ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Янки могут особенно не трудиться. Им совсем не обязательно его убивать. Достаточно лишь потопить корабль. И еще она знала, что Джером не остановится, пока жив. Именно потому, что конфедераты в отчаянном положении.– Отец, я ведь и о тебе тоже каждый день молюсь, чтобы тебя не убили. Единственное, что остается нам, женщинам, – молиться за своих мужчин. За отцов, братьев, сыновей, возлюбленных. Уверяю тебя, папа, это нелегко. По мне, гораздо легче находиться среди солдат или работать медсестрой на поле боя, чем ждать. Никогда не забуду то время, когда жила в Вашингтоне. Заканчивалось сражение, и зачитывали списки убитых и пропавших без вести. Матери лишались двоих, троих, а то и четверых сыновей в один день. Дочери узнавали, что их братья и отцы погибли в одном сражении. Но я ведь не могу переделать ни тебя, ни Джерома. Все, что я могу, – это ждать и молиться. И еще лечить раненых. Делать это и верить, что где-то женщина-южанка поможет и тебе, если понадобится. У меня осталась только надежда на Бога. Не может же он допустить, чтобы война длилась вечно…Энгус долго смотрел на дочь. Погладил ее по голове.– Ну что ж… Если этот непутевый мятежник стал твоим мужем, будем надеяться, что он останется жив, а война когда-нибудь кончится. Прости мою несдержанность, дочка. Это от любви и тревоги за тебя.– Я знаю, папа. Я тоже очень тебя люблю.Она забралась к нему на колени, как когда-то в детстве.– А ты прибавила в весе, детка!– Кого ты хочешь – внука или внучку? Генерал застонал от огорчения:– Я мечтал о зяте-янки!– Об этом теперь поздно говорить. Ну так как? Хочешь внука или внучку?Он помолчал, глядя ей в глаза.– Я хочу, чтобы ты благополучно родила здорового ребенка. Вот и все. А теперь слезайте с моих колен, молодая леди. Пойду спать. Я старый, утомленный жизнью человек, а ты с каждым днем добавляешь мне седых волос.– Папочка, мне не хочется тебе об этом говорить, но знаешь, у тебя уже вся голова седая.– Это твоя заслуга, дочка.– Подумать только – услышать такое от генерала!Он улыбнулся. Райза встала. Протянула ему руку. Он тяжело вздохнул:– Попробую примириться с мыслью о том, что произошло. Знаешь, если бы ты вернулась домой, мне бы это очень помогло.Она не знала, что на это ответить.– Я люблю Сент-Августин, папа. Это чудесный город.– Гм… Ну, мы еще об этом поговорим.Он направился к двери. Райза заметила, что отец прихрамывает.– Папа, что у тебя с ногой?– Ничего.Он произнес это слишком поспешно.– Сядь. Я хочу посмотреть.– Нет-нет. Не стоит.– Быстро!Она потащила его обратно к креслу. Усадила. Начала расшнуровывать ботинок. Он схватил ее за руку.– Не надо!– О, папа!Райзе пришлось отдирать носок. Рана на ноге кровоточила. Райза промокнула кровь, пытаясь найти источник кровотечения.– Попал осколок шрапнели, вот и все.– Вот и все! У тебя в ноге застряли осколки металла. Там скапливается гной. Может начаться заражение… гангрена!– Я не позволю какому-то мяснику-хирургу отхватить себе ногу.Райза встала.– Отец, хороший хирург может удалить осколок и без ампутации. Но…– Сегодня ваш доктор Крипт осмотрел мою ногу и сказал, что единственный выход – ампутация.– В таком случае, сэр, вам придется взять себя в руки и вести себя как взрослый человек. Наверняка вы этому учите своих солдат? Но… может, ногу еще можно спасти. Я знаю хирургов, которые могли бы попытаться…– Правда? Ты таких знаешь?– Сейчас я тебе промою рану, ты отправишься спать, а я поговорю с доктором Криптом и решу, что делать.На самом деле Райза уже решила послать за Джулианом Маккензи.– Не вздумайте принимать решение о моей ноге за моей спиной.– Ну что ты, папа! Ни в коем случае.
