ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да и нынче на дворе за окном – не средневековье даже, а куда более ранние века, если судить по тем дарам цивилизации, что увидел Чернов в городке. Может, мир, куда Чернов вляпался, живет до рождества Иисуса Христа – или как он будет зваться здесь, если вообще будет? Провал во времени – да. Провал в пространстве – бесспорно, хотя оно, пространство это замечательное, очень похоже на известное Чернову по историческим, художественным и научным, а вовсе не фантастическим книгам. А вертолеты, провалившиеся в «триста лет тому», – это, пожалуй, перебор, двадцать два. Его собственный, личный провал принять бы за «очко» и согласиться с невероятным. То есть, чего кривить душой, с очевидным…
– Чудовища напали на ваш город? – спросил, чтобы не молчать.
– Нет, – ответил Кармель, – они напали на главный город нашего народа и нашей земли, они напали на великий Асор, где люди жили богато и славно, а до нашего города они не успели долететь, потому что прибежал ты.
«Прибежал»… Буквально – так, он же Бегун. Но звучит как-то по-дворовому, по-бытовому, не очень сообразуясь с миссией спасителя народа… Да еще название города – Асор… Откуда-то Чернов его помнит… Что-то ближневосточное, может даже иудейское или сирийское… А с другой стороны – как городу зваться, если местный язык в основном – смесь арамейского и древнееврейского?.. Вон Чернов как в эту смесь легко окунулся и чувствует себя в ней уже вполне комфортно…
– Значит, прибежал я… – задумчиво произнес, ведя рассказчика по нитке сюжета, не давая особо отклоняться в сказку. – И увел всех жителей, да?
– Нет, – неожиданно не согласился Кармель, – ты забрал с собой город целиком.
– Это как? – честно не въехал Чернов. – С домами, с животными, с утварью?
– А в чем мы с тобой беседуем? На чем ты сидишь? Из чего пьешь вино?
Чернов тупо уставился на чашку с вином.
– Ей что, триста лет?
– Нет, она новая, те не сохранились. Здесь вокруг есть хорошая глина. Но мой дом – это дом моих предков. Мои прадед, дед, отец, я сам лишь ремонтировали его, достраивали, но он – тот же, что и был. Если б ты мог вспомнить, то вспомнил бы: ты сидел не на этом, конечно, но на таком же табурете и разговаривал с моим пращуром именно в этом доме. Он тоже был Хранителем. Как я.
Не справляясь с услышанным, Чернов решил на минутку уйти в сторону.
– Вот, кстати, Кармель… О каком роде Хранителей можно вести речь, если вам запрещено Сущим общаться с женщинами?
– Постоянно – да, запрещено. До рождения сына. Женщину, которая родит будущего Хранителя, выбирает сход родов. Когда она рожает, то уходит прочь, а ребенок, сын, остается отцу.
– А если родится дочь?
– Дочь она может забрать с собой, когда родит сына.
– А если рождаются только дочери?
– Я не слыхал о таком. У Хранителей дочери рождаются очень редко, все случаи – наперечет, они – в Книге. Хранители всегда – отцы сыновей.
Поговорили о прихотях местной генетики – можно вернуться к собственной миссии.
– И как же я увел… нет, не увел, конечно… а что тогда?.. как же я… вот!.. вынул из вашего мира целый город? И почему именно его, а не столицу, к примеру? Или какой-нибудь другой городок?
– В Книге сказано: «Он вбежал в город, носящий имя пророка Вефиля, и спросил у Хранителя: „Что с Асором?“, а Хранитель не знал, что ответить, потому что вести из Асора не приходили в Вефиль уже три света и три тьмы. Тогда Бегун спросил у Хранителя: „Цела ли Книга?“, и Хранитель мог с радостью подтвердить: „Да, Книга цела, она – в Храме“. „А кто напишет в Книге о том, что случилось с Асором?“ – спросил Бегун у Хранителя, и Хранитель опять не знал, что ответить, потому что никому в народе было неведомо, кто пишет Книгу и кто напишет в Книге о том, что случилось с Асором. Тогда сказал Бегун: „Я знаю, кто напишет. Охраняй Книгу и жди меня. Я стану искать Путь“. И он стал искать Путь, и прошли сорок раз свет и сорок раз тьма, прежде чем все поняли, что они – на Пути».
– Выходит, я спасал Книгу… – сам себе объяснил Чернов. И спросил у Кармеля: – А зачем?
