ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– В город въехали?
– Нет пока. Скоро въедем.
– У большого желтого здания… повернешь направо. Там будет…
– Что?
– Пост. Сдашь меня там.
Сдать-то тебя я сдам, подумал Чернов, но под каким соусом? Что сказать? Выехали втроем, приехали вдвоем, один раненый, другой вообще непонятно кто. Да и придется же снять противогаз когда-нибудь? Тогда что?
Ответить себе на этот вопрос Чернов не успел. Возник город.
Именно возник. Как мираж в пустыне. Вроде бы на этом месте еще недавно ничего не было, отвел взгляд на минутку и – бац! – смена декораций произошла. Из тумана на Чернова надвигался мрачный монолит плотно стоящих зданий, окруженных забором из колючей проволоки. Куда она уходила – направо и налево, было не видно – туман. Но для дороги в заборе имелся проем, в который Чернов и въехал.
Представшая его взору картина показалась чем-то знакомой. Порывшись в памяти, Чернов понял, что сейчас он видит собирательный образ, сотканный из того, что было читано в книгах и видено в кино, – разрушенный войной город. Именно такими он себе и представлял те города, которые прихотливая фантазия прозаиков и сценаристов сделала жертвами ядерных войн, химических атак и артиллерийских обстрелов. Руины, пепелища, стекло, арматура, покореженный асфальт… Вкупе с низким небом мышиного цвета зрелище производило гнетущее впечатление. Чернов чувствовал себя главным героем одного из тех фильмов или книг. Он ехал медленно, внимательно рассматривая окружающую действительность, замечал бредущих вдоль дороги людей – многие в таких же или похожих плащах, кое-кто без плащей, в простой одежке, женщины в длинных серых платьях, дети в замызганных пальтишках, и все, – абсолютно все, поголовно – в противогазах.
Автобус Службы контроля зараженных территорий ехал по улице странного города с черепашьей скоростью. Сквозь окуляры противогаза и стекла машины Чернов вглядывался в жизнь этого ПВ, и каждая новая замеченная деталь заставляла его буквально холодеть. Раньше он считал, что мурашки, бегущие по спине, – не более чем фигура речи. Оказалось, что никакая не фигура. Руины дома – куча строительного мусора, какие-то тряпки, веревки или тросы, – и посередине воткнута табличка: «Осторожно! Радиация». Канализационные люки крест-накрест заварены арматурными прутьями, помечены красным и снабжены надписями: «Химическая опасность». Большой щит, который в родном черновском ПВ использовался бы как рекламный, здесь нес информацию такого рода: «Товарищ! Не пренебрегай средствами индивидуальной защиты! Противогаз, защитный плащ и сапоги могут спасти твою жизнь!» Рядом был изображен несознательный «товарищ» без названых средств зашиты, и по его зеленому лицу было ясно, что жить ему осталось всего ничего. Еще несколько подобных плакатов в духе соцагитации встретилось Чернову по пути к зданию, о котором говорил раненый Леха. На одном из них красовался в полной боевой выкладке сотрудник Службы коятроля зараженных территорий, а надпись гласила: «Неподчинение сотрудникам СКЗТ – преступление!» Из этого Чернов заключил, что сия Служба тут существует на правах мелких богов – неприкосновенность плюс вседозволенность. Правильный, однако, костюмчик ты отхватил себе, бегун Чернов. Для этого ПВ – в самый раз. А вот профессиональный уровень этих самых резинолицых божков, похоже, не очень, – иначе хрен бы удалось трем крестьянам и одному избитому кнутом спортсмену обезвредить целый экипаж машины Службы. Видать, набраны эти сотрудники из числа простых граждан. Курсы ускоренной подготовки – и вперед, контролировать зараженные территории.
А все-таки, чем они заражены? Этот черновский вопрос хоть и получил косвенные ответы в виде многочисленных упреждающих табличек и грозных надписей, но общая картина происшедшего была по-прежнему неясна. Что случилось с городом? Из-за чего здесь все так фантастически страшно? Только ли в этом городе такие проблемы, или во всей стране? Или во всем мире? Ну а уж вопросы типа: «Что это за мир?» и «Что это за страна?» по умолчанию были самыми первыми, и их повторение казалось необязательным.
