ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ей хотелось посмотреть не только Европу, но и Египет с его пирамидами, увидеть реку Янцзы в Китае.Однако началась война. Отец с радостью отправил бы дочь куда-нибудь подальше от дома, но она решила остаться и уже в течение нескольких месяцев работала вместе с Джулианом на полях сражений. Родители не стали возражать. Ни Джаррет, ни Тара Маккензи никогда не считались с мнением чопорного светского общества. Теперь Джулиану казалось невероятным, что в детстве и отрочестве они с Тиа дрались, как кошка с собакой. Сейчас она стала для него незаменимой помощницей. Она читала раненым, писала для них письма, подбадривала их, ухаживала за теми, кто лежал в жару, и даже помогала при операциях. Готовила перевязки, мыла раненых. И каким-то образом умудрялась не обращать внимания на тошнотворный запах гниющей человеческой плоти.Можно считать, ему повезло. Когда повстанцы заняли Сент-Августин, ему помогала невестка, оказавшаяся отличной медсестрой. Теперь у него есть Тиа.Она взглянула на мертвого юношу. Глаза ее увлажнились. Тиа быстро перевела взгляд на Джулиана.– Вся его семья – и родители, и жена, и ребенок – живут в Окале. Я написала за него два письма. Он очень не хотел, чтобы они узнали о том, что он пристрастился к табаку и азартным играм. Просил меня сжечь его колоду карт для покера.– Значит, сожги карты. А потом пойди отдохни немного. Ты себя изматываешь. Нельзя тратить столько сил.Она некоторое время молчала, потом сказала:– Джулиан, у нас есть брат, который сражается на стороне янки. И всем известно, что наш отец аболиционист. Если мы выиграем эту войну, всегда могут найтись люди, которым придется время от времени напоминать о том, что двое представителей Маккензи из Тампы спасали солдат-южан.– Но ты ведь с такой же энергией помогаешь и солдатам-янки. И кроме того, говоришь вещи, какие никогда не сказала бы преданная своему делу конфедератка.Она пожала плечами:– Если Йена ранят на вражеской территории, я могу только молиться о том, чтобы ему оказали необходимую помощь. Ты прав, я ненавижу войну. Это неправедное дело. Война началась с того, что кучка мальчишек и стариков, вообразивших себя юнцами, стали угрожать друг другу, надеясь разбить противника в одном бою, в крайнем случае в нескольких. Но сколько времени прошло, а война все еще в разгаре. Мужчины гибнут, дома разрушены, дети становятся сиротами. А когда все это закончится, боюсь, мне не останется ничего иного, кроме как пойти в медицинскую школу. Замуж выйти будет не за кого.В палатку заглянул помощник Джулиана, сержант Дигби, худощавый, быстрый молодой человек, служивший в армии Соединенных Штатов от Аризоны до тех пор, пока его штат не отделился. Дигби отдал честь, заметил умершего, на минуту помрачнел. Потом заговорил возбужденно:– Он приближается, сэр! Он приближается.– Кто приближается, Дигби?– Капитан Маккензи, сэр! «Леди Варина». Здорово, правда? Кругом столько союзных кораблей, а он провел свой корабль туда и обратно как ни в чем не бывало.Джулиан бросил взгляд на сестру. До сих пор их двоюродный брат действительно проводил свой корабль сквозь линию блокады как ни в чем не бывало. Однако на самом деле это был тяжелый труд, и с каждым месяцем прорывать блокаду становилось все опаснее. Конечно, эта работа подходит Джерому больше, чем кому-либо другому. Он никогда не служил во флоте Соединенных Штатов, как многие другие офицеры-конфедераты. До войны он был ныряльщиком и строил суда. Свое дело он изучил на больших кораблестроительных верфях Севера. И применял все, чему научился, в водах Флориды. Свою «Леди Барину» он построил и сконструировал сам. Легковесную – всего пятьсот тонн, – оснащенную и паровым механизмом, и парусами, способную маневрировать даже на мелководье, быстроходную и надежную, снабженную семью небольшими орудиями и тремя большими пушками.Чертовски приятно будет снова увидеть Джерома. Не говоря уж о том, как им нужны медикаменты и перевязочные материалы.– Пошли к Джерому! – взволнованно воскликнула Тиа. Джулиан кивнул. Бросил взгляд на умершего юношу.