и часовыми. По всей долине расставлена техника – танки, джипы, грузовики, пара тарелок. Поодаль разбит палаточный городок, видно – для охраны.
Джип подъехал к шлагбауму, часовой проверил документы у сопровождающих Чернова военных, самого Чернова окинул равнодушным взором, крикнул коллеге:
– Открывай!
Шлагбаум поднялся, джип въехал в Вефиль. Да, викинги навели здесь свой порядок. Чернов отмечал затянутые какими-то лентами дома, столбики с проволокой, обозначающие проезжую часть, патрули на каждом углу, джипы, припаркованные у дома Кармеля… На эту же стоянку встал и их джип.
– Вылезай, приехали.
Под конвоем Чернов зашел в знакомый дом, и первое, что бросилось в глаза, был сам Кармель. Увидев его, Чернов даже охнул от неожиданности – лицо Хранителя было разбито, руки связаны, одежда порвана. В доме наблюдался полный бардак – сломанная мебель, разбитая посуда, рваные тряпки повсюду… Единственным положительным моментом, привнесенным викингами в дом Кармеля, был яркий плафон на треноге в углу, напрочь уничтожавший средневековый полумрак жилища Хранителя. Вот только цель появления осветительного прибора в гананской хижине была явно не гуманная…
Свен внимательно смотрел на Чернова, пока тот разглядывал окружающую нерадостную действительность.
– Друг твой? – кивнул на Кармеля.
Можно было отказаться от дружбы, но тем ни себя не спасешь, ни Кармелю не поможешь.
– Друг. За что вы его так?
– На каком языке он говорит? Ты можешь переводить?
– Могу.
– Пусть ответит нам на очень простые вопросы. Кто он такой, кто все остальные люди, что это за город, как он, город, здесь оказался? Ну и так далее, все, как видишь, совсем нетрудно.
Чернов подошел к Кармелю, присел возле него, спросил на иврите:
– Как ты, Кармель? Что они сделали с людьми?
– Они злые, Бегун… Почему ты с ними?
– В плен меня взяли. На горе. Я нашел… вот что.
Чернов сунул руку в карман и вытащил тряпицу с засохшей уже кровью – ее викинги конфисковать не догадались.
– Это обрывок одежды одного из разведчиков, Кармель. Помнишь, большой… – Чернов затруднился со словом «взрыв»: в иврите оно существовало, но вряд ли было в жизни мирных гананцев, – большой огонь, грохот?
– Помню, Бегун.
– Это все, что от осталось от нашего брата.
– Я знал. – Кармель склонил голову.
– Что? Что он говорит? Переводи! – Свен был нетерпелив.
– Сейчас, – отмахнулся Чернов, – дай понять самому, что происходит.
Он взял Кармеля за плечо. Тот чуть дернулся: видимо, на его теле теперь было крайне мало здоровых мест.
– Кармель, они спрашивают… ну сам понимаешь… кто мы такие… откуда взялись…
– Да кто они сами такие? Откуда они сами взялись? Почему они так себя ведут? – В голосе Хранителя сквозило отчаяние.
– Они воины, – спокойно отвечал Чернов. – Мы попали на их землю, они недовольны. Это очень воинственный народ, Кармель. Они привыкли все разрешать только силой, а силы у них, как ты видишь, хватает.
– Очень злые люди, – только и ответил Кармель.
– Уж каких нам Путь подарил… Да, что с Книгой? Они не добрались до нее?
– Слава Сущему, нет. Я был бы плохим Хранителем, если бы позволил им найти Книгу. – Кармель с трудом улыбнулся, и Чернов увидел щербатый рот. Приклад? Кулак?..
Он встал, повернулся к Свену.
– Он говорит то же, что говорил тебе я. Город называется Вефиль, все люди в нем – крестьяне и ремесленники. Как он здесь появился – никто не знает. Я предполагаю, что произошел пространственно-временной переход, и Вефиль непроизвольно возник в зоне ваших интересов. Вот и все.
