ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лакей принес блюдо со свежими овощами. Положив немного себе на тарелку, Джером обнаружил, что она стоит неровно, приподнял ее и с изумлением увидел под ней записку, сложенную вчетверо. Он незаметно развернул ее и прочел:«Капитан Маккензи, можете считать себя мертвецом. Вы коварно похитили и бессовестно обесчестили Райзу Мэджи. Берегитесь! Отмщение не заставит себя ждать».– Что-нибудь случилось, капитан? – спросила дама, сидевшая справа. Глаза ее возбужденно сверкнули.– Да нет. Просто получил записку.Он снова ощутил знакомый жар в крови. Он «бессовестно обесчестил» Райзу Мэджи! Господи, добраться бы до нее! Он и сам удивился тому, как подействовала него эта угроза. Однако надо держать себя в руках и спокойно ответить на все обвинения. Нельзя позволить себе сорваться, нельзя терять контроль над собой. Иначе можно попасть в руки врагов, не успев найти ее.Позже, за вином и сигарами, он попытался выяснить у одного из помощников Дэвиса, каким образом записка могла попасть под его тарелку.– Не знаю, сэр. Наш Джеб Стюарт умудряется доставлять сообщения своему тестю, который остался в союзной армии! Ему подкладывают записки под тарелку во время завтрака в Вашингтоне. Это опасная война, сэр. Я могу попытаться выяснить. Вам угрожали?– Да. Но с угрозами в свой адрес я сам разберусь. Думаю, не меньше половины всех моряков-янки готовы отправить меня на тот свет. Однако эта ситуация представляется мне опасной.Президенту и миссис Дэвис совсем не нужны предатели в близком окружении.Джером собирался пораньше лечь спать в этот вечер, но ему это не удалось. Сидни начала отчаянно флиртовать с кавалерийским офицером. Джером набросился на нее с упреками. Поймал себя на том, что разговаривает так же, как их отец в минуты раздражения. Потом понял – он просто встревожен. Откуда у него здесь, в Белом доме, враги?Сестра пошла к наемному экипажу. Джером задержался, чтобы попрощаться с радушными хозяевами. Спустившись по ступеням на улицу, увидел, что их экипаж отъезжает без него.Долю секунды спустя он понял, что тревожился не напрасно. Кто-то похитил его сестру, почти у него на глазах, прямо перед Белым домом Конфедерации!– Карету! – закричал он, уверенный в том, что дом президента окружен солдатами, которые мгновенно откликнутся на его зов.Джером приехал на прием в вечернем костюме, но шпага в ножнах, как всегда, была при кем.Прекрасная черная лошадь стояла привязанная на углу. Джером промчался несколько шагов, вскочил в седло и погнался за экипажем. Настиг его через несколько секунд, с размаху прыгнул на козлы. Началась драка с молодым бородатым кучером за вожжи. Тот вытащил нож и замахнулся. К счастью, Джером успел оглушить противника ударом в челюсть. Он не собирался его убивать. Сначала нужно выяснить, почему тот вел себя так дерзко и безрассудно. Ударил парня по руке – тот выронил нож. Перехватил вожжи. Но тут противник Джерома пришел в себя и снова набросился на него, ухватив его за горло с такой силой, что оба свалились на землю.Джером ощутил сильный удар, услышал треск. Сломалась кость… но чья? Его собственная? Раздумывать было некогда. Опасность еще не миновала. Он поднялся… наклонился над человеком, лежавшим на земле, ожидая услышать стоны.Его противник был мертв!Джером стоял на коленях над мертвым телом, когда подбежали солдаты, подъехали всадники.– Капитан! – крикнул кто-то из них.– Я в порядке. А вот этот человек мертв. Но не от падения на землю. – Джером указал на грудь убитого – по черному лацкану фрака расползалось кровавое пятно. Его застрелили… Нахмурившись, Джером оглянулся. Кто стрелял?– Никто из моих людей не стрелял, сэр. Мы гнались за экипажем, но когда вы сцепились с этим парнем, мы не решились стрелять. Ведь там, в экипаже, ваша сестра.