– Я о нем позабочусь, доктор Маккензи, – сказал Дигби. Джулиан снова кивнул. Они с Тиа выглянули из палатки, разбитой в небольшом сосняке. Посмотрели в сторону реки. Рассвет только занимался. Ну конечно, Джером всегда передвигается в темноте. Как призрак под покровом ночи.«Леди Варина» стояла на якоре. Гавань столько раз страдала от военных действий – сначала здесь были отступавшие конфедераты, потом янки, потом снова мятежники. Джулиан с самого начала возражал против того, чтобы размещать госпиталь вблизи гавани. Огонь вражеских орудий мог уничтожить раненых.Сейчас он увидел несколько лодок, направлявшихся к берегу. На передней стоял Джером, широко расставив ноги, чтобы удержать равновесие. Увидев Джулиана, он улыбнулся, сделал приветственный знак рукой. Как и дядюшка Джеймс – «полукровка», шептались соседи, – Джером всегда поражал Джулиана. Они отличались по возрасту всего на несколько месяцев, однако, встретившись с кузеном по делу об имуществе Маккензи на юге штата, Джулиан понял, что Джером может во многом играть ведущую роль. Помимо всего прочего, он умел издавать боевой клич, от которого сердце холодело.Джулиан улыбнулся. Сейчас Джером напоминает Вашингтона, пересекающего Делавар. Впечатляющая фигура, ничего не скажешь. А ведь он никогда не носит форменную одежду. Сейчас на нем лишь серая рубашка из хлопка, серые бриджи, сапоги и кинжал в ножнах на боку.Он ступил на берег.– Капитан! – воскликнул Джулиан.– Доктор!Тиа первой подбежала к Джерому и бросилась ему на шею. Он поднял ее, крепко прижал к себе, поставил на землю. Потом они обнялись с Джулианом.– Как приятно снова встретиться! Мы тебя не ждали. Река в последнее время очень опасна. Мы столько всего наслушались. Слава Богу, ты здесь! Мы молились, чтобы ты привез какие-нибудь новости. Что-нибудь слышал о…– Да. Но сначала давайте перенесем груз с корабля. А потом поговорим наедине. * * * Полчаса спустя Джером Маккензи сидел в самодельном госпитале Джулиана с ним и его сестрой. Люди Джерома закончили разгружать корабль. Несмотря на строжайшее требование военного начальства конфедератов распределять запасы равномерно по всей территории, Джером твердо решил: большая часть того, что он привез, останется в его родном штате. Особенно медикаменты и материалы, необходимые Джулиану.Дигби принес кофе с печеньем и удалился. Джером начал рассказывать новости, которых они так ждали.– С Элайной все в порядке.– О Господи, откуда ты можешь знать? Ты что, ее видел?– Да, видел.– Ну и что там произошло?– Элайна выполняла шпионские задания и, кроме того, провозила контрабанду через линию блокады. Да-да, не удивляйтесь. Федералы очень стремились ее поймать… Мокассинку. Но…– Ее кто-то предупредил. Генеральская дочка. Джером вопросительно взглянул на Джулиана:– Откуда ты знаешь?– После ее исчезновения в Сент-Августине каким-то образом стало известно, что ей удалось уговорить одного молодого человека отвезти ее на юг. Я мог предположить лишь одно – она решила разыскать Элайну. Это просто чудо, что ей удалось найти Йена.– Она его не нашла. Вернее, не совсем так. Она вышла на меня.– Ах, вот как.– Но ты видел Элайну? – вмешалась Тиа. – С ней действительно все в порядке? А как Йен? Джером, пожалуйста, расскажи нам обо всем.Джером несколько секунд колебался. Он безоговорочно доверял всем членам своей семьи. Но бывают такие ситуации, когда им лучше не знать всего.– Я нашел Йена, а он разыскал Элайну. Ее доставили в Беламар, и Йен тоже там появился, очень ненадолго.– Йен снова отправился на войну… – с горечью проговорила Тиа.Джером ничего не ответил.– А генеральская дочка? – спросил Джулиан.– Из-за нее-то я и оказался здесь. Мне нужно, чтобы вы помогли ей переправиться через реку.Джулиан нахмурился:– Вот оно что… А почему ты не оставил ее в Беламаре?– Не мог. Она знала, куда я отправляюсь и что собираюсь делать. А это было опасно для меня и моих людей.– Думаешь, она могла бы тебя выдать?– Я в этом не сомневаюсь. Она всей душой предана делу янки.