Приближалось желтое здание. Полукруглый, на удивление целый фасад глупого канареечного цвета архитектурно доминировал на этой части улицы. Чернов притормозил, подумал, как получше организовать сдачу раненого и при этом смыться без потерь. На ум ничего особо рационального не приходило. Зато вспомнилась фраза: «Наглость города берет» – парафраз выражения про храбрость. Превратность времени – замена ценностей: наглостью обладать выгодней и безопасней, чем храбростью. Тем более что наглость, говорят, еще и «второе счастье». Этим и будем руководствоваться, решил Чернов и решительно даванул газ. Со скрипом резины автобус вошел в поворот и резко затормозил у КПП. Похоже, именно здесь и находится штаб СКЗТ. Уж больно много таких же автобусов стоит на стоянке, и людей в форме, как у Чернова, тоже немало. Но ему сейчас было не до разглядываний и не до анализа увиденного. Он проорал в окно охраннику:
– Быстро открывай заднюю дверь! У меня раненый!
– Надо вызвать медиков… – растерялся «плащ» на КПП.
– Потом вызовешь! Быстро! Мне надо ехать.
– Куда? – «Плащ» откровенно тупил.
Со словами «Куда надо» Чернов выпрыгнул из машины и сам открыл заднюю дверь. Выволок оттуда бледного, бессознательного уже Алексея и взвалил его на руки охранника. Затем вскочил обратно, развернулся и, провожаемый неразборчивыми криками «плаща», скрылся за поворотом. На все про все ушло меньше минуты. Теперь у Чернова был выбор. Либо ехать обратно к Вефилю, либо поколесить на свой страх и риск по этому странному городу и выудить побольше информации про данное ПВ, из которого надо бы по-хорошему мотать как можно быстрее – не зря же они тут все в противогазах ходят. У вефильцев, как известно, таких средств защиты не имеется, и кто знает, как скоро они могут превратиться в подобия того зеленолицего парня с плаката? Что-то подсказывало Чернову, что немедленное бегство из этого ПВ в принципе возможно, но нежелательно. Зачем-то здесь надо ненадолго остаться… Верховный Ясновидящий ненароком или намеренно, но одарил Чернова способностью заглядывать в будущее? Хорошо бы, хотя сомнительно. Скорее просто намекает, используя интуицию Чернова, что здесь следует искать Зрячего. А может, Чернов сам до этого додумался?
Так или иначе, поедем, красотка, кататься… Чернов бросил взгляд на окружающие его местами целые, местами разрушенные дома, – надо запомнить ориентиры, чтобы не заблудиться, – и решительно свернул в ближайшую прилегающую к основной улицу.
Автобусик Службы контроля производил на прохожих двоякое впечатление. Одни его медленно провожали безэмоциональным «противогазным» взглядом, другие спешили отвернуться, исчезнуть в подворотне, спрятаться за что-нибудь, Чернов легко предположил, как бы развивались события, если бы в машине сидела настоящая группа Службы контроля… Выскочили бы, наверное, всех наземь положили, в каталажку бы свезли… За что? А за отсутствие документов, например, как давеча хотели поступить с вефильцами и с ним самим. Нет, наверное, здесь документы у всех в порядке – город как-никак, да и здание СКЗТ рядом, уже всех тыщу раз проверили, негодных отсеяли, правильных оставили. А страх жителей перед проезжающим автобусом Службы – в подсознании. То, что СКЗТ – местный аналог милиции, Чернов не сомневался, но в чем же тогда заключается «контроль зараженных территорий»?
