ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Отступила назад.– Честно говоря, не могу поверить, что ты привез меня сюда.– Местонахождение дома моего отца не является военной тайной, – сухо заметил он.– Значит, если бы это было военной тайной, ты бы мне ее не доверил?Он несколько секунд молчал.– А тебе можно доверять?– Если ты считаешь, что нельзя, почему я здесь?– Потому что я женат на тебе.– Наверное, жениться на мне не стоило.– Да, мне об этом говорили.– Потому что я тебя предала?– И не один раз.– Значит, и на этот раз тоже?! Понятно, я стукнула себя по голове и перебежала к янки.– Возможно, ты их позвала. А они считали, что оказывают тебе услугу.– Может, они действительно хотели оказать мне услугу, только у меня не хватило здравого смысла это понять.– Ты разве с ними боролась? Мне ведь пришлось гнаться за тобой на коне! Это могло стоить жизни нам обоим.– Я же не знала, что это ты! На меня ведь напали перед этим! Я… Да что с тобой разговаривать!Слезы обожгли ей глаза. Он стоял, весь напрягшись. Не смягчился ничуть. В глазах ни малейшего намека на сочувствие… на какое-либо другое чувство.– Дело в том, что я постоянно попадаю в ловушки. И каждый раз ты оказываешься рядом.– Я никогда тебя не предавала! Я до смерти устала это повторять. Черт тебя побери! Я невиновна! – Внезапно она поняла, что он ее не слушает. Он не дает ей никакого шанса! – Я готова убить тебя!Райза чувствовала, что теряет контроль над собой. Но это сейчас не имело значения. Она бросилась к нему по песку, в дикой ярости налетела на него. К такому он оказался не готов и от неожиданности не смог устоять на ногах. Оба упали на песок. Он – со всего размаха. На какой-то момент Райза почувствовала необузданную радость. Она одержала над ним верх! В следующий момент, однако, эта радость уступила место неожиданному паническому страху. Они так давно не были вместе… Ее обуревали самые разные чувства – гнев, боль, обида и желание… дикое желание.Она касалась его. Пальцы ее касались его обнаженной груди. Ноги переплелись с его ногами. Грудь прижималась к его груди. Она ощущала, как жар его тела проникает в нее. Тонкая ткань панталон не защищала от жара его мускулистых бедер. Глаза… Их взгляд возбуждал в ней одновременно ярость и страсть. Инстинкт говорил ей, что нужно бежать, спасаться, пока не поздно.– Отпусти! Дай мне встать. Пусти меня!– Позвольте напомнить вам, миссис Маккензи, что это вы на меня напали.Джером, казалось, забавлялся, но глаза его угрожающе сверкнули. Райза попыталась встать. Он снова повалил ее на песок.– Маккензи, я сказала, отпусти меня!– А я сказал, что это ты начала.– Ну хорошо, я прошу прощения. Отпусти, я серьезно говорю. Я тебя ненавижу! До смерти устала от обвинений в том, чего я не делала. А ты можешь убираться к дьяволу, и захвати с собой всех своих друзей-мятежников. Я никогда тебя не прощу. Что бы ты о себе ни воображал, ты просто осел. Тебя убьют, ты сам на это напрашиваешься. А я не хочу быть рядом, когда это произойдет. Я не виновата, что ты попал в тюрьму, но мне бы хотелось, чтобы ты сейчас сидел там. И еще бы мне хотелось… Отпусти меня!Райза снова попыталась подняться. Джером не отпускал ее. Руки его сжали ткань сорочки. Она попыталась вырваться. Тонкая ткань разорвалась. Райза отпрянула назад.– Как ты смеешь! Как ты смеешь прикасаться ко мне! Смотри, что ты наделал! И ты еще смеешь…– Что я наделал?!Он тоже вскочил. Заключил ее в кольцо своих рук. Райза хотела вывернуться, но оказалась недостаточно быстрой. В мгновение ока он разорвал ее сорочку.– Ах ты… проклятый… мятежник!Она набросилась на него с кулаками, но он тут же перехватил ее руки. Райза подалась назад, оступилась и полетела в воду. А вот и путь к спасению! Она вырвалась из его рук и поплыла. Он успел уцепиться за ее панталоны… Тонкая ткань мгновенно разорвалась. Теперь его руки касались ее обнаженного тела. Он тянул ее назад, к себе. Она отчаянно сопротивлялась, хотя ее сжигало бешеное, неукротимое желание. Грудь соприкоснулась с курчавыми волосами на его груди, и соски тотчас же напряглись. Все тело окатило горячей волной, жар спустился вниз, в ней все пылало. Он подхватил ее на руки, двинулся к берегу. Положил на мокрую землю, упал на нее. Их пальцы переплелись, дыхание смешалось. Джером приподнялся, глядя ей прямо в глаза.