– Но это еще ни о чем не говорит, – пробормотала Тиа. – Ведь она рисковала собственной жизнью ради спасения Элайны, не так ли? Почему ты так уверен, что она выдала бы тебя?Джером сделал глоток кофе, ощущая комок в горле. Долго смотрел на свою очаровательную кузину, готовую встать на защиту совершенно незнакомой женщины.– Она поклялась мне, что сделает это.«А не изменилось ли все теперь?» – спросил он себя. Кое-что изменилось. Но теперь она выдала бы его не из-за враждебного отношения к нему, а из-за верности долгу. Независимо от того, что между ними произошло. А что, собственно, произошло, Боже правый?! Подумаешь, какое великое событие! Он ее хотел. Он ее просто очень хотел. А что чувствовала она? Этого он не знает… Неужели она решилась на близость только потому, что он похож на Йена? А может, она ниспослана ему самой судьбой? Война заставила всех осознать кратковременность и хрупкость человеческой жизни. Мужчины – любовники, женихи, возлюбленные – гибнут как мухи, а вместе с ними умирают мечты и надежды женщин на счастье.Но Райза ведь не подталкивала его к тому, что произошло. Ни в его каюте, ни на пляже. Это все он сам. Однако она ответила ему с такой готовностью и страстью, что могло показаться, будто это она его соблазнила.А теперь ее образ постоянно преследует его. Он хочет ее еще больше, чем раньше.Конечно, не будь сейчас войны, ему следовало бы просить ее руки. В прежней, довоенной жизни ее репутация оказалась бы под угрозой. Йена, например, привело к алтарю не то, что произошло на самом деле между ним и Элайной, а скандал, поднявшийся вокруг этого.Однако сейчас преданные своему делу девушки-янки не выходят замуж за столь же преданных своему делу мятежников. Джером, правда, знал такие пары, но эти люди вызывали у него лишь сочувствие.Нет… Лучше забыть о том, что произошло. У них не может быть будущего. Она все так же стремится избавиться от него, добраться до своего любимого Севера. Сама мысль о замужестве с полукровкой, с южанином, занимающимся доставкой грузов через линию блокады, наверняка привела бы ее в ужас. Она, должно быть, сделала это, уступая минутному соблазну, из желания отведать то, что у нее когда-то отняли.И все же… Будет чертовски трудно отпустить ее. При одной мысли об этом Джером сжал чашку, все его мышцы напряглись, сердце забилось учащенно. Сколько бы он ни злился из-за того, что она, возможно, принимала его за Йена, злость не могла погасить огонь, который в нем зажгла Райза. Она сразу же, с первой минуты пробудила в нем страсть. До конца своей жизни, до последнего дня будет он вспоминать ее глаза – то зеленые, с легкими проблесками голубизны, то темно-голубые, с едва заметными искорками зелени. Глаза как море… прекрасные, сверкающие, изменчивые.Джером решительно поставил чашку.– Она знала о моих планах, поэтому я не рискнул отпустить ее. Но она очень хочет вернуться на территорию янки.Джулиан наклонился вперед:– Должен предупредить тебя, Джером. Ее отец рвет и мечет. Я слышал, он намеревается прочесать все вокруг и пообещал уничтожить любого – будь то мятежник или янки, – если хоть один волос упадет с головы его дочери. Кстати, что с тем парнем, который переправил ее на юг?– С Финном? Его высадили на один из островков еще с несколькими янки. Там вскоре должен пройти корабль северян, если уже не прошел.– Понятно… Могу только посочувствовать бедняге, если генерал до него доберется.– Так как я нахожусь в состоянии войны со всей союзной армией, вряд ли мне может быть страшен ее отец, – небрежно бросил Джером. – А у нее оказалось больше информации, чем у дюжины шпионов. Мне очень жаль, но я ничего не мог поделать.– Я уверена, что ей не причинили вреда, – пробормотала Тиа. – Во всяком случае, я на это надеюсь.Джером ответил холодной улыбкой:– Ах, Тиа, мне жаль тебя разочаровывать. Она боролась как дикая кошка. Мне пришлось ее усмирить. Естественно, я приказал привязать ее к грот-мачте и дать двадцать ударов плеткой. – Он притворно вздохнул.– О Господи… – У Тиа перехватило дыхание. – Что ты такое…– Тиа! Он же смеется над тобой. Джером расхохотался:– Точно, смеюсь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...