– Бегун, ты ведь сам понимаешь, что такие фантазии бывают только в плохих книгах. – Свен улыбался, – Какой переход? Какие пространства? О чем ты?.. Я знаю историю Скандинавии и Рима, я не припомню в ней упоминаний о каких-то временных переходах. Время необратимо, Бегун, так нас учили, и это единственно верное знание. Кстати, ты же явно образованный человек. Ты не похож на них. Я искренне советую тебе не темнить, а рассказать все начистоту. Или, может, ты не понимаешь, на что мы способны?
– Догадываюсь. Но мне нечего тебе сказать больше. Разве что…
– Что разве?
– Уж коли ты заговорил об образованности, позволю напомнить: она предполагает умение допускать ограниченность собственных знаний. Если в твоей истории нет ни слова о других пространствах и о времени, которое течет чуть иначе, чем твое, то ведь это не значит, что завтра твоя история не пополнится новыми знаниями…
Сказал тираду и понял: пустое содрогание воздуха.
Так и вышло.
– Жаль, – протянул слово Свен.
Поднялся, резко вышел, оставив Чернова с Кармелем под охраной десятка молодцов в рогатых касках.
– Что-то очень неприятное должно случиться, – пробормотал Кармель.
– Откуда ты знаешь? – спросил Чернов.
– Так написано…
– Где написано?..
– Разговоры прекратить! – рыкнул один из охранников.
– Это еще почему? – Чернов встал и бессмысленно нагло подошел вплотную к викингу.
Что-то многовато бессмысленных поступков делал он в этом Сдвиге, где существовало такое простое, такое до омерзения логичное, такое черно-белое ПВ.
– Приказ. – Викинг был лаконичен.
– А ты знаешь, где я видел твой приказ? – Бессмысленность так бессмысленность: ярость поперла наружу, не сдерживаемая никаким здравым смыслом. – В гробу, вот где! В добротном цинковом гробу, понял? Хочу и буду разговаривать, а ты, башка рогатая, не лезь…
Куда не следует лезть рогатой башке, Чернов не придумал. А если бы и придумал, то сообщить не успел бы. Викинг сделал резкий выпад вперед и молниеносно провел удар Чернову в челюсть. Чернов повалился на деревянный стол, затем на пол, мощно треснулся затылком – до темноты в глазах, и параллельно всему происходящему еще успел пожалеть о своей неумеренной и неуместной наглости.
– Что здесь происходит?
Чернов открыл глаза и увидел прямо перед собой сапоги вернувшегося Свена.
– На минуту нельзя оставить! Викинг, за что ты ударил задержанного?
– Он хотел напасть…
Чернов сел на полу и засмеялся.
– О, Сущий! Если так будет продолжаться, то вся рогатая скандинавская армия скоро будет трепетать при упоминании некоего Бегуна, который только и делает, что нападает на храбрых викингов!
– Хватит болтать. – Свен легонько пнул сидящего на полу Чернова. – Вставай, выходи, там для тебя кое-что интересное приготовлено. И этого, – он показал на Кармеля, – тоже выводите. Да и вообще – сгоните на площадь жителей, всех – от стариков до детей: пусть посмотрят!
Всех не всех, а человек двести на площадь согнали. Окруженные цепью рогатых бойцов, женщины, дети и откровенно подавленные собственным бессилием вефильцы-мужчины смотрели, как к семи столбам, врытым в землю, привязывали семерых человек. Вывели Чернова и Кармеля, поставили перед столбами. Народ встретил своего Бегуна сдержанным гулом. Что было в этом гуле? Удивление: Бегун схвачен, Бегун слаб… Надежда: Бегун опять с ними, Бегун найдет Путь… Чернов не умел читать взгляды и слышать что-то, скрытое в гуле толпы.
