ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Фиона, напротив, улыбнулась брату.
— Я собиралась сказать Брэдану, что именно из-за тебя посоветовала ему перебраться в Олтон, — ответила она.
— Так, значит, это ты была инициатором возвращения в эти места? — удивленно спросил Уилл.
— Да, — ответила Фиона.
Брэдана вновь поразило то, как убедительно она лгала. Если бы он не знал всей правды, то наверняка поверил бы. Да, Фиона опасная женщина.
— Но поскольку некоторые родственники Брэдана живут неподалеку отсюда, он долго не решался ехать в эти края, — продолжала Фиона. — Хотя он давно уже хотел стать членом вашей шайки. Ведь его объявили вне закона и у него нет другого способа зарабатывать себе на жизнь.
— О, об этом мне хотелось бы узнать поподробнее! — с живым интересом воскликнул Уилл. — Вот уж никогда не думал, что доживу до того дня, когда одного из де Кантеров объявят вне закона.
Брэдану было неприятно слышать эти слова, но он не успел что-либо возразить.
— Как бы то ни было, — поспешно сказала Фиона, видя, что лицо Брэдана стало мрачнее тучи, — но мне все же удалось убедить его перебраться в эти края. Брэдан хорошо знает местность, а это большое преимущество. Ему будет легче ориентироваться здесь, нежели в других местах. Я обещала ему, что он встретит у вас теплый прием, — продолжала она, с упреком глядя на брата. — Но та встреча, которую вы нам устроили, была далеко не радушной. Скажу честно, Уилл, все это очень неприятно.
— Я признаю свою вину, — мягко сказал Уилл и погладил сестру по щеке. Но когда он перевел взгляд на Брэдана, выражение его лица снова стало суровым. — Однако больше всего меня интересует, почему вы путешествуете вместе. Мне понятно, в каком положении вы оказались, де Кантер. Но это ваши проблемы. При чем тут моя сестра? Она была хорошо устроена в Гэмпшире, у нее там было свое дело, приносившее немалый доход. Почему Фиона сорвалась с места и поехала с вами? — Уилл снова повернулся к сестре: — В твоей записке, дорогая, об этом не было ни слова. Я ума не приложу, что связывает тебя с этим человеком. И пока вы не объясните, почему явились сюда вместе, я не покажу вам дорогу в лагерь.
— Мы не собираемся ничего скрывать, — сказал Брэдан, предвкушая, как вытянется лицо Уилла, когда он услышит новость о замужестве сестры. — В том, что Фиона приехала вместе со мной в Олтон, нет ничего удивительного. Жены, как известно, всегда следуют за своими мужьями.
— Что?! — воскликнул пораженный Уилл.
Видя замешательство главаря шайки, Брэдан в душе ликовал, но старался не показывать своего торжества. Брат Фионы находился в полнейшей растерянности. Известие о замужестве сестры буквально ошеломило его. В подтверждение своих слов Брэдан обнял Фиону за плечи. Она не сопротивлялась. Более того, Фиона с готовностью прильнула к нему. Тепло разлилось по телу Брэдана. Близость Фионы смущала его, но он вынужден был изображать любящего мужа.
— Да, мы поженились, — объявил Брэдан, — и счастливы в браке. Не правда ли, дорогая?
— О… конечно… — запинаясь ответила Фиона. Брэдан ощущал, как напряжено ее тело, однако она изо всех сил пыталась казаться счастливой и довольной, подыгрывая ему.
В душе Брэдана снова проснулось незнакомое чувство, которое он никак не мог определить. Но он точно знал, что от этого чувства исходила опасность, и старался не поддаться ему. Однако теперь, когда Фиона стояла так близко, сделать это было нелегко. Тем не менее Брэдан решил продолжать играть роль любящего мужа и поцеловал Фиону в висок.
Наблюдая за ним, Уилл все больше хмурился.
— А я и не знал, что вы поженились… — наконец пробормотал он, с недоумением глядя на Фиону. — Честно говоря, не ожидал от тебя, сестренка. Признаюсь, ты меня удивила… Я никогда не думал, что ты можешь выйти замуж… после всего, что с тобой случилось…
— Ну, ты же знаешь, Уилл, что люди со временем меняются, — перебила его Фиона. Она неловко чувствовала себя в объятиях Брэдана и, чтобы освободиться от них, подошла к брату и сняла с его пышной шевелюры лист, упавший с дерева. — Надеюсь, ты рад за нас.
— Да, братец, — заговорил Брэдан и, взяв Фиону за руку, снова притянул ее к себе, — нам бы очень хотелось, чтобы ты порадовался за нас и принял в свою шайку.
Фиона попыталась сбросить со своих плеч его руку, но он только крепче обнял ее. Тогда она начала поправлять волосы, одергивать юбку — одним словом, вести себя как человек, испытывающий неловкость. Брэдан понял, что ее смущают его прикосновения. Это казалось ему странным — ведь он знал прошлое Фионы. Судя по всему, ей приходилось со многими мужчинами вступать в интимную близость. Почему же сейчас она смущалась? «Нет, ты так просто не отделаешься от меня», — подумал Брэдан, притворяясь, что не замечает ее попыток освободиться из его объятий.
— Я не сомневаюсь, что Фиона хорошо помнит ваши уроки и будет уверенно чувствовать себя в шайке, вместе с которой она когда-то грабила путников на большой дороге, — сказал Брэдан, обращаясь к Уиллу. — А вот мне будет не так-то просто найти общий язык с вашими приятелями, хотя я тоже могу оказаться вам полезен. Но не надо забывать, что я вырос в семье, где уже с молоком матери впитал понятия о правосудии и справедливости, — с сарказмом продолжал он, — поэтому мне нужны ваши советы и наставления, чтобы не ударить в грязь лицом в решающий момент.
Брэдан с интересом ждал, что ему ответит Уилл. Но тот молчал.
— Итак, Синглтон, что скажете? — поторопил его Брэдан. — Готовы ради сестры принять меня в свою шайку?
И Брэдан, демонстрируя свою нежность, поцеловал Фионе руку. Та поморщилась и передернула плечами. Ей стоило большого труда сохранять спокойствие.
Уилл внимательно наблюдал за ними, испытывая странные чувства, в которых не мог разобраться. Сделав над собой усилие, Уилл наконец взял себя в руки.
— Если моя сестра вышла за вас замуж действительно по своей воле, де Кантер, то я, конечно