ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А у меня нет органа, способного издавать звуки».
«Понял».
На самом деле дракон издавал массу звуков. Органов для этого он имел предостаточно. Во-первых, очень шумно дышал. Шумно и вонюче. Запах горелого и одновременно тухлого мяса стойко витал над Черновым и не исчезал, даже несмотря на открытость местности. Да и погодка к тому же выдалась безветренной. Во-вторых, в драконе все время что-то булькало. Громко и раскатисто, как будто он, простите, рыгал. В-третьих, крылья, подрагивая, видимо, рефлекторно, елозили по земле, шурша, как брезентовые. Одним словом, дракон был совершенно реальным живым существом со всеми вытекающими. Люди, надо признать, тоже не всегда себя бесшумно ведут. Даже когда молчат…
«Я ждал тебя, Бегун», – помыслил дракон.
Чернов не удивился, что под руководством Директора Мироздания имеются такие ПВ, где его, Чернова-Бегуна, ожидают драконы. Причем именно ожидают. Летают себе, наверное, места себе не находят, задаются вопросами: когда же к нам Бегун прибежит? Заждались уже…
«Если бы я умел завидовать, я бы позавидовал человеческому умению думать и говорить смешно», – поделился дракон отчетливо печальной мыслью.
Чернов окончательно успокоился, поняв, что ни одна, даже самая мелкая мыслишка не ускользнет от драконьего внимания. Плюс к тому – он умеет телепатировать эмоциональную составляющую собственных мыслей. Но не умеет «думать смешно», так?..
«Что ты имеешь в виду? Ты не способен шутить, иронизировать?»
«Не умею. Знаю, что такое смех, но не умею смеяться».
«Как такое может быть? Знаешь, но не умеешь…»
«Люди знают, как летают птицы, но сами не умеют».
«Убедил. Чего ты еще не умеешь?»
«Сердиться, ненавидеть, любить… Долго перечислять. Я знаю про всечеловеческие чувства, но сам не могу их испытать. И не жалею об этом: ведь жалости у меня тоже нет».
«Не скучно – без чувств-то?»
«Я знаю и умею много чего другого».
«А кто ты вообще такой? Местный Зрячий в обличье сказочного дракона?»
«Почему сказочного? Я реален, ты видишь… А Зрячий… Да, ты верно догадался».
«И не спрашивай, как я догадался. Знаешь, Сущий, оказывается, предсказуем и прогнозируем. Если в новом мире над тобой летает дракон, а потом ложится и начинает с тобой беседовать, то вариантов немного. Либо это сумасшедший дракон, либо Зрячий».
«Сущий предсказуем? – Если бы дракон мог смеяться, он бы усмехнулся. Ан – не дал Сущий. – Ошибаешься, Бегун, Сущий непредсказуем настолько, что ты себе даже представить не можешь. Уместно применить толкование: непредсказуем бесконечно».
«Неужто бесконечно?»
«Именно. Делай скидку на то, что ты – человек, мыслящий, уж извини, довольно простыми, абсолютно человеческими категориями. И если тебе усложнить задачу, то ты ее не только не решишь, но даже и не поймешь. Так что с тобой играют ровно на том уровне, до которого ты способен дотянуться».
«Играют?»
«Ты подобрал не совсем точный эквивалент тому, что я имел в виду…»
Чернов понимал, что дракон не хотел сказать «играют». Образ, посланный Чернову, включал в себя одновременно различные понятия: и «игра», и «труд», и «задача», и «спасение».
«И что дальше?» – Чернов хотел поторопить Зрячего дракона, ибо сомневался, что долго протянет в таком смраде.
«С какими Зрячими ты встречался? Что ты знаешь о Сущем? Что Он позволил тебе узнать?» – Дракон говорил, как будто экзаменовал собеседника, причем был уверен, что экзаменующийся ничего по предмету не знает.
«С разными встречался. Что знаю, то знаю, – решил обидеться Чернов. – Не тяни кота за хвост, Зрячий. Если хочешь что-то сказать мне – скажи. Не хочешь – не ходи вокруг да около. Знаешь, что еще людям свойственно? Прямота. Немногим, правда, только самым лучшим…»
Интересно, знакомо ли дракону понятие «скромность»?
«Знакомо. Но не присуще. А тянуть кота за хвост я не буду, потому что не встречал представленное твоим воображением животное. Но смысл выражения понял. Объясняю: на меня возложена функция рассказать лишь то, что тебе следует знать. И я расскажу».