– Потому что в Книге сказано, – опять завел шарманку Кармель (память у Хранителя, отметил Чернов, была не хуже чем у него самого. И, скорее всего, безо всяких «сладких взрывов»…): – «И сказал Сущий избранному Им Патриархом избранного Им народа Гананского именем Дауд: „Пока Книга у вас, Дауд, вы живы, как народ Гананский. Но горе вам, если вы не убережете ее: с лица земли исчезнет народ Гананский, и память о нем истлеет в памяти иных народов, которых я не избрал пока, но срок им придет“. Поэтому Книга Пути всегда хранилась в другом городе – не в главном, ибо любой враг сначала нападает на главный – где Царь. Тогда, во время правления Арама, городом для Книги был выбран Вефиль.
– Я нашел Путь – и что?
– И мы пошли по найденному тобой Пути, и шли долго и разные чудеса и ужасы являлись нам на Пути, но ты искал конец Пути, и вел нас, и велел не бояться, и мы боялись, но шли, и пришли, и мы здесь.
– Это сказано в Книге? – на всякий случай полюбопытствовал Чернов: уж больно витиевато стал выражаться Кармель.
– Нет, это я сам сказал, – ничуть не удивившись вопросу, ответил Кармель.
Похоже было, что за годы общения с Книгой он стал путать «божественный стиль» с бытовым, а может, так и полагалось Хранителю, может, именно Книга предписывала ему (и всем им) выражаться высоким стилем, держа тем самым подотчетный народ в уважении и трепете. Хотя бы в отсутствие Царя.
Очень Чернову хотелось одним глазком посмотреть на Книгу: толста небось, если вообще одна. Вряд ли одна. Столько событий в рукописном виде – это ж Александрийская библиотека прямо!.. Но насчет посмотреть – это потом, это успеется, если получится, а пока следовало узнать истоки нового Пути. Где он там, в Книге, заложен?
– Итак, вы с Книгой – здесь, а ваш народ – там и без Книги. Беда.
– Беда, – согласился Кармель.
– Может, и нет уже его, вашего народа?
– Есть, – на сей раз не согласился Кармель. – В Книге сказано: «И когда вернется Бегун, он сделает так, что народ Гананский вновь обретет свою Книгу, которую много солнц и много лун станут хранить спасенные Бегуном. И это будет еще один Путь из положенных Сущим Бегуну во все времена». Ты вернулся, Бегун, ты сам видишь, что вернулся. Это ясно хотя бы потому, что ты – здесь и ничего не помнишь о прошлых своих Путях. Время идет, Бегун. Сущий терпит, когда время тратится зря. Ищи Путь.
– Прямо сейчас? – не утерпел Чернов, съязвил. Но Кармель не услышал иронии.
– У тебя есть сорок восходов и сорок закатов. Это и мало и много. Откуда кто знает, когда ты найдешь его. Вдруг – завтра? Но и через сорок дней – тоже будет хорошо.
– А если не успею?
Кармель встал и с изумлением взглянул на Чернова. Только и воскликнул:
– Ты?! – И в этом местоимении-вскрике было все – от неверия до уверенности, от ужаса до восторга. И уже обычно, приземленно и без почтения: – Не говори глупостей. Ты сыт? – Чернов кивнул. – Тогда пойдем. Ты должен пройти по городу. Тебя должны увидеть все.
– Я устал, – попробовал сопротивляться Чернов. – И потом: меня уже все видели, когда я вбегал в город.
Ему страшно не хотелось идти сквозь взгляды, которые протыкают насквозь. Если искать подходящее сравнение, то уместно такое: идти с караваем хлеба сквозь толпу голодающих. Что случится с идущим? То-то и оно… И это при том, то жители городка голодали уже три века без малого.
– То – другое, – терпеливо сказал Кармель. – Тогда мы не знали точно: Бегун ты или нет. А теперь знаем. Двенадцать поколений назад ты сначала тоже просто вбежал и пришел к Хранителю. А потом прошел по Вефилю и заглянул каждому горожанину в глаза. В Книге сказано: «И взял силу у каждого, и выросла его сила многократно»… Они ждут, чтобы отдать тебе силу, иначе ты не найдешь Пути.


Глава четвертая.
