ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она обернулась. Джером тоже.– Райза… вам надо вернуться в дом, – заикаясь, сказал кто-то из солдат.Она чуть помедлила. Потом пошла к дому.Джером стоял неподвижно, глядя прямо перед собой. Солдаты кинулись к нему. На Джерома нацепили наручники и кандалы. Словно боялись, что он вот-вот вырвется и убежит. Идиоты! Разве можно вырваться из стальных тисков! Он постарался капитулировать со всем достоинством, на какое оказался способен в этом положении. Нет, больше он не доставит им хлопот. Победить сейчас все равно не удастся. Но и умирать он не собирался.Так он стоял в ночной темноте, стараясь сдержать дрожь и насмехаясь над самим собой. Ах, какой великолепный мятежник! Высокий, широкоплечий, могучий… и абсолютно беспомощный.Он двинулся вперед. В плен. Проклиная ее тысячу раз каждую минуту. Глава 21 Неделю Джерома держали в камере в крепости Форт-Марион. Кто-то из офицеров старшего поколения припомнил времена, когда захватили в плен Оцеолу, вождя семинолов, и его людей. Тогда многим удалось бежать, и одним из беглецов был отец Джерома Маккензи. Янки совсем не хотели, чтобы история повторилась.Существовал еще один довод против тюрьмы Форт-Марион.С августа в борьбу с северянами вступил человек, известный под кличкой Дикси. Джон Джексон Диксон. Имя Джексон ему дали в честь старого друга его отца, Эндрю Джексона. В начале войны он сформировал свой собственный кавалерийский полк, который затем превратили в артиллерийское подразделение, после чего Диксон вышел в отставку, а затем создал новый отряд, начавший действовать с двадцать первого августа тысяча восемьсот шестьдесят второго года. Этого человека называли Серой Лисой и Боевым Орлом. Он представлял собой грозную силу. За один день его люди могли преодолеть расстояние в сотню миль, опустошали обширные территории, с молниеносной быстротой они налетали на военные формирования янки, громили их и так же молниеносно исчезали. О них ходила слава, что каждый сражается по меньшей мере за двоих. После захвата Джексонвилла федеральными войсками мятежники дрались еще отчаяннее, чем прежде, поэтому северяне опасались, что южане могут попытаться спасти своего героя – Джерома Маккензи. Его поспешно переправили на Север.Райзе не позволили с ним увидеться. Хотя… что бы это дало, если бы даже и разрешили, с горечью думала она, вспоминая ненависть в его глазах, в его голосе, в его словах. Он уверен, что она его предала, и никогда ей этого не простит.Райза не сомневалась, что к захвату Джерома причастен отец, но Энгус это настойчиво отрицал.Едва рассвело, она ворвалась к нему с обвинениями.– Дочка, клянусь тебе, я ничего не знал. Мне только сейчас все рассказали.– Ты хотел его убить! Ты столько раз это повторял и в прессе, и в разговорах со мной, и с другими!– Да, конечно, вначале я очень разозлился, что какой-то мятежный капитан захватил в плен мою дочь. Но теперь ты стала его женой. У тебя будет от него ребенок. Нет, дитя мое, я больше не желаю ему смерти. Знаешь, Райза, ему сейчас лучше оставаться в плену, чем продолжать то, что он делал. Кольцо блокады сжимается. Прорывать ее становится все опаснее. Подумай об этом, дочка. В плену он может дожить до конца войны.Отцу не понять, что Джером ни за что не смирится с уделом пленника. Он обязательно попытается бежать… с риском для жизни. А тюрьмы, как южные, так и северные, во многих отношениях не лучше, чем поле боя. Заключенные там мрут как мухи.– Он может умереть от голода или от болезни. Ты его не знаешь. Если кто-то рядом будет голодать или заболеет, он отдаст ему свою еду. Джером всегда защищает других.– Райза! – Энгус обнял дочь. – Клянусь тебе, я не виновен в том, что он попал в западню. Готов признать, может, я бы и предпринял что-то, если бы узнал о его появлении в Сент-Августине. В конце концов, я генерал-янки. Но мне и в голову не пришло, что ты развлекаешься с мужем прямо у меня под носом. Знаешь, кое-что я все-таки могу для него сделать. Я могу довести до всеобщего сведения, что он мой зять, отец моего будущего внука или внучки и что я бы хотел сохранить ему жизнь.