«Мне следует знать многое, как я сам полагаю. Говорить придется долго».
«Я расскажу только то, что в меня вложили – для передачи тебе. А больше и сам не ведаю».
«Весь внимание».
«Бегун обладает не только уникальным умением, но и еще сокровенным знанием. Знание это вскрывается постепенно, частями всплывая в памяти. Оно облегчает Путь. Это знание доступно немногим из Вечных. Самому Бегуну, как уже сказано. Из тех Вечных, с кем ты встречался в Пути – некоторым Зрячим…»
«А Хранителю?»
«Хранитель… Человек-функция… Он – лишь рядовой исполнитель, не возлагай на него особых надежд».
«Скажи, Зрячий, в этом твоем мире – где мы сейчас находимся с тобой – люди есть? Или только драконы? Почему Сущий не прислал мне на встречу Зрячего-человека?»
На месте дракона любой вскинулся бы: дескать, а чем тебе я не нравлюсь? Но дракон был совершенно чужд таких чисто человеческих заскоков.
«Здесь нет людей. А те, что есть, – гости. Ты и те, кто пришел с тобой. Это наш дом. Здесь живем мы – драконы».
«Драконий мир, значит. И много вас здесь?»
«Я один».
«Один? Но ты же сказал „мы“…»
«Да, нас много, но сейчас и здесь я один. Остальные – на войне».
«На какой?»
«Не знаю».
«А почему ты не с ними?»
«Я не молод. Хотя я и моложе Луны, моложе Океана, но старше Скал и Деревьев. Мой Путь близится к концу. Я уже слаб, и поэтому Сущий не отправил меня сражаться, а велел встретиться с тобой».
Самосвал Чернова, груженный вопросами, опрокинул свой кузов.
«Так сколько тебе лет? Как это: Сущий велел? Лично? С кем сражаться?»
Отсутствие такого сдерживающего фактора, как речь, позволило Чернову сформулировать и передать дракону все эти вопросы единым блоком. Сомнений, что дракон понял все правильно, не было.
Дракон решил начать с конца.
«Сражаться…»
Чернов увидел нечто большее, чем сам себе представлял – по милым книжкам, сочиненным в легком жанре «фэнтези». Дракон думал о жутких бойнях – с морем крови, с океанами огня, с сумасшедшим количеством драконов, с невообразимым гудением пикирующим с неба на какие-то городки и деревеньки… Что там Лукас – с его компьютерными «Звездными войнами»!
«Мы делаем это по приказу Сущего. Мы его Псы».
И опять понятие «Псы» подкинуло стесненное в средствах воображение. Имелась в виду покорная армия, могучая и готовая на все – ради исполнения воли Сущего. Армия, которой Верховный Главнокомандующий пользуется с размахом невероятным…
«Это все происходило в разных мирах?» – Чернов решил проверить свою внезапно родившуюся догадку.
«Да. Мы умеем перемещаться по ПВ. Возникаем там, где надо Сущему».
Термина «ПВ» дракон, конечно же, знать не мог. Скорее всего у Чернова подслушал и правильно истолковал. Кстати, пора Чернову попрощаться со своим эксклюзивом: не один он, оказывается, по ПВ как по станциям метрополитена тусуется – драконы целыми стаями туда-сюда летают. Все, в общем, правильно, бойцы-спецназовцы Сущего должны быть мобильными: нам нет преград на суше и на море, в любом ПВ посеем боль и горе. Стихи.
А дракон продолжал:
«Это наше дело – сражаться везде, где есть причина сражения. Дело, которое дал нам Сущий. Ты должен помнить: „Дело Бегуна – искать Путь. Дело Хранителя – беречь Слово. Дело Зрячего – нести Слово. Дело Избранного – знать Тайное…“
«… Дело Пса – стеречь Путь», – закончил Чернов цитату, которую, как и многое иное, вспомнил, никогда не слыша.
«Все правильно».
«Стеречь Путь… Не про вашу ли братию мне рассказывал Хранитель Кармель? Летающие чудища с огненными шарами над спинами… А потом воины с невидимыми сетями…»
«Про нас».
«Что за шары такие?»
