ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Внезапно он остановился, нагнулся, сжал руками колени, сделал глубокий вдох. Что это с ним? Почему прекратил погоню? Неужели она оторвалась так далеко, что он потерял надежду ее догнать? Или просто задохнулся от быстрого бега? Сейчас переведет дыхание и снова пустится в погоню? Бедный Джеремия! Какой у него встревоженный вид. Райза снова почувствовала себя виноватой. Ему, наверное, здорово достанется за то, что упустил ее. Но с другой стороны, что может Джером Маккензи сделать ему такого страшного?Перед глазами у Райзы возникла картина: Джеремия, привязанный к мачте, первый помощник капитана мистер Дуглас хлещет его девятихвостой плеткой. Да что это она вообразила, попыталась урезонить себя Райза. Такое происходило только во времена пиратов. И все же…Она знала, что в союзной армии дезертиров клеймят и расстреливают. Не важно, насколько молод солдат, не важно, при каких обстоятельствах он дезертировал. Она слышала о таких случаях. Отец ей рассказывал. Идет война, поэтому пощады нет никому.Не надо об этом думать, убеждала себя Райза. В конце концов, этот маленький прохвост очень ловко усыпил ее, чтобы молчала. И Маккензи его не расстреляет. Ей представилась возможность, значит, надо бежать. Спасаться.Она повернулась. Снова бросилась бежать… и остановилась. Кто-то появился впереди. На фоне лучей заходящего солнца она не могла рассмотреть, кто это. Видела лишь очертания. Какое-то препятствие на ее пути. Большой Тим? Она оглянулась. Нет… Большой Тим все еще на противоположном конце пляжа. Двигается он медленно и еще не поравнялся с Джеремией.Она снова повернула вперед. Солнце переместилось, и теперь она увидела человека на коне. Он натянул поводья, и лошадь поскакала через мелкую протоку. Джером Маккензи! Вернулся…Райза потом так и не могла объяснить, почему бросилась бежать. Это было просто глупо. Она оказалась в западне. И тем не менее продолжала бег.Лошадь быстро покрыла расстояние между ними. Райза зашла в воду, нырнула, надеясь проплыть некоторое время под водой и сменить направление. Задыхаясь, вынырнула на мелководье, обернулась. Крепкая здоровая серая лошадь двигалась прямо на нее. Райза хотела опять нырнуть, однако Маккензи мгновенно соскочил с лошади, кинулся за ней, схватил за плечи. Они вместе упали.Она вырвалась, поднялась, ловя ртом воздух, не сводя с него глаз. Его мокрые волосы казались глянцевыми. Глаза отражали синеву моря. Намокшая белая рубашка из хлопка прилипла к бронзовому мускулистому телу. Мокрые темные бриджи плотно облегали стройные бедра, ягодицы, длинные ноги. Он стоял, положив руки на бедра, и был разъярен до крайности. Неожиданно Райза почувствовала, как учащенно забилось сердце. Она лишь сейчас увидела, до чего он хорош. Просто потрясающий мужчина. Сколько в нем мужественности… сколько чувственности!Он, по-видимому, изо всех сил пытался говорить спокойно:– Я ведь вас предупреждал. Вы что, забыли?– Вы меня предупреждали?! Ах вот как, вы меня предупреждали! О чем же?– Я просил вас больше не доставлять нам неприятностей.– Надо же! Иначе… что? Что вы можете мне сделать, болван? Похитить меня, запереть, держать в плену? Что еще? Что вы можете мне сделать такого, чего я еще не испытала?Вино бурлило у нее в крови, придавая небывалую уверенность в своих силах, побуждая к дальнейшим действиям. Ей хотелось не просто кричать. Хотелось вытрясти из него душу, утащить в воду, впиться ногтями в бронзовую кожу, вцепиться ему в горло, колотить кулаками по крепкой груди.И еще ей хотелось снова бежать от него… и от этой непонятной, дикой ярости, которую он в ней пробуждал.Но она не побежала. Райза приблизилась к Джерому и изо всех сил ударила его кулаком в грудь. Потом еще раз и еще.– Что вы можете мне сделать, капитан? Он перехватил ее руку.– О, мисс Мэджи, вы себе даже не представляете, что можно сделать с пленницей.Отбросил руку Райзы, многозначительно глядя на нее. Она сделала шаг назад.