– О папа! Пообещай, что он останется жив. Генерал покачал головой:– Ни один человек не мог бы такое пообещать. А тем более сдержать обещание. Идет война. Однако я буду следить за тем, куда его отправят. Это я обещаю. Теперь о тебе. Я должен вернуться в Вашингтон. А потом на фронт. Ты, конечно, поедешь со мной.– Нет, папа.– Райза…– Сначала мы должны разобраться с твоей ногой. Потом, когда ты поправишься, можешь возвращаться в Вашингтон. Я тоже туда приеду, очень скоро. Обещаю тебе.Он возражал, протестовал, настаивал. Тем временем Райза ухитрилась незаметно для него посвятить офицеров в состояние дел с его ногой. Те тотчас распорядились, чтобы через реку послали гонца с белым флагом. После ночного происшествия Райза не решилась разыскивать Джулиана самостоятельно.Джулиан благополучно прибыл в город, получив обещание, что его потом переправят через реку обратно.Лежа на операционном столе, в то время как Джулиан осматривал его ногу, Энгус не выдержал и обратился к нему:– Сынок, тебе следовало бы носить синюю форму федерала.Джулиан ответил улыбкой. У солдат Флориды не осталось форменной одежды, поэтому Джулиан ходил в домотканых хлопковых брюках и мягкой рубашке горчичного цвета.– Люди часто думают, что мы с Йеном близнецы. Но не давайте ему вводить вас в заблуждение, сэр. На самом деле я на полдюйма выше. Это всегда приводило Йена в бешенство. А теперь он это отрицает.Генерал Мэджи не сводил глаз с молодого человека, внимательно исследовавшего его ногу.– Скажи, сынок, с какой стати ты возишься со старым генералом-янки?Не поднимая головы, Джулиан улыбнулся:– Я врач, генерал Мэджи. Я дал клятву, что буду лечить людей.– Ты сможешь спасти мою ногу?– Думаю, да.Энгус подозвал доктора Крипта, присутствовавшего при осмотре:– Вы видите, сэр! Этот молодой мятежник берется спасти мою ногу.Тэйер Крипт перевел взгляд на Райзу. Та пожала плечами:– Боюсь, генеральское звание отец получил отнюдь не за свою тактичность. Но Джулиан действительно прекрасный хирург.Тэйер кивнул и обратился к Энгусу:– Сэр, я с радостью готов поучиться у мятежника, чему только можно.Невзирая на возражения отца, Райза помогла Крипту провести анестезию в соответствии с указаниями Джулиана. На небольшую губку накапали хлороформа, потом губку вложили в конусообразный сосуд и поднесли к лицу пациента. Генерал вдыхал хлороформ, пока не заснул. Джулиан принялся за дело, все время давая пояснения Тэйеру. Он рассказывал ему о том, что сам узнал за годы учебы и практики, о том, что оказалось наиболее эффективным в лечении ран и болезней.– Анестезия используется лишь в последние двадцать лет. В этой войне мы впервые по-настоящему ее испытываем. Жаль, что часто нам нечего дать своим пациентам, кроме виски. И еще кое-что, сэр. Промывая раны, выделяйте отдельную губку для каждого солдата. Я обнаружил, что соблюдение этого правила может творить чудеса.– Это не всегда имеет решающее значение…– …но невероятно снижает число случаев заражения. Думаю, именно моя настойчивость – я требовал использовать только чистые губки и бинты – позволили мне спасти немало рук и ног и сохранить людям жизнь. Кроме того, мы пришли к выводу, что свежий воздух тоже играет важную роль при выздоровлении. Конечно, я слышал от своего кузена о тех условиях, в которых работают врачи на полях сражений. Там они только режут. Ни на что другое времени не остается. И все же я убежден: там, где это возможно, мы должны работать с величайшей тщательностью.Тэйер, слушавший его как завороженный, молча кивнул.Когда операция закончилась, ногой Энгуса занялся Крипт. Джулиан на минутку зашел к Райзе. Они сидели в ее маленькой гостиной, наслаждаясь свежесваренным кофе и французским коньяком.– Все южане тебя осуждают, Райза. Ты правда послала за Джеромом, чтобы его схватили?Райза залилась краской. Наверное, у нее и в самом деле виноватый вид.– Нет. Я за ним даже не посылала. Я не знала, что он здесь, за рекой. Ты-то должен понять, что это правда. Я пыталась разыскать тебя по поводу ноги отца.