СИЛА

Солнце валилось за красные горы и само было красным – закатным. Чернов любил это время дня, когда часто сама собою приходит и уходит мимолетная легкая грусть – даже если все у тебя в порядке, все тип-топ. Вполне осеннее чувство – унылая пора, Пушкин… А Чернову оно сейчас подходило особенно: человек, потерявший свое время и свой мир и обретший взамен сомнительную миссию спасителя иных людей, тоже потерявших и время и мир, – что б такому человеку не загрустить, хотя бы и мимолетно? Все у него не в порядке и не тип-топ…
А «иные люди» ждали от него подвига, о котором он – ни малейшего представления!
Вот они, «иные», такие же, как он, даже одеты теперь так же, стоят и смотрят на него. Ни вполне уместной к случаю надежды в глазах, ни возможной благодарности за готовность к подвигу – неподвижные, мертвые взгляды… Аж холодок по спине пробежал.
Кармель почти насильно, под руку вел Чернова вдоль застывшей людской стены, и Чернов невольно начал ловить эти взгляды, всматриваться в глаза, в глубину… Что там Кармель рассказывал о силе Царей, которая накрывает защитным колпаком города? Вот она – Сила, и никакие Цари не перекроют ее своей, потому что Чернов явственно и вдруг ощутил, что пропадает. Или нет, не он сам пропадает – скорее, мир вокруг него съеживается до размеров горошины и отражается этой горошиной в глазах каждого из смотрящих. Впрочем, все это, как говаривал не царь, но принц, тоже не шваль придорожная, «слова, слова, слова». А на деле Чернов, если бы не утерял временно способность здраво рассуждать, мог бы назвать эту силу силой притяжения – в буквальном смысле слова. Потом он так и назовет ее, оценив эффект со стороны, а пока он, вглядываясь в очередную пару черных или синих (других не встретил) глаз, чувствовал, что всякий раз его словно втягивают в какую-то пучину без дна и стен, держат его там – только миг! – и отпускают на волю, но на этот самый миг окружающая действительность и вправду исчезала. Может, из поля зрения, может, из сознания, а может, – на самом деле. Как накрытая силовым колпаком, если легенда Кармеля не врет… Опять-таки потом прагматичный любитель фантастики Чернов решит для себя, что означенная сила притяжения глаз имеет право на существование только в том случае, если она – обыкновенный гипноз. Так ему было проще оставаться в своем уме: почему-то последнее испытание ударило по здравому смыслу особенно сильно. А и то верно: последняя капля… Тем более что пройдя «сквозь строй», – а путешествие по городу Вефиль заняло у них с Кармелем никак не меньше двух часов! – Чернов не только не набрался чужих сил, а, казалось, и свои потерял. К дому Кармель его чуть не на руках тащил.
Да, еще о двух часах путешествия по Вефилю… Время он прикинул, обнаружив, что к дому Хранителя они вернулись в глубоких сумерках. Кармель подтвердил предположение. Сказал:
– Ты забирал Силу время и время. Два времени, стало быть.
Чернов не мог не полюбопытствовать, несмотря на могучее желание упасть и отключиться от времени:
– Это как?
– От восхода до восхода солнца проходит двадцать четыре раза по времени, – пояснил Кармель.
Те же яйца, только – в профиль, отметил Чернов. Даже в сутках здесь – двадцать четыре часа, только «иные люди» почему-то не знают простых слов «час» и «сутки», хотя в том же ветхозаветном Ханаане день начинался именно с восхода, все совпадает. Да и потом, когда начало суток – под влиянием вавилонян – перенесли на восход луны, изменилась форма, но не суть. И в том же древнееврейском были понятия «час» и «сутки» – «шаа» и «емама»…
Подумал еще: как они определяют время? Как Кармель отсчитал эти два часа?
А Кармель опять как подслушал:
– Я чувствую бег времени…
А может, не подслушал. Может, уловил сомнения Бегуна. Он же у нас страсть какой чуткий, Хранитель…
А свой стальной «Брейтлинг» Чернов в Москве оставил, он никогда не надевал его во время бега: тяжелый очень…
– Так и должно быть, – утешил слабого Чернова сильный Кармель, уложив его дома на большую каменную скамью, покрытую толстым шерстяным то ли одеялом, то ли ковром, и подложив под голову такое же одеяло, только поменьше и свернутое вчетверо. Подушка, значит. – В Книге написано, что в прошлый раз ты тоже вернулся в этот дом обессиленным. Но это всего лишь пустая иллюзия, Бегун.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...