Он стоял в воде, облепленный мокрой одеждой, уперев руки в бедра. Как король посреди своих владений… Возможно, это и есть его королевство. Он знает эти воды, эти острова как свои пять пальцев. Казалось, и эта лазурная вода, и этот сахарно-белый песок принадлежат ему. Он управляет ими, как златокожий мифический бог.Но ее ему не испугать!– Вы мне угрожаете? Он нахмурился:– Да, черт возьми!Конечно, на нее все еще действовало вино. А может, она просто голову потеряла. Устала постоянно чувствовать его превосходство. Устала быть его пленницей. Нет, все, хватит! Слишком долго она ему уступала.Райза больше не владела собой. Бросилась на него головой вперед, как разъяренный бык. Ударила так, что он упал в воду. Один-единственный раз она испытала радость победы. На миг почувствовала себя свободной. Глава 8 Увы, мгновение торжества быстро миновало. Райза очень скоро убедилась в том, что если сбитый с ног Джером Маккензи падает, то он никогда не падает один. Он протянул руки и увлек ее за собой. Она упала на него, подняв столб хрустальных брызг. Они вместе ушли под воду. Райза попыталась вырваться, подняться на ноги, но он не отпускал. Вместе они выбрались на поверхность и яростно накинулись друг на друга, стоя на коленях.– Вы и ваше поведение нисколько – вы слышите меня? – нисколько не похоже на поведение джентльмена с Юга. Теперь я уверена, что с такими, как вы, конфедераты обязательно проиграют войну. А вас следует расстрелять, повесить, сгноить в тюрьме…Синие глаза сверкнули на темно-бронзовом лице.– Должен сказать, мисс Мэджи, вы тоже нисколько не напоминаете мне леди из общества. А ведь вы могли бы вести себя спокойно, как подобает благовоспитанной даме…– Да отпустите же меня! – Она снова рванулась.– Прекратите! Вы пойманы. А теперь вас… – Он запнулся на полуслове. Раздался громкий треск разрываемой ткани. Это разорвалась ее рубашка: пытаясь подняться, Райза случайно задела рубашкой ножны его кинжала, висевшего на поясе. Она вскрикнула, резко повернулась, пытаясь рассмотреть, что произошло. От резкого движения рубашка разорвалась еще больше. Райза поднялась… большой кусок белой ткани остался на рукоятке кинжала.– Ах… черт!С пылающими щеками она оглянулась по сторонам, ожидая увидеть Большого Тима и Джеремию. Но те куда-то исчезли. Девственный, совершенно пустынный пляж, казалось, был лишен всяких признаков жизни. Только конь Джерома стоял поблизости в ожидании хозяина. Они словно оказались одни на всей земле.– Мятежник! Бунтарь!Она с силой оттолкнула его и пустилась бежать. Разорванная рубашка трепетала на ветру. Однако Джером оказался отличным бегуном. Уже приближаясь к берегу, Райза услышала за спиной плеск воды, оглянулась, вскрикнула, и в этот момент он схватил ее. Они снова упали, на этот раз на влажный белый песок. Райза пыталась перевести дыхание. Он крепко обхватил ее обеими руками. Разорванная рубашка Райзы распахнулась, и Джером увидел ее грудь. Она все еще не могла перевести дыхание. Не могла найти нужные слова. Губы дрожали.– Бунтарь!Больше она ничего не смогла придумать.– Янки! – ответил он.– Бунтарь!– Янки!Она замолчала. Грудь бурно вздымалась и опускалась при каждом вдохе и выдохе.Он медленно протянул руку и коснулся ее лица. Осторожно провел пальцами по щеке. Райза судорожно вздохнула, пораженная собственной реакцией. Словно жаркое пламя охватило ее от этого прикосновения.Это все солнце виновато… Она чересчур долго пробыла на пляже. И выпила слишком много вина. А день такой чудесный – хрустально-голубое небо, плеск волн, вкус свободы…Он медленно наклонился, коснулся губами ее губ. Пламя внутри вспыхнуло еще жарче.Губы его становились все более настойчивыми и требовательными. Он раздвинул ее губы. Она почувствовала прикосновения его языка, сильные, страстные. Руки Джерома медленно двинулись к ее шее, груди…Она не должна… ей не следует этого делать… Весь мир кружился перед глазами. Море, песок, небо. Огонь его страсти проникал в нее, зажигая ответное пламя. Его губы и руки продолжали ласкать ее, но теперь уже не так мягко и осторожно. Его ладонь обхватила ее обнаженную грудь. Пальцы играли с соском. Райза пошевелилась, желая убежать, спастись от этого до сих пор неведомого ощущения и в то же время стремясь узнать о нем побольше.