– Эти семеро, – показал на привязанных Свен, – были пойманы нами в горах. Почти сразу после тебя, Бегун. Тоже смотрели, вынюхивали. Один даже ранил нашего солдата палкой. Говорить они отказываются, наверно – немые. Что ж, и немой должен нести наказание. Оно им всем предстоит: за шпионаж и несговорчивость. Мы сейчас с тобой поиграем, Бегун. Правила игры просты: каждым своим правдивым словом ты сможешь уменьшить их страдания. Скажешь всю правду сразу – они отделаются легко. Будешь темнить и увиливать – твои товарищи испытают ужасную боль. Невыносимую. Понял?
– Понять-то я понял, – тихо ответил Чернов, – но отказаться ведь я все равно не могу?
– Можешь. Тогда это будет означать мгновенную смерть этих людей на глазах у толпы. Из которой мы потом возьмем еще семерых… И я не могу гарантировать, что это не будут дети или женщины. И попытаемся поиграть снова. Все просто, Бегун, мы – солдаты, нам рассуждать о сострадании запрещено уставом.
К привязанным мужчинам подошли викинги – тоже семеро. У каждого в руках по плетке.
– Чего ты хочешь, Свен? – Чернов спросил почти шепотом.
– Одного, Бегун. Доступно и быстро объясни все, что касается появления чужаков на территории Скандинавской Империи. И если твое появление я могу, в принципе, понять сам: ты – явный римлянин, хотя и хорошо маскируешься, – то про город изволь рассказать. Твой рассказ должен быть правдивым и подробным. Начали…
– Подожди, – притормозил его Чернов. – Ты – солдат, да, но где твоя военная логика? Я – римлянин, пусть так, но какое отношение я имею тогда к этим крестьянам?
Свен засмеялся.
– Позаботься о собственной логике, римлянин, она у тебя хромает. Ты же только что говорил с их вожаком на его языке. Они знают тебя, это и слепому видно. И потом, город и ты возникли одновременно. Моя логика утверждает: вы едины в своей угрозе нам. Так что говори, время пошло. Бегун. Как это по-римски? Cursoris, так?..
Он кивнул семерым с плетками. Те кивнули в ответ и приготовились – бить.
Чернов растерялся. Нет – потерялся. Он даже предположить не мог, что сейчас следует делать. Начать старую и правдивую историю о Пути? Забьют семерых бедняг насмерть. Соврать про хитроумный заговор Рима? Тогда, не исключено, начнется война двух Империй – викинги не упустят шанса погрызться за мировое господство с соседями по Великой Границе. Может, это и есть – правильный выбор: начать войну своим появлением в этом ПВ, сломать равновесие, изменить их историю или, наоборот, исправить ее новой войной?..
Не его это дело – ломать или исправлять Историю. Помнится, была какая-то книга – о службе Мастеров, исправляющих всякие исторические сломы ради спокойствия этой службы. Фантастика!..
– Свен, я буду говорить на двух языках. Я хочу, чтобы народ тоже слушал.
– Как пожелаешь. Мне все равно.
Чернов повернулся к толпе.
– Люди! Я рад, что снова с вами. Правда, в наш дом пришла беда: следуя по Пути, мы пересеклись с дорогой этих воинов. Они требуют, чтобы я рассказал всю правду. Но правда – это Путь. Я не знаю иной – удобной им. Поэтому они мне не поверят и станут бить наших земляков. Но что тогда мне делать?
– Говори, Бегун! – крикнул Кармель. – Говори правду: Путь велик и недосягаем для чужих.
– Говори как есть!.. Правду, Бегун! – кричали из толпы.
Выкрики не понравились викингам, стоящим в оцеплении. Один из них дал очередь из автомата поверх голов. Взвизгнули женщины, заплакали дети, но никакой паники, никакого смятения не случилось. Люди лишь втянули головы в плечи. Рефлекс, которого не должно быть в мире, не знающем огнестрельного оружия. Ан есть!..
– Хватит болтать на этом змеином языке! Шипишь, как змея. Говори по-человечески! – Свену надоело ждать.
Чернов еще раз оглядел привязанных к столбам людей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...