Остановив машину у обочины, он пробрался в грузовое отделение, в котором обнаружилось несколько ящиков с загадочными аббревиатурами. Открыв один из них, Чернов обнаружил некий прибор, из описания которого следовало, что это не что иное, как банальный дозиметр, совмещенный с электрошоковой дубинкой. Очень удобно: измерил задержанного, увидел, что он «фонит», нажал на кнопку – разряд! – и нет хлопот с заковыванием в наручники, возможными погонями… В другом ящике лежали какие-то баллоны без всяких обозначений. По характерному колечку чеки, наподобие гранатной, Чернов сделал вывод, что это что-то вроде газовых шашек – дернуть за кольцо, метнуть, куда надо, и спокойно выносить задыхающихся супостатов. Третий ящик оказался набитым противогазами – новенькими, еще в тальке. Чернов пожалел, что не догадался устроить такую ревизию еще на месте расставания с Асавом, Керимом и Меданом, – их можно было бы снабдить хоть какой-то защитой от местного ядовитого воздуха. С другой стороны – на весь Вефиль все равно бы не хватило, а дома бы их встретили, мягко говоря, с удивлением. Больше в машине ничего интересного не лежало, и Чернов перелез на водительское место. Краем глаза он заметил, как какая-то тень прошмыгнула совсем рядом с машиной – толком не разглядеть, противогазные окуляры сильно ограничивают обзор. Но Чернову показалось, что кто-то смотрел на него снаружи через лобовое стекло, а как только он полез в кабину, наблюдатель отбежал и исчез. Кто это был и куда смылся – неясно: туман, полумрак. В Чернове возникло неприятное ощущение, что за ним наблюдают, этакий внутренний дискомфорт, от которого захотелось поскорее избавиться. Он завел машину и уже тронулся было, но перед носом автобуса внезапно возник мальчик. Прямо из-под земли вырос. Чернов вдарил по тормозу, машина качнулась, но пацан, вместо того чтобы убежать, продолжал невозмутимо стоять и смотреть Чернову прямо в глаза. Он был невеликого росточка, грязновато одетый, на вид ему было лет двенадцать. И что самое неожиданное – он стоял без противогаза. Чернов даже не сразу понял, что необычно в виде этого пацана. Само лицо. Живое. Человеческое. В этом городе он не увидел еще ни одного лица – все спрятаны за противогазами. А этот стоял и сверлил Чернова своими черными глазами, ветерок трепал русые нечесаные волосы. Может, это именно он следил за Черновым, пока тот рылся в ящиках? Так или иначе – этому маленькому наглецу надо сказать несколько теплых слов… На долю секунды задумавшись, чтобы купировать из своей предстоящей тирады всю непарламентскую лексику (мальчик все-таки), Чернов взялся за ручку, нажал ее, приоткрыл дверь… и здесь молнией пронеслась мысль – засада! Подстава! Гоп-стоп. Как хочешь, назови – суть не изменится. Так просто мальчики перед машинами не тусуются ни в каком ПВ. Чернов дернулся было назад, но обратное действие совершить уже не удалось – кто-то потянул дверь на себя, чьи-то руки вытащили Чернова из машины, кто-то содрал противогаз, кто-то напялил на голову черный мешок, кто-то ударил под ребра, заставив согнуться… Последнее, что видел Чернов, – мальчик все стоял перед машиной и смотрел на происходящее грустным взрослым взглядом.
Согнутого Чернова провели пару сотен метров, затем была лестница, ведущая вниз, потом – низкий потолок, о который он ударился головой, вознамерившись распрямиться, потом – какое-то место с весьма противным запахом, еще несколько ступенек, и в финале – деревянная скамья, на которую его довольно деликатно усадили. Все это он постарался запомнить по ощущениям, так как перед глазами был лишь непрозрачный мешок. Пока его вели, никто не проронил ни слова, так что по голосам он не смог бы идентифицировать своих похитителей, даже если бы захотел. Под ребра дали от души – болело сильно. Только посидев на скамейке, успокоившись, Чернов смог восстановить нормальное дыхание. Повязка на теле давно промокла насквозь, это тоже было весьма неприятно, так как грозило занесением инфекции в раны, а о медпомощи в той ситуации, в которую попал Чернов, заикаться, судя по всему, было бессмысленно.
Неожиданно он вспомнил, что у него не завязаны руки.
Но попытка снять с головы мешок успехом не увенчалась – по рукам больно ударили чем-то твердым и тонким – будто прутом каким, – и кто-то процедил едва слышно: «Не рыпайся!»
В помещении явно находились три-четыре человека – помимо Чернова, все молчали, ждали чего-то. Или кого-то. Минут десять безмолвного ожидания принесли свои плоды: заскрипела дверь, зазвучали шаги, Чернова подняли со скамьи – видимо, при вошедшем сидеть было нельзя: здесь существовали собственные приличия…
– Снимите это с него. – Голос принадлежал мужчине, возраст которого Чернов определить не мог, но интонация была куда какая властная.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...