Поцелуи продолжались. Долгие, настойчивые, возбуждающие. Словно в тумане, Райза почувствовала, как он расстегнул пояс, которым она стянула слишком широкие бриджи Джеремии на талии. Почувствовала его пальцы на животе, потом ниже. Он гладил покрытый мягкими завитками волос треугольник внизу ее живота. Вот теперь самое время остановить его. Но она чувствовала, что не в силах. Его прикосновения завораживали и возбуждали ее. Она слышала плеск прибоя и ощущала жар внутри, как будто от солнечных лучей.Наконец он оторвался от ее губ. Райза лежала с закрытыми глазами, но почувствовала, что он смотрит на нее. Ждет, чтобы она тоже на него взглянула. Она не могла… Услышала его негромкий стон. Снова ощутила его губы, теперь у себя на шее. Губы двинулись ниже, к груди, все так же легко и быстро, потом он начал легонько посасывать ее сосок, щекотать его языком. Пальцы ее потянулись к его волосам. Надо потянуть его за волосы, оторвать от себя. Но она лишь еще ближе притянула его к себе дрожащими руками. Ее заливали горячие волны возбуждения. Она пыталась убедить себя, что такого не бывает. Пыталась предостеречь себя: она об этом пожалеет. Но в то же время сознавала, что хочет этого. Когда-то она была влюблена, однако вела себя добродетельно, как подобает настоящей леди. Она тогда так и не испытала, что такое любовь.Сейчас она не влюблена. Ведь невозможно полюбить врага! Все это так странно, так не похоже ни на что… Она, без сомнения, за это поплатится. Но сейчас она просто не может остановиться… не может остановить его. Почему-то она не сомневалась в том, что, попроси она его сейчас, он выполнит ее просьбу и отстранится. Если только она запротестует…Но Райза не протестовала. Она знала, что хочет этого. Жаждет его прикосновений. Его руки… о Господи, его пальцы! Они проникали внутрь, касались, гладили, щекотали, возбуждали. Она содрогалась от наслаждения. С ее губ сорвался какой-то неясный звук. Джером пошевелился, и она почувствовала, что лежит на белом песке в лучах заходящего солнца совсем нагая, если не считать разорванной в клочья рубашки. Но она все еще не могла открыть глаза.Внезапно у нее перехватило дыхание – он раздвинул ее ноги. Опустился на нее, проник между ног. Его губы, руки, язык свободно блуждали по ее телу, ласкали грудь, снова зажигая огонь. Потом поцелуи спустились ниже, покрывая кожу живота. Еще ниже… Щекочущие, зажигающие, возбуждающие… Она лежала с плотно закрытыми глазами. Ей сейчас полагалось бы прийти в ужас. Испытать шок. Она и была в шоке… Она…С губ ее сорвался сдавленный крик. Вероятно, если бы она смогла, она бы наконец запротестовала. Однако его руки обхватили ее ягодицы, язык спустился ниже, между бедер, возбуждая в ней небывалое, жгучее, пугающее и чудесное ощущение, такое сильное, что ей показалось, она сейчас умрет…Пальцы ее вцепились ему в волосы, запоздалые слова протеста готовы были сорваться с губ в тот самый момент, как ее захлестнула волна неистового наслаждения. Она выгибалась, извивалась под ним, не в состоянии больше ни о чем думать. Он приподнялся, сорвал с себя мокрую одежду, снова опустился на нее. Она ощутила его твердую напрягшуюся плоть там, где у нее все горело. Неожиданно он остановился. Она открыла глаза и встретилась с ним взглядом.– Последний шанс.– Для чего?..– Чтобы это прекратить. Она снова закрыла глаза.– Посмотри на меня.Она не хотела на него смотреть. Голод, который он в ней пробудил, снедал все ее существо.– Посмотри на меня! – снова услышала она хриплый голос.Она раскрыла глаза.– Последний шанс.Она что-то едва ли не прорыдала в ответ, прижимаясь к нему. Неужели это она лежит с ним на песке, обнаженная и так нестерпимо его хочет? Врага…– Ты занимаешься любовью не с Йеном, – настойчиво проговорил он ей в самое ухо.Ее словно холодом обдало. Поздно… даже если бы она могла протестовать. В следующий момент она снова оказалась в его объятиях. Ощутила резкий толчок. С громким криком она впилась ногтями в его кожу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...