ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее как будто пронзило ножом. Слезы обожгли глаза. Она смотрела в небо, пытаясь перевести дыхание.Он замер. Потом приподнялся. Она почувствовала на себе его взгляд. Он коснулся ее щеки. Вероятно, смахнул слезу.– Райза, я бы никогда не стал добиваться этой победы, если бы знал…Знал о чем?.. Она ничего не понимала. Мир все еще кружился в бешеном вихре. И она все еще чувствовала себя так, словно ее разрезали надвое.Его пальцы гладили ее волосы, он шептал ей:– Спокойно… спокойно…Джером снова двигался, медленно, осторожно. Вышел из нее… опять вошел. Она задохнулась от слез.А потом… каким-то чудесным образом боль стала утихать. Он начал двигаться быстрее, еще быстрее, всю ее заполняя собой. Внезапно на фоне боли снова появилось наслаждение. Она ощущала его напрягшиеся мышцы, и вместе с этим росло ощущение огня внутри. Этот огонь разгорался все сильнее. Она прижалась щекой к его мускулистой груди, чувствуя ускоряющееся его движение. Еще быстрее, еще глубже. Что-то разрасталось у нее внутри, что-то высвобождалось… что-то чудесное, восхитительное…Толчок…В ней словно что-то взорвалось, небо разлетелось на части, вниз полетели осколки солнца. Посыпались звезды. Она достигла самой вершины, такой сладкой, такой до боли сладкой. Ее поглотил экстаз, исчезло все – и небо, и солнце, и легкий прибой, омывавший в эти минуты их обнаженные ноги. Она ни о чем не могла думать. Лишь смутно ощущала его внутри себя. Он содрогнулся и затих, вновь наполнив ее своим влажным пламенем.Ее все еще окружало жгучее радужное сияние. Она пошевелилась, отодвинулась от него и ощутила свежий воздух и прохладу прибоя.Райза вздрогнула от прохладного ветра. Глаза она так и не открыла. Если бы можно было вообще их не открывать…Вся ее жизнь пронеслась перед мысленным взором. Как насмешка. Из каких только ситуаций она не выходила с честью, неизменно решительная, спокойная, владеющая собой. Всегда уверенная в себе, способная, все знающая генеральская дочка, вызывавшая всеобщее восхищение. Ах, эта привлекательная мисс Райза-недотрога! Гордая, независимая, она всегда высоко держала голову. Даже когда узнала о том, что ее жених и возлюбленный неожиданно женился на другой. Она утешала Йена, она уверяла его, что с ней все в порядке, в то время как ее сердце разбилось на части, так же как и ее хваленая гордость. Она сдружилась с его женой, стала крестной матерью их ребенка. Сколько раз, рискуя жизнью, она предупреждала Элайну об опасности. Она выхаживала раненых солдат, выносила за ними горшки, ассистировала при ампутациях, накладывала швы. И никогда ни разу не оступилась.А теперь весь ее мир рухнул. Она занимается любовью на пляже с мятежником-полукровкой, которого почти не знает. У нее даже мысли не возникло о том, что ей это не пристало. Райза знала только одно – она хочет этого человека. Его бронзовая кожа, синева его глаз, звук его голоса – все завораживало, ошеломляло, притягивало как магнитом, парализовало ее волю. И он занимался с ней любовью так, словно в этом состоял смысл его жизни.– Ты ничего не хочешь мне сказать? – спросил он после долгого молчания.Она открыла глаза. Увидела напряженное лицо, глаза, темные в свете заходящего солнца. Села, обхватила руками колени, вдруг остро ощутив свою наготу.– Сказать? Что, например?Она смотрела вдаль, за горизонт. Странно, сейчас она думает о стольких вещах, а ведь совсем недавно весь мир для нее заключался лишь… в нем одном.– Ну… не знаю. Я почему-то думал…– Ты думал, я была близка с Йеном? Как мило. Он женился на девушке-южанке, после того как их случайно застали в двусмысленной ситуации. И несмотря на это, ты был уверен, что я с ним спала.Он встал и повернулся к ней спиной. До чего же он великолепно сложен! Тонкая талия, узкие бедра, широкие мускулистые плечи, такие же мускулистые ягодицы и ноги.Он натянул брюки. Обернулся к ней:– Райза… Мисс Мэджи… я никого не осуждал. Я просто знал, что он влюблен в тебя, так же как и ты в него.Она опустила глаза. С трудом сглотнула ком в горле, пытаясь подавить слезы.