ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он выжил лишь благодаря Бренту, с гордостью подумала Сидни. В теле Холстона засело пять пуль, но каким-то чудом ни одна из них не раздробила ему кость. Почти все остальные солдаты оказались ужасно капризными пациентами и были убеждены в том, что Брент либо намерен убить их – в тех случаях, когда он отказывался от ампутации, – либо искалечить. Джесс Холстон на мгновение открыл золотистые глаза, сверкнувшие на окровавленном лице, и посмотрел на Брента. На протяжении всей операции он не произнес ни слова, ни в чем не обвинял хирурга, не издал ни единого стона или звука, хотя единственным обезболивающим средством в тот момент были остатки виски. В конце операции Холстон потерял сознание. В мучительной лихорадке, которой сопровождалось его выздоровление, он часто звал какую-то Мэри, иногда принимал за Мэри Сидни, потому что именно ей поручили выхаживать его. Брент, подобно многим другим врачам, считал, что свежий воздух способствует выздоровлению ничуть не меньше, чем лекарства. Вот почему, как только Холстон смог передвигаться, Сидни стала сопровождать его по утрам на прогулки. Сегодня, придя в госпиталь, она увидела его во дворе, он дремал в кресле-каталке. Холстон уже мог ходить сам, однако из-за сильной слабости, не мог уйти далеко. Брент сказал, что хромота останется у полковника на всю жизнь. Но стоило ли скорбеть о подобной мелочи после всего, что ему пришлось перенести…– Это всего лишь семейные сплетни, – ответила Сидни на его вопрос. – Ничего интересного.– После того как пролежишь в больнице столько времени, все становится интересным. Кроме того, мне кажется, мисс Маккензи, что в вашей жизни все необыкновенно и увлекательно.Она с улыбкой покачала головой:– Ну хорошо. Вот, например… жена моего кузена скоро родит второго ребенка.– Ах да, Элайна.Сидни в изумлении приподняла брови:– Вы ее знаете?!Теперь он покачал головой, улыбнулся:– Нет, но мне не раз приходилось встречаться с Йеном.– Вот как! Но… в таком случае…– Да, конечно, я сразу понял, что мой хирург из рода Маккензи. Йен часто расхваливал при мне искусство своих братьев. Иногда даже приводил в ярость других врачей, объясняя им, что сделали бы Джулиан или Брент Маккензи при подобных обстоятельствах. Сейчас, минуточку… Да, вы, разумеется, намного привлекательнее их, но все-таки вы тоже, несомненно, Маккензи из Флориды, хотя в вас определенно есть что-то экзотическое. Я вас не обижу, если позволю себе предположить…– Да, во мне течет индейская кровь. – Сидни заявила об этом как о чем-то само собой разумеющемся. Она гордилась своей индейской кровью.– Это делает вас еще прекраснее.– Что за лесть, сэр? Берегитесь. Вы начинаете походить на наших южных джентльменов.– Мужчина либо джентльмен, либо нет, не важно, с Севера он или с Юга.– Верно. При этом некоторые из них отчаянные льстецы, а другие совсем не умеют льстить. Если надеетесь отвлечь меня лестью, чтобы потом вам было легче исчезнуть…– С какой стати я должен исчезнуть?Сидни пожала плечами. Странно… этому человеку так легко удается выводить ее из равновесия. При нем она все время краснеет. А ведь она неплохо знала мужчин. Работая в госпитале, Сидни повидала их достаточно. Всяких.– Как бы то ни было, сбежать вам не удастся. Поэтому ведите себя как полагается. Могу сообщить вам, что скоро снова стану тетушкой. У моей старшей сестры Дженифер уже есть очаровательный сынишка. А теперь мой непутевый брат – морской капитан – тоже женился и собирается стать отцом.– Непутевый морской капитан… это тот, который женился на дочери генерала Мэджи?– Да. Вы что-нибудь о нем знаете?– Генерал все еще рвет и мечет. Но продолжайте, пожалуйста.– Ну, самая главная новость, конечно… – Сидни осеклась на полуслове.Он с любопытством смотрел на нее. С искренним любопытством. Так интересуется ее семейной жизнью? Конечно, он друг Йена. И кроме того, служил под началом генерала Мэджи… Сидни покачала головой:– Я рассказываю вам обо всем. Вы же не рассказали мне ничего.Он улыбнулся:– Я всего-навсего внук богатого коммерсанта-меховщика. Правда, с кучей денег и роскошным особняком в Нью-Йорке.– И очень скромный, как я вижу.Он покачал головой, все с той же улыбкой:– Состояние росло само по себе. Это началось вскоре после экспедиции Льюиса и Кларка. Моей заслуги тут нет. И потом… видите ли, деньги достались мне от матери, сбежавшей с моим отцом… солдатом. Он участвовал в Мексиканской войне. Отсюда и мое назначение в Уэст-Пойнт, где я познакомился с вашим двоюродным братом Йеном. Что еще я могу вам рассказать?