– Будь ты проклята! Будь ты проклята!– Да черт тебя возьми! Я ни в чем не виновата!– Ты перешла на другую сторону?– А ты?– Тебя это волнует? – страстно произнес он. – Вот сейчас, в этот момент, имеет для тебя какое-то значение, на чьей я стороне?– Нет, – прошептала она. Потом ударила его кулаком в грудь. – Да! Да, имеет, потому что я…– Потому что ты меня не предавала. Знаю. Я думаю… Она не сводила с него глаз.– Что?! Что ты сказал?– Может, ты и не устраивала мне западню. Может, ты действительно не имеешь отношения к захвату моего корабля и моих людей.По ее щекам покатились слезы.– Ты… ты хочешь сказать… что веришь мне?– Да.– Но ты же все время обвинял меня…– Согласись, все это выглядело весьма подозрительно. Тем более что ты такая преданная янки.– Да, но…– Но что?Нет, не могла она сказать Джерому, что никогда не причинила бы ему вреда, потому что любит его. Гордость не позволяла произнести это. Не сейчас…– Ты мне… доверяешь теперь? – спросила Райза дрогнувшим голосом.– Да. Но кто-то близкий тебе пытается меня уничтожить.– Я думаю, большинство янки мечтают видеть тебя мертвым.Сердце ее пело от счастья. Он сказал «кто-то»! Кто-то другой, не она… Он поверил ей наконец. Он ее хочет! Правда, он пока не извинился по-настоящему. Пока…Джером вздохнул:– Нет, я думаю, здесь кроется нечто большее. Нечто личное. Я думаю, кто-то пылает ко мне ненавистью. И мстит. Кто-то очень близкий тебе.– Но это не отец, Джером! Это не мой отец.Он встал. Отошел от нее. Райза почувствовала, как прохладный ветер обвевает разгоряченную кожу. Он что, забыл, чем они занимались?Нет, не забыл. Одним движением сбросил брюки. И тогда Райза увидела… родимое пятно, о котором говорила Жанин Томпсон!В одно мгновение она вскочила на ноги, не обращая внимания на то, что разорванные в клочья панталоны и сорочка упали на землю. Обнаженная, потянулась за лежащей на земле пальмовой веткой, схватила ее. Он обернулся к ней. Она держала ветку наготове, как дубинку.Он поразился:– Ну что теперь, черт возьми? Ты собираешься снова поймать меня в ловушку? С помощью вот этого грозного оружия?– Ах, что теперь? Ты еще спрашиваешь! Вот же оно, это родимое пятно!– Ну да, оно у меня всю жизнь. Да убери ты эту дурацкую штуку! – Джером направился к ней.– Нет! Ни за что! Убирайся!– Да что произошло? Я пытался объяснить, что не прав… может быть… А ты вдруг…– Иди к своей невесте.– К невесте?!– Она мне все рассказала. Это она сказала мне о родинке. Я о ней даже не знала до этого. Ладно, я еще могла бы закрыть глаза на то, что ты враг. Влюбилась в тебя, как идиотка, несмотря ни на что! Я пыталась понять и то, что ты с самого начала заподозрил меня в предательстве. Но этого я простить не могу и не хочу! Просто не могу. Если бы я по-другому к тебе относилась, возможно… Но я…Он с решительным видом направился к ней.– Не подходи!Она взмахнула пальмовой веткой.Ну нет, с него хватит! Он бросился на нее, оба снова упали на землю. Джером вырвал у Райзы из рук ветку, отбросил далеко в сторону, прижался к ней всем телом, обхватил обеими руками ее лицо.– Нет! – слабо запротестовала она. – Ты дикарь! Ты меня принуждаешь силой… Ты всегда… – Она разрыдалась.Он чуть улыбнулся:– Не всегда. Только когда это необходимо. Он поцеловал ее. Она все еще пыталась сопротивляться. Однако его губы на ее губах, его язык, проникший внутрь, его пышущее жаром тело… Ее словно охватила лихорадка. Когда он наконец оторвался от нее, ей понадобилось время, чтобы собраться с мыслями и возобновить сопротивление.– Перестань! Не смей! Я тебе серьезно говорю…– Ты сказала, что любишь меня?– Ничего такого я не говорила!– Сказала, сказала. Ах ты, ревнивая маленькая янки!