После ухода отца Райза быстро накинула пальто и поспешила к домам, где жила обслуга. Разыскала Бартоломео.– Вы можете послать кого-нибудь на тот берег? Пусть найдут капитана Маккензи и передадут ему, что мне срочно нужно с ним увидеться.– Конечно, найдем кого-нибудь. А вы немедленно отправляйтесь домой. На улицах сейчас опасно.– Со мной все в порядке, Бартоломео. Спасибо вам. Когда Райза приближалась к своему дому, у нее появилось тревожное ощущение, что за ней кто-то следит. Она вздрогнула, попыталась усилием воли отогнать неприятное чувство.Жена Бартоломео уже побывала у нее дома. Наполнила водой небольшую ванну и поставила чайник на огонь, чтобы добавить горячей воды, если потребуется. Райза подлила горячей воды в остывающую ванну, разделась и через несколько минут уже с удовольствием мылась, ощущая движения ребенка. Вот на животе появился небольшой бугорок. Наверное, под ним ручка или ножка малыша. Райза почувствовала, что улыбается. Ее охватило желание любить, защитить это существо. Лишь теперь Райза осознала, с каким нетерпением ждет появления ребенка… и как сильно любит его отца.Она вздохнула. Встала, вышла из ванны, вытерлась, надела белую ночную сорочку из хлопка. Может быть, отец ее ребенка сейчас в Чарлстоне… занимается любовью со своей бывшей невестой… Прошлый раз они все высказали друг другу предельно откровенно. Она запретила ему прикасаться к ней, он на это ответил, что на свете есть много женщин, которые мечтают о близости с ним. Райза до боли закусила губу. Если бы можно было взять свои слова обратно! Вернуть тот вечер, когда они обвенчались. Тысячи женщин по всей Америке сейчас одиноки. Однако они находят утешение в своей любви, в осознании того, что мужья тоскуют по ним так же сильно, как и они по своим мужьям. В то время как она, Райза…Она еще не очень сильно раздалась. Однако живот уже виден. Так она лежала на кровати, разрываясь между двумя чувствами – благодарностью судьбе за крепнущую в ней новую жизнь и желанием разрыдаться. Одно действительно можно поставить Джерому в вину – этот прохвост постоянно ее бросает. Правда, в последний раз она сама его прогнала. Но сейчас это не имело значения. Райзу снедала бешеная ревность.Вероятно, она задремала на какое-то время. Проснулась как от толчка. Что-то не так… хотя она не могла бы сказать, что именно. Она долго лежала, прислушиваясь. Нет, ничего. Наверное, ей просто послышалось что-то… а может, приснилось.И все же через некоторое время она встала с постели. Комнаты освещались лишь слабым светом затухающего камина. Райза осторожно прошла из спальни в гостиную, потом к входной двери – убедиться, что заперла ее.– Райза…Она мгновенно обернулась, едва не задохнувшись от неожиданности. И увидела его, Джерома. Он стоял, небрежно опершись о каминную доску. Внимательно наблюдал за ней. Она не могла оторвать от него изумленных глаз. По крайней мере он не в Чарлстоне. Слава Богу…– Джером!Он ответил сухой полуулыбкой. Заговорил с насмешкой:– Да, любовь моя. Это я. Глава 20 – О Господи! – выдохнула Райза.Она даже не знала, что он где-то поблизости. Она столько времени ничего о нем не слышала. И не думала, что его корабль может пройти по реке.– Что… что ты здесь делаешь? Он удивленно приподнял брови:– Что я здесь делаю?! Ты меня об этом спрашиваешь? Разве не вы за мной послали, миссис Маккензи?– Я…Райза запнулась. Она за ним послала? Значит, он специально переправился через реку, чтобы попасть к ней. Но… она за ним не посылала… И тут она поняла, что произошло. О Господи! Она посылала за Джулианом. Наверное, на тот берег передали, что она разыскивает Маккензи. Вот Джером и поспешил сюда.Господи, как же она рада его видеть! Как хорошо, что он здесь. Нет, она не скажет ему о том, что произошло недоразумение.Да, он действительно переправился через реку, в самом прямом смысле. На спинке стула Райза увидела китель, который сушился перед камином.И выглядит он просто потрясающе. Широкие бронзовые плечи блестят в отблесках пламени. Голубые глаза сверкают холодным огнем.– Ну и?.. – произнес он напряженно.У Райзы снова перехватило дыхание. В растерянности она опустила глаза:– Я…– Да?Усилием воли она заставила себя взглянуть на него. В конце концов, она никогда не была трусихой.