Сидни!Джером вскочил, кинулся к экипажу. Сидни, дрожащая от страха, но целая и невредимая, выглянула из кареты.– Джером!– Со мной все в порядке.Он обнял ее за талию и помог спуститься, крепко прижав к себе.Ночные окрестности ожили. Все вокруг зашевелилось, повсюду появились солдаты. Президент Дэвис затребовал у разведывательного управления отчет о том, что произошло. Попытка похищения Сидни, при том что вокруг было столько солдат Конфедерации, могла показаться сущим безумием. Но еще более странным выглядело то, что похитителя застрелили.Появился человек по имени Лоуэлл Томас, работавший в разведывательной сети Конфедерации. Он говорил с Джеромом и прочими, задавал множество вопросов, однако ответить на них никто не мог.– Разумеется, у вас есть враги, сэр. Такой человек, как вы, не может их не иметь. Вы стольких моряков сбросили с кораблей… А у северян есть много тайных сторонников и на нашей территории.Джером покачал головой:– Я знаю, что за мной охотится один из генералов янки. Но он не из тех, кто станет угрожать молодой женщине, чтобы отомстить мне.– Мы займемся этим делом и не отступим, пока не расследуем его, – пообещал Томас.– Я хочу, чтобы мою сестру охраняли. Как только появится возможность, я отвезу ее домой на своем корабле. Но до тех пор ее должны охранять.– Да, конечно, капитан. Это будет сделано.– Ее должны охранять очень добросовестно.– Капитан, – повторил Томас, – можете мне поверить. Президент приказал, чтобы все ваши распоряжения выполнялись.Удовлетворенный услышанным, Джером наконец повез Сидни домой в экипаже, который предоставил в их распоряжение Лоуэлл Томас. По дороге Джером пытался заставить Сидни понять серьезность ситуации.– Сидни, ты должна уехать домой.Ее прекрасные зеленые глаза широко раскрылись:– Но я очень хорошо работаю в госпитале. Это правда. Ты не можешь меня заставить…– Сидни, здесь тебе грозит опасность. Я хочу, чтобы ты вернулась к матери и отцу.– Джером, прошу тебя… Ты не понимаешь…– Тебя будут охранять, пока я не вернусь. Я повидаюсь с Брентом, потом приеду за тобой и отвезу домой. Это необходимо. Я боюсь за тебя.– Ах вот как! Ты пират, похищаешь женщин-янки, губишь их репутацию, а расплачиваться должна я?– Сидни… – рассерженно начал он. Она мгновенно опомнилась:– Прости меня, Джером. Но…– Один Бог знает, что могло бы случиться с тобой сегодня.Всю дорогу она продолжала протестовать и умолять его. Однако, когда они доехали до дома, где жила Сидни, ее настроение изменилось. У двери их ждал солдат с письмом от отца.– Сидни, в чем дело? – встревоженно спросил Джером. – Что-нибудь с отцом? С матерью? С Дженифер?Она покачала головой:– Ничего не случилось… пока.– Тогда в чем дело?– Я согласна, Джером. Можешь везти меня домой.– Да что такое, черт возьми?– Мама ждет ребенка! У нас будет еще одна сестричка или братик!Джером был поражен. Отец когда-то говорил ему, что у них с Тилой всего трое детей, потому что последний ребенок – Сидни – дался жене очень нелегко. Роды оказались тяжелыми. Тогда он испугался за жену. И вот… через столько лет…Джером почувствовал, как сжалось все внутри. Их отец – сильный, могучий человек, воин и умница к тому же. Мать – удивительная женщина. Ее сила в мягкости и решительности. Она беззаветно полюбила отца, и ничто на свете не может уничтожить эту любовь. Эта любовь питает, исцеляет, поддерживает других.– Она уже в таком возрасте… – растерянно проговорила Сидни.– Не вздумай ей этого сказать! – попытался пошутить Джером.– Я не имею в виду, что она старая. Но… здоровье у нее не то. Я беспокоюсь за нее, Джером. И о чем только думает отец!Джером открыл было рот, собираясь ответить, но решил, что не стоит. Слава Богу, что сестра по крайней мере согласилась ехать домой.Эту ночь он пролежал без сна – слишком многое тревожило его.
Через три дня он нашел Брента в доме на одной из старых плантаций, недалеко от места недавнего боя. Джером прошел прямо в операционную, где его брат удалял глубоко засевшую пулю.– Приехал помочь, братец?– Если тебе нужна моя помощь.Джером встал напротив брата. Он так хорошо его знал. Мог в точности сказать, о чем тот думает. Там, где кто-либо другой даже не понял бы, что Брент требует свежих губок для каждого пациента, Джером мог заранее предугадать желания брата.Операции продолжались весь день. Некоторые можно было бы назвать бесчеловечными. Морфина на всех не хватало. Джером вскоре обнаружил, что требовалась в основном его физическая сила, чтобы удерживать пациентов, которым ампутировали руки и ноги.Только поздно вечером у них с братом наконец появилась возможность посидеть в кабинете старого полуразвалившегося дома, попивая бренди, привезенный Джеромом из Ричмонда. Он рассказал Бренту о необъяснимом эпизоде с похищением Сидни. Заверил брата, что с Сидни все в порядке. Эта новость повергла Брента в шок, так же как и всех остальных.Джером рассказал брату и то, что узнал об их матери. Брент тоже встревожился.– О чем только думал отец? – спросил Брент, как и Сидни, чем вызвал улыбку Джерома.– Последнее, что мне запомнилось, – ответил он, – это то, что мать все так же любит отца.– Да, но они должны больше думать о том, как проявлять свою любовь! Хотя это, наверное, не так легко, особенно в их возрасте. – Он сокрушенно покачал головой. – Я должен съездить домой. Я боюсь за нее. Конечно, многие женщины рожают и в пожилом возрасте. И у многих все проходит благополучно. Смешно, правда? Я вспоминаю, многие наши знакомые там, дома, с таким нетерпением ждали, когда начнется эта война. Где теперь наш дом? Он так далеко. Мы воюем в Виргинии, а ведь Виргиния не так уж и стремилась к отделению. Господи, как я от этого устал! Я хочу домой. Хочу вернуть те летние дни, когда небо было ясным и голубым, а ветер с океана всегда приносил прохладу, даже в самую жару. Это было прекрасно! А золотые закаты, когда силуэт цапли вырисовывается на фоне темнеющего неба… – Он тяжело вздохнул, глядя на свои руки. – Возможно, мне удастся уехать отсюда незадолго до маминых родов.– Я думаю, президент не откажет мне в персональной услуге после того, что произошло у Белого дома. Может, я смогу это устроить.– Ну да, ты теперь знаменитость. Если бы ты не прославился благодаря прорывам блокады, ярость генерала Мэджи и так сделала бы тебя любимцем южан. Однако у меня такое впечатление, что до происшествия с экипажем произошло еще что-то. Я прав? Что случилось?Джером пожал плечами. Рассказал о записке, которую он нашел под тарелкой во время ужина в Белом доме.– Ты думаешь, она от генерала Мэджи?– Вряд ли, если верить тому, что о нем говорят. Йен всегда считал его очень достойным человеком. Возможно, генерал и взбешен, но…– А я тебя уверяю, он взбешен до потери рассудка. И все же я согласен с тобой – вряд ли Мэджи станет угрожать членам твоей семьи. Но он действительно разъярен.– Да, я об этом слышал. Но он же должен понимать, что это война. Мне пришлось держать Райзу при себе. Она слишком много знала. Генерал должен обладать здравым смыслом.Брент приподнял брови:– Я так не думаю.– Почему?– Потому что я тоже получаю письма – для тебя.Брент встал, прошел к письменному столу, открыл верхний ящик и достал листок бумаги, исписанный аккуратным крупным и ясным почерком.
«Доктору Бренту Маккензи, Медицинский корпус армии генерала Ли в северной Виргинии.Сообщите, пожалуйста, вашей семье, что, не питая враждебности к другим ее членам, я намереваюсь схватить и уничтожить вашего брата, бесчестного пирата Джерома Маккензи. Будьте так добры, предупредите этого дьявола, что дни его сочтены.С наилучшими пожеланиями,генерал Энгус Мэджи».
– По-моему, это выглядит так, словно писал безумный, – прокомментировал Брент. – И все же послание отличается от того, анонимного.Действительно, эта записка не похожа на ту… И тем не менее Джером снова пришел в ярость. Неужели Мэджи не понимает? Идет война, черт побери!– Как попало к тебе это послание? – спросил он брата.– Нашел однажды утром под кофейной чашкой.– Боже правый!– Надо смотреть правде в глаза. Существуют конфедераты в форме янки, так же как и янки в форме конфедератов. Есть и гражданские, чьи взгляды меняются, как ветер. Думаю, для генерала Мэджи не составило большого труда подбросить мне эту записку. А в Ричмонде полно шпионов. Кому-то очень хочется испортить нам аппетит. Шпион-гурман! Ничего невероятного в этом нет. Ты знаешь о том, насколько близко порой оказываются вражеские войска?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...