– Это очень странно. К нам явился какой-то парень. Сказал, что миссис Маккензи разыскивает капитана. Мы с Джеромом оба в звании капитана. Он как раз привез нам лекарства. Вот мы и решили, что ты каким-то образом узнала о его появлении и хочешь его видеть.– Клянусь тебе, я тут ни при чем. Вероятно, янки проведали о том, что он за рекой. Наверное, кто-то за ним следил. Но он мне не верит. И боюсь, теперь уже никогда не поверит.– Да, зная своего двоюродного брата, я тоже этого боюсь. Схватить Джерома – все равно что загнать в клетку дикую пантеру. Теперь он, наверное, пытается перегрызть тюремные решетки. Ты знаешь, где он сейчас?– Нет, мне не говорят. И не позволяют с ним увидеться. Все мятежники уверены, что я его предала. Янки же считают, что я попытаюсь помочь ему бежать.Джулиан пробормотал что-то нечленораздельное.– Что это за тон? Ты мне тоже не веришь? Я говорю правду. Если не веришь, можешь убираться к черту! Но все-таки я тебе очень благодарна за то, что ты спас отцу ногу. А может, и жизнь.Джулиан улыбнулся:– Ты такая же обидчивая, как и мой кузен. Никакого такого особого тона. И благодарить меня не за что. Я говорил правду: я врач. На этой войне я не убиваю, а лечу.Райза молча кивнула.Он вздохнул. Поставил чашку на стол.– Жаль, что я не могу задержаться подольше. Я всегда любил этот город. И кофе здесь стал намного лучше с тех пор, как город оказался в руках у янки. Но… для меня это вражеская территория. Надо возвращаться к себе.– Джулиан, я хотела попросить тебя еще кое о чем. Мне нужна твоя помощь.– Да? – Он насторожился.– Как я уже сказала, боюсь, Джером никогда мне не поверит и не простит. Я тоже не могу простить ему того, что он так поспешно меня осудил. И все же я хочу, чтобы мой ребенок родился в фамильном гнезде Джерома. Не важно, какие чувства каждый из нас испытывает сейчас, мой сын унаследует эти земли, и я хочу быть там.Джулиан колебался.– А что скажет твой отец?– Он об этом не узнает. Джулиан наклонился к ней:– Райза, насколько мне известно, твой отец угрожал Финну тюрьмой за то, что тот доставил тебя на Юг, когда ты решила разыскать Элайну.– С Финном все в порядке. Он свободен как птица. Но я не могу снова обратиться к нему. Как я понимаю, корабль Джерома сейчас у его людей?– Да, наверное.– Ты не знаешь, они собираются на Юг? Джулиан, прошу тебя. Клянусь, ты можешь мне доверять.Он встал.– Если я смогу тебе помочь, дам знать.– Спасибо!Райза поцеловала его в щеку и еще раз поблагодарила за отца. Джулиан вышел.Райза осталась ждать. Отец продолжал уверять ее, что ничего не знает о том, как выследили Джерома. И Финн, и Остин Сэйдж выражали ей сочувствие, каждый по-своему, но и они не могли объяснить, что произошло.– Тебе не следовало выходить за него замуж, – заявил Финн. – И заманивать сюда тоже не следовало.– Я его не заманивала! А если ты действительно мне друг, то должен выяснить, как это произошло.Он порывисто обнял ее.– О, Райза! Если бы ты обратила внимание на меня, вместо того чтобы уплыть с этим мятежником, то не попала бы в такую переделку.Неделю спустя отец, который еще прихрамывал, но чувствовал себя почти нормально, отправился в Вашингтон, строго-настрого наказав Райзе немедленно следовать за ним. Она пообещала, правда, не назвала точную дату приезда.Через три дня к ней в дверь постучал незнакомый молодой человек, сообщивший, что «Леди Варина» отходит следующей ночью и будет держать курс на Бискайский залив. Райза поблагодарила его, и посыльный исчез. Райза смотрела ему вслед, чувствуя дрожь во всем теле. Может, у этой ночи тоже есть глаза… Однако все было тихо. Никого вокруг.
С наступлением зимних холодов бои стали более редкими и беспорядочными. Все готовились к весенней боевой кампании. На западном фронте генерал Грант, одержавший во всех прошедших сражениях больше побед, чем другие северяне, планировал поход на Виксбург на Миссисипи. На востоке армия Потомака начала продвижение к Фредериксбергу, довольно крупному процветающему городу в Виргинии, между Вашингтоном и Ричмондом.Джерома доставили в старую капитолийскую тюрьму, в самом центре Вашингтона.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...