– Если я сейчас слишком резок, то только потому, что не хочу, чтобы меня использовали вместо другого, хотя я очень люблю своего кузена, невзирая на его решение встать на сторону северян.Райза тоже поднялась. Надела бриджи, отвернувшись от него.– Можете мне поверить, сэр, вы никогда не смогли бы стать заменой ни для кого.Она завязала брюки и потянулась за рубашкой. Растерянно взглянула на то, что от нее осталось:– Я не могу вернуться в таком виде!– Мне очень жаль, но тебе придется вернуться.– Рубашка разорвана в клочья…– Надень мою.– Я…– Вид моей обнаженной груди никого не возбудит. Райза улыбнулась. Вот тут он ошибается. Вид его груди чертовски возбуждает.Она почувствовала сзади его прикосновение. Он снял с нее разорванную рубашку Джеремии и набросил свою, мокрую. Райза поблагодарила, быстро застегнула все пуговицы, заправила рубашку в бриджи. Обернулась. Он смотрел на нее.– Мне сейчас полагалось бы чувствовать себя виноватым.Щеки ее вспыхнули.– Я от тебя этого не жду.– Так вот, я ни о чем не сожалею. Просто не могу.Он кивнул, указывая на лошадь. Райза подошла, он поднял ее, помог сесть в седло, потом сам вскочил на лошадь сзади. Они поскакали к поселению.«Леди Варина» стояла в гавани. Джеремия ждал в лодке, чтобы отвезти их на корабль. По дороге они почти не разговаривали.Лишь на борту корабля Джером обратился к ней:– Джеремия позаботится о вашем ужине и ванне. Завтра мы поплывем вверх вдоль побережья. По дороге на Джексонвилл пройдем мимо Сент-Августина и направимся вниз, к Сент-Джонсу. Река поворачивает к югу. Там мы вас и оставим с надежными сопровождающими. Они доставят вас в Сент-Августин в целости и сохранности. В общей сложности это займет у нас два-три дня.– Спасибо.Слава Богу, кажется, к ней возвращается прежнее чувство собственного достоинства и умение держать себя в руках. Что-то она утратила, зато вернула гордость.Райза повернулась и пошла к каюте.Джеремия молча, выражая этим обиду, принес ей еду и небольшую лохань с водой. Помывшись, Райза поняла, что не может надеть прежнюю одежду. Бриджи Джеремии пришли в полную негодность, а от рубашки исходил еле уловимый запах Джерома. Невольно вспоминая о том, что произошло на пляже, она повторяла себе, что ни о чем не жалеет. Теперь по крайней мере ей не грозит участь иссохшей обозленной старой девы. И в то же время она испытывала какой-то непонятный страх. Никогда уже ей не стать прежней, и до конца дней его образ будет преследовать ее.Сейчас, однако, ей не оставалось ничего иного, кроме как надеть то, что он для нее купил.В этот вечер Райза не выходила из капитанской каюты. Как ни странно, всю ночь она прекрасно спала.На следующий день она почти не видела Джерома. Они попали в шторм, поэтому он все время находился у штурвала. К вечеру ливень прекратился, но ветер никак не утихал. Райза вышла на палубу. Он увидел ее, однако не сделал попытки заговорить.Сильнейший ветер дул весь вечер. В конце концов Райза устала оттого, что ее швыряло от стены к стене в капитанской каюте. Разделась и рано легла спать. Качка убаюкивала.Около полуночи ветер прекратился. Вскоре после этого она услышала стук в дверь.Он стоял на пороге, раздетый до пояса. Мокрое бронзовое тело сверкало в ярком лунном свете. С темных волос скатывались хрустальные капли дождя.Он вошел в каюту, приблизился к койке, отбросил одеяло. Окинул ее жадным взглядом с головы до ног. Брюки упали на пол. Он опустился на койку. На нее. Без лишних слов коленями раздвинул ей бедра. Она с трудом сглотнула. Уперлась руками ему в грудь. Он переплел ее пальцы со своими, раскинул ей руки в стороны.– Янки, – прошептал негромко Джером.– Бунтарь, – ответила она.– Ты враг.– Ошибаешься. Это ты враг.О Боже… Она ощутила его напрягшуюся плоть.– Я должен идти.– Да… должен…– Но это последняя ночь, когда ты еще моя пленница. Ты в моей власти. Могу делать все, что хочу.– Высокомерие мятежника, – прошептала она.– В самом деле?Он чуть приподнялся, высвободил ее правую руку. Прошелся пальцами по всему ее телу, дошел до самого интимного места. Раздвинул складки, проник внутрь. Инстинктивно она попыталась сдвинуть ноги. Он не дал.