«Не знаю, как объяснить… попробую. Чувствуй…»
И Чернов почувствовал. Еще как почувствовал! Он просто-напросто стал драконом – огромной птицей с гибкой шеей и сильными крыльями. Совсем не брезентовыми! Он летел на огромной высоте, внимательно разглядывая все, что лежало внизу – под ним. Рядом летели такие же, как он, драконы. Он не знал никого из них, он никогда с ними не общался. Зачем? Они лишь делают общее дело. Они вместе лишь потому, что один бы он не справился. Ему надо сжечь город. Такой приказ. Как он узнал о нем? Неизвестно. Он просто знал. И вот теперь он летел к этому городу, толкая впереди себя громоподобное гудение. В горле было горячо. Там рождался огонь. Он знал, что это немного преждевременно, что огонь пока не нужен, но ему хотелось почувствовать свою мощь заранее. Он нагнул голову и резко выдохнул, исторгнув из себя длинный язык пламени. Все хорошо. Приятно чувствовать себя сильным. Другие драконы не обратили на это никакого внимания – все сами по себе.
Вот и город. Россыпь темных и светлых точек в ложбине между гор. Блестящая нитка реки. Желтые пятна полей. Им туда. Они должны все это уничтожить. Таков приказ.
Драконья эскадрилья начала снижение. Они мчались вниз так, будто собирались разбиться о землю, но каждый из них знал, что на критической высоте он сделает одно небольшое движение крыльями и столкновения не случится – не для того они прибыли сюда из других миров. Каких? Он не помнил. Какие-то миры, какие-то приказы, какие-то войны… Не его это дело – помнить. Его дело – летать и жечь.
Город был ясно различим. Видны люди, убегающие от огромных крылатых теней. Видны собаки, отчаянно и бессмысленно лающие на небо. Видны даже трещины в стенах домов… И всюду – страх. Море страха!.. Сейчас всего этого не станет, и некому будет бояться.
Жар в горле стал нестерпимым. Еще немножко подождать, накопить огня… горячо… Еще потерпеть… Сейчас!
Десяток драконьих глоток обрушил на город потоки огня. Пролетев на бреющем над целью, ни один из них не оглянулся. Они и так знали, что сейчас происходит там, внизу. И это только начало…
Скорее… уходить на следующий виток, на цель… не слышать криков… люди так громко и неприятно кричат, когда им больно…
Драконы описали по небу широкую дугу и вновь устремились к городу. И вновь – жар в горле, и вновь – несколько секунд терпения, чтобы огонь был плотнее, и вновь – выплеск…
Крики все-таки доносились до слуха… неприятно…
Они сделали еще несколько заходов, они кружили по небу и возвращались, вновь и вновь, поливая город огнем. Жар в глотке, казалось, выжег все внутренности – не просто рождать огонь так мощно и часто… На очередном заходе он понял, что не может больше извергнуть из себя даже крохотного язычка пламени. Что-то внутри кончилось, слишком велик был расход огня. И тут он вспомнил об огненном шаре. Он не знал, что это за штука, он просто вспомнил и уже знал, что шар поможет. Он подумал о шаре, ясно представил его себе… И не он один. У других драконов тоже кончился огонь, и они тоже вспомнили о шарах…
Если бы люди из Полыхающего городка нашли время, силы и желание наблюдать за драконами вместо того, чтобы спасаться от огня, то они бы увидели, как над спинами смертоносных крылатых созданий из ничего, из воздуха появляются большие золотые шары. Вспышки, мерцание, яркие сполохи, молнии – всем этим сопровождается рождение шаров. И вот уже все драконы увенчаны абсолютно ровными, круглыми шарами, полными огня. Шары никак не держатся на спинах драконов, не стесняют их движений, но и не отпускают своих носителей, словно те с ними родились…
Возникнув из памяти в реальности, шар словно придал новые силы. Горло не болело, огня было снова в достатке. Он (дракон? Чернов?) вместе с братьями по оружию снова стал делать заходы на город, щедро орошая его вновь приобретенным огнем. Десять заходов, двадцать, тридцать… Теперь картина резко отличалась от той, которую они видели на подлете. На месте города – догорающее пепелище. На месте полей – черные проплешины. Даже река обмелела и почернела от сажи. Она понесет дальше по течению воспоминания о драконьем налете – обгорелые доски, черную муть, обугленные тела жителей. И главное – память о страшном, а значит, и сам Страх. Впрочем, драконов это не волновало. Они легко взмыли ввысь и, набирая скорость, понесли над землей грозный гудящий звук. Еще немного – и они пролетят в другой мир, в котором… Нет!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...