Несколько секунд Сидни колебалась, но удержаться от вопроса все же не смогла:– Кто такая Мэри?Он долго молчал, потом вздохнул:– Моя жена. Она умерла от малярии через две недели после того, как я уехал на войну.– О… Простите меня…– Ничего. Итак, продолжайте, пожалуйста. Расскажите, о чем вам еще пишут?– О чем пишут?.. – Сидни взглянула на листки, лежавшие на коленях. – Моя мать скоро должна родить.Он смотрел на нее с улыбкой.– Вы говорите об этом в таком неодобрительном тоне. Считаете, ей поздно рожать? Может, это не подобает делать в ее возрасте?Сидни покачала головой:– Нет, дело не в этом. Просто я беспокоюсь за нее. Брент собирается взять отпуск. Он ведь работает без передышки всю войну. Ни одного дня отдыха. Начальство решило, что ему пора уехать на некоторое время. Мой старший брат Джером действует с отчаянной храбростью. Проникает всюду, куда необходимо. Нет ни одного офицера-южанина, который отказался бы ему помочь, потому что он нужен всем. Но он играет с огнем. Я очень за него волнуюсь. Сейчас, например, он уже должен быть здесь – обещал приехать за мной.– Вы говорите о морском капитане? Сидни кивнула.– Не переживайте. Насколько мне известно, он скоро здесь появится.– Неужели вы и Джерома знаете?!– Только по слухам. – Холстон дотянулся до скамейки, на которой она сидела. Сжал ее руку. – Не волнуйтесь. Вы попадете к матери.– Мне бы вашу веру.– А у нас, кроме веры, ничего не осталось. Так что главное – не теряйте надежды.
Джером появился два дня спустя, примерно в это же время. Сидни сидела во дворе с Джессом Холстоном.Госпиталь пришел в движение. Джерома все знали как героя. Он один не страшился вражеских пуль, в то время как другие предпочитали не рисковать, не выходить за линию блокады. И внешность его вполне соответствовала репутации. Очень высокий, бронзово-смуглый от солнца и морского воздуха, со сверкающими голубыми глазами, он производил незабываемое впечатление в своей синей морской форме и шляпе с плюмажем. Джером почтительно здоровался со всеми медсестрами – как пожилыми, так и молоденькими. Приветствовал старых друзей и вновь прибывших раненых. Сидни, хорошо знавшая брата, заметила, как туманятся болью его глаза при виде чужих страданий. Наконец он дошел до скамейки, на которой она сидела. Порывисто обнял сестру. «А он очень изменился», – подумала Сидни. Конечно, они все изменились за это время. Но Джером больше других походил на отца. Такой же уверенный во всем, что бы он ни делал, такой же быстрый, неустрашимый, обаятельный и в то же время какой-то… недоступный, отстраненный. Он сохранил свою всепобеждающую неотразимую улыбку, свою редкую привлекательность и вместе с тем в нем появилось больше серьезности, даже суровости. Она ощущалась в его походке, легких небрежных движениях, даже в тембре его низкого глубокого голоса. Однако, несмотря ни на что, Сидни ощутила тепло его рук и нежность в его словах, обращенных к ней. Он сказал, что она прекрасно выглядит.– Ты тоже, старший брат! – Сидни познакомила его со своим пациентом. – Капитан Джером Маккензи, полковник Джесс Холстон, армия Соединенных Штатов.– Капитан Маккензи! Гроза морей!Джером ответил полуулыбкой, по которой Сидни поняла, что он тоже кое-что слышал о Холстоне. Протянул руку:– Полковник Холстон – единственный достойный соперник нашему Джебу Стюарту!– После вашего кузена Йена, сэр, – скромно заметил Джесс.Джером рассмеялся. Сел на скамейку.– Хороший ответ, сэр. – Он посерьезнел. – Рад видеть вас живым. Говорили, вы убиты.– Наверное, меня действительно сочли убитым. Я жив только благодаря искусству вашего брата, Брента. И вашей сестре.Он взглянул на Сидни. Та залилась румянцем. Джером несколько секунд внимательно смотрел на обоих, потом встал со скамейки.– Приятно было познакомиться. Как я понимаю, вас собираются обменять на кого-то из наших людей, но надеюсь, вы еще какое-то время останетесь нашим гостем. И еще надеюсь, что вы не нанесете слишком большого урона нашим войскам и сами останетесь живы.– Сэр, я прекрасно понимаю ваши чувства. Я буду молиться за вас. И за то, чтобы вас отозвали.Джером кивнул. Потом взял Сидни за руку:– Пора ехать.Она кивнула. Обернулась к Холстону:– Поправляйтесь.– Я буду ждать вашего возвращения. Джером увел сестру.