– Я намеревался вести себя достойно. Как мой кузен-янки. Честно, я старался. Но не смог. Завтра ты будешь свободна. Снова станешь генеральской дочкой, недотрогой. Но этой ночью мы сразимся в последний раз. И один Бог знает, кому из нас придется капитулировать. Сегодняшняя ночь моя.Она затрепетала в ожидании, умирая от желания. Закрыла глаза, надеясь, что он никогда не узнает о том, каким драгоценным воспоминанием станет эта ночь для нее. На все последующие времена.– Открой глаза, янки.Она чувствовала, что не может этого сделать.– Райза.Она повиновалась. Он был напряжен, его глаза потемнели.– Ладно… Сегодня ночью, любимый мой враг, меня не волнует, за кого ты захочешь меня принять.Райза сердито нахмурилась, собираясь возразить. И не успела. Он закрыл ей рот своими жадными губами, и она забыла обо всем. Он вошел в нее во время поцелуя. Наполнил ее всю.Боли она на этот раз не почувствовала. Джером не торопился, он возбуждал ее искусными легкими движениями, постепенно ускоряя ритм. Она отдалась во власть наслаждения и мягких ласк ночных теней, поглотивших их обоих, скрывших грешную страсть. Гнев исчез, желание разгоралось все жарче. Глава 9 Джулиан Маккензи молча мыл руки, пытаясь справиться с отчаянием и ощущением провала, охватившими его. Он только что потерял пациента.Он не мог сказать, что это случилось впервые. Раненые и прежде умирали довольно часто. Война… Многие погибали, даже не успев стать его пациентами, еще до того, как он успевал оказать им помощь.Однако эта последняя потеря казалась особенно горькой.Мальчика, которого только что сняли с операционного стола, ранило в ногу шальной пулей. Он не должен был умереть. Ему только исполнилось девятнадцать. Он еще толком и не брился. Если бы его ранило мушкетным зарядом, его удалось бы спасти. Мушкетные заряды не так опасны. Но эти новые мелкие конусообразные пули куда хуже, они сплющиваются и дробят кость. Вот и у этого мальчика оказалась раздроблена кость лодыжки. Боясь потерять ногу, он сам перевязал себе рану и скрыл, что она кровоточит и нестерпимо болит. Джулиана разбудили на рассвете. Командир юноши заметил, что парень ранен, однако к тому времени уже началось сильнейшее заражение.Джулиан сознавал, что боль в душе вызвана не только гибелью юноши, но и тревогой за его собственную семью. Янки все еще удерживают Сент-Августин, однако новости каким-то образом просачиваются через линию фронта. Он уже успел узнать, что его невестка Элайна была шпионкой. Она покинула Сент-Августин и не вернулась обратно. Потом исчезла и ее подруга-янки, Райза Мэджи, отправившаяся на поиски Элайны. Джулиан никогда не встречался с Райзой, только слышал разговоры о том, что ее отец – генерал союзной армии – готовится поднять весь флот северян ради поисков и возвращения дочери.– Ты ничего не мог сделать, – услышал он мягкий тихий голос.Сестра Тиа положила руку ему на плечо. Он обернулся к ней. Хотел объяснить, что переживает не только из-за трагической смерти незнакомого юноши, но вовремя опомнился и промолчал. Тиа и так беспокоится за своих.Когда она была рядом, у Джулиана становилось легче на душе.Когда-то южане из высшего общества единодушно осуждали молодых женщин, работавших медсестрами в действующей армии. Ведь они там могли увидеть такие вещи, какие молодым женщинам из хороших семей видеть не полагается. Надо сказать, многие так называемые медсестры почти ничего не делали, лишь читали раненым и писали письма. Но только не Тиа. Она работала по-настоящему. В первый же момент, как только явилась к нему, заявила, что хочет помочь выиграть войну.Джулиан ею очень гордился. Во-первых, она поразительно красива. Тиа унаследовала черные глаза отца, в то время как ему и Йену достались темно-синие глаза их деда. Волосы у нее такие же черные, как и глаза, а кожа цвета сливок. Среднего роста, изящная, очень живая, она проявляла необыкновенные способности во всем, и этим Джулиан тоже гордился. До войны ее интересы не шли дальше светских приемов, балов и путешествий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...