– Я… – Она снова осеклась. Нет, решено, не скажет она ему, что посылала не за ним. Потом, позже, она его спросит, нельзя ли сделать так, чтобы Джулиан осмотрел отца. Потом. Позже. Она взглянула ему в глаза. – Да. Извини, если я доставила тебе слишком много хлопот. Со мной ничего плохого не произошло. Просто захотелось тебя увидеть. И я подумала…Он поднял руку, словно желая прервать ее:– Ну вот, ты меня видишь. Я здесь, перед тобой. Райза улыбнулась:– Значит… я послала за тобой, и ты переплыл реку только потому, что я тебя позвала?– Это единственный способ пробраться в город незаметно.– А… вот как.– Ну и?..Райза сделала глубокий вдох, не спуская с него глаз.– Надеюсь, я не доставила тебе слишком много хлопот…– Никаких особых хлопот. Так в чем же дело? – Она растерянно молчала.– Ну хорошо, – в нетерпении проговорил Джером. – Особых хлопот ты мне не доставила, но все-таки пришлось совершить большой и довольно опасный заплыв. И раз уж я здесь, может, ты скажешь наконец, зачем ты за мной посылала.– Я…– Да говори же, черт возьми!– Я прошу прощения.– Что?– Я прошу прощения. – Щеки ее вспыхнули.– Просишь прощения?– Я… я…– Ты просишь прощения за то, что послала за мной?– Нет, за то, что наговорила тебе тогда. За все свои ужасные слова. На самом деле я этого не думала.Брови его снова взлетели вверх.– Ах… так. Что же это за ужасные слова? И чего именно ты не думаешь? То есть мне, конечно, очень приятно, что ты просишь прощения. Но, согласись… когда тебя вызывают, можно сказать, с поля боя, чтобы попросить прощения, это… по меньшей мере странно.– Я тебе наговорила… Я сказала, чтобы ты не приближался ко мне… не прикасался… Сказала, что не хочу выходить за тебя замуж…– Да, ты всячески старалась дать мне это понять.– Да нет… все не так…– Лично мне показалось это несколько… странным. Ты поздновато вспомнила, что не хочешь смешивать свою голубую кровь с индейской кровью мятежника. А потом…– Черт возьми! Ты что, не понимаешь? Я же пытаюсь объяснить.– Продолжай. Я слушаю.– Я не хотела, чтобы ты женился на мне только из чувства долга, если ты помолвлен с другой женщиной и хочешь связать жизнь с ней. Мне не нужны такие жертвы даже ради ребенка.Теперь он не сводил с нее напряженного взгляда. Райза облизнула сухие губы.– Мне… мне это нелегко. Ты должен понять. Я привыкла к независимости. И мне казалось, что между нами встало слишком многое для таких отношений, какие… которые… – Она растерянно умолкла.– Да, между нами действительно встало слишком многое. – Голос его едва заметно дрогнул.Райза снова опустила глаза, чувствуя, что не в силах встретиться с ним взглядом.– Я не хотела, чтобы мы возненавидели друг друга… хотя сама, конечно, немало для этого сделала. Я не хотела, чтобы ты женился на мне против своего желания. Я… – У нее снова перехватило дыхание. Она смотрела на него.– Да?– Ты мог бы облегчить мне задачу…– Нет. Я хочу услышать все от тебя самой.Райза застонала от отчаяния. Перевела глаза на языки пламени в камине, потом снова на него:– Я… я…– Может, хватит заикаться?– А тебе, может, хватит издеваться?– А чего ты ждешь от дикаря?– Понимания, – тихо проговорила она. – Я пытаюсь объяснить! Дай же мне возможность…Внезапно он улыбнулся. Сложил руки на груди.– Мадам, я весь внимание.– Я прошу прощения за все, что тебе наговорила. Я никогда так не думала.– Ты уверена? Райза снова застонала:– Уверена! Мне необходимо было тебе об этом сказать. И еще… Где ты был?– Что?– Где ты был после того, как мы расстались?– Почему ты спрашиваешь?– Мне интересно все, что с тобой происходит.– Ах, вот как…Он не сделал ни шага по направлению к ней. Однако улыбка его изменилась. Так же как и огонь в голубых глазах.– Ну хорошо, – едва слышно произнесла она. – Я спрашиваю потому, что… надеюсь, ты был не в Чарлстоне.Он долго молчал, пристально глядя на нее. Потом подошел к ней, взял ее руки, притянул к себе, приподнял подбородок, заглянул в глаза. Сейчас его глаза казались темными и бездонными.– Я хочу задать тебе только один вопрос, янки.– Да?– Ты все еще влюблена в Йена?– Что?!– Ты влюблена в моего кузена Йена? Райза с улыбкой покачала головой:– Нет.– Ну… вот.– Что… вот?– И это все, что ты можешь?– Не поняла…– Давай-ка уточним. Мы оба согласились, что ты вела себя отвратительно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...