В экипаже по дороге к центру города, где они собирались забрать Брента, Джером внимательно наблюдал за Сидни.– Возможно, тебе придется остаться с мамой на несколько месяцев.– Конечно, я побуду с ней какое-то время. Но в госпитале очень нужна моя помощь. И потом, после того странного случая с экипажем ничего плохого больше не произошло…– Просто я хотел сказать, что тебе, возможно, придется вообще остаться дома.Сидни подалась вперед, взяла его руки в свои. Если отец и брат объединятся против нее, ей придется уступить. Но она должна вернуться в Ричмонд! Внезапно это стало важнее всего остального.– Вспомни, Джером, когда война только началась, женщин и близко не подпускали к госпиталям. Потом стали поручать кое-что, но только дурнушкам. Мне удалось туда попасть только благодаря Бренту. Элайне и Райзе разрешили из-за Джулиана и отца Райзы. Я не могу просто сидеть дома. Я должна приносить какую-то пользу!В тени экипажа глаза Джерома казались совсем темными.– А приносим ли мы на самом деле пользу или только продлеваем эту кровавую бойню? – внезапно спросил он.Сидни решила сменить тему:– Мы обязательно выиграем войну. Теперь он наклонился к ней, взял ее руки.– Сидни, меня очень тревожит твоя близость к врагу.– К врагу?! Ты имеешь в виду Джесса?– Да.– Но он же ранен. Мы его лечим.– По-моему, ты делаешь для него больше, чем следует. И сама этого не замечаешь.– Но ведь мы уезжаем, не так ли?– Да. И лучше тебе не возвращаться. – В его голосе зазвучала горечь. – Поверь, не стоит слишком близко сходиться с врагом.Сидни откинулась на спинку сиденья:– Гм… Я ведь не видела тебя после того, как ты стал женатым человеком. Как твоя жена? Я знаю, она ждет ребенка. А вообще как она?Это ее старший брат. Она его обожает. Он никогда не сделает ей ничего плохого. И все же… в его глазах появилась такая ледяная холодность! Сидни пожалела о своем небрежном легкомысленном тоне.– С Райзой все в порядке.– Извини, Джером. Просто я…Она опустила голову. Он тяжело вздохнул, нежно погладил ее подбородок.– Сидни, я никому не пожелаю такого ужаса. Мне осточертела эта война, этот раскол. Я устал постоянно бояться, что однажды меня заставят стрелять в Йена. Я сожалею о том, что мне пришлось жениться на женщине, чей отец спит и видит, как бы меня убить, и о том, что эта женщина сейчас находится на моей родной земле только потому, что город, в котором она сейчас живет, захвачен янки. Будь осмотрительна с Джессом Холстоном, Сидни. Он производит очень хорошее впечатление. И репутация у него безупречная. Тем не менее он янки с головы до ног. Он принесет тебе страдания.– Не стоит так тревожиться из-за меня. Между мной и Холстоном ничего нет. Я медсестра, он мой пациент. Вот и все. Сейчас надо беспокоиться о маме. Разве не так?Он мрачно кивнул. На какое-то время они больше к этому не возвращались.
Когда-то давным-давно, вспомнилось Джерому, мать называла их дом Замком у моря. Отец, смеясь, возражал, что это скорее Дворец у моря. Джером не соглашался ни с тем, ни с другим. Длинный дом из сосны округа Дэйд, знаменитого дерева, способного противостоять всем древесным паразитам, был большим и удобным. Если это замок, то скорее из немецкой сказки. Он неожиданно открывался глазу среди прибрежных морских сосен, обращенный фасадом к великолепному естественному пляжу. С севера его окаймляли субтропические леса, с запада – кокосовая роща, с южной стороны он выходил на реку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...