– Сейчас же отпусти меня! Я позову твоего отца. Он расхохотался:– Давай, зови! От него ты помощи не дождешься. По-моему, он тоже бывал в подобной ситуации. Лучше послушай меня. Я никогда не собирался жениться на Жанин. Я прочитал об этом в газетах, так же как и ты. Но ты же враг, а я успел усвоить, что врагу никогда и ни в чем нельзя давать преимущества. Насчет того… был ли я близок с Жанин… Видишь ли, мы с тобой тогда еще не были женаты… но это не имело значения. Нет, я не мог быть близок с Жанин, потому что ты каким-то образом уничтожила для меня само понятие другой женщины. Господи! Эта проклятая война все тянется и тянется. Почему бы мне не наслаждаться близостью прекрасных женщин? Но я не мог. Знаешь почему?– Почему?– Потому что ты невозможно хороша. Как никакая другая женщина.Райза задохнулась:– О… Наверное, тем хуже для нас…– Ну почему же? Мне кажется, мы созданы друг для друга. К вашему сведению, мадам юнионистка, ты делаешь со мной что-то такое, чего я не могу объяснить. Ты заставляешь меня чувствовать себя так, как я никогда не чувствовал. Черт побери! Я влюбился в тебя против своей воли. Да, ты моя жена, мать моего сына, но я не хотел любить тебя! Я боялся тебя полюбить. Боялся, что ты надо мной посмеешься. Ты ведь враг. А теперь я сам могу над собой посмеяться. Так вот запомни: я никогда не занимался любовью с Жанин Томпсон. А с тобой займусь прямо сейчас.Он приподнялся и коленом раздвинул ей бедра. Райза почувствовала, как стремится его мужская плоть в ее глубины. Одним мощным толчком он проник в нее. Мир вокруг разлетелся на яркие осколки золотого света. Она громко вскрикнула, спрятала лицо на его груди. Райза едва не обезумела от этого почти забытого ощущения. Тело его стало скользким от пота. От него исходил невыносимый жар. Он проникал все глубже и глубже внутрь ее. Она выгибалась, извивалась. Она вся напряглась, почувствовав, что больше не выдержит. И в этот момент он неожиданно вышел из нее. Поймал губами ее соски. Начал играть с ними, дразнить, ласкать. Она попыталась приподняться, гладила, целовала его. Он снова уложил ее на землю. Губы его скользили по ее телу, касались самых интимных мест, доводя до неистовства, до безумия. Она громко выкрикнула его имя. Он нашел губами ее губы, проник в нее с таким же неистовством. Она прижималась к нему все крепче, трепетала и содрогалась. Обхватила его обеими руками.– Я люблю тебя…Едва прошептав эти слова, Райза почувствовала, что он отстранился от нее. Привстал. Всмотрелся куда-то вдаль. Она тоже приподнялась.– Что случилось, Джером?Он обернулся к ней:– Дом горит! Горит дом моего отца!Он схватил брюки, натянул их. В этот момент они услышали пушечный залп. Глава 28 Джером исчез прежде, чем Райза успела отыскать свое платье. Надела его дрожащими руками и помчалась вслед за ним. На тропинке, ведущей к дому, ее остановили. Двое солдат-янки вышли из кустов и преградили ей путь. Райза еле перевела дыхание.– Кто вы такие? Откуда вы взялись?– Вам туда нельзя, мэм.– Пропустите меня немедленно! Сейчас же! Мой…– Нет, мэм.– Там мой ребенок!– Это гнездо мятежников, мэм. Мы его уничтожим.– Пропустите меня!– Нет, Райза, нет! – раздался еще чей-то голос.Она быстро обернулась. К ним по тропинке спешил человек в форме со знаками отличия майора.– Ну вот и хорошо! – произнес один из солдат, задержавших ее. – Майор Маклауф вам все объяснит.Финн Маклауф, все такой же веснушчатый, однако гораздо более солидный и серьезный, приблизился к ней. Улыбнулся, отвесил низкий поклон.– Я знал, что удивлю тебя, Райза. Ну как же – смешной, чудаковатый Финн. Но я совсем не тот дурачок, каким ты меня всегда считала. Я теперь служу в армейской разведке. Мы работаем под предводительством Пинкертона и, надо сказать, довольно успешно, особенно в последнее время. Знаешь, Райза, ты мне очень помогла. Ты действовала именно так, как мне было нужно. Я знал, что если сумею увезти тебя от мятежников, твой муж обязательно отправится за тобой. Так и вышло. Ты оказала Соединенным Штатам неоценимую услугу. Так же как и я.– Ты напал на дом моего мужа! На мирных людей. Там, в доме, мой ребенок! Там дети!– А не надо спать с врагом, Райза! – В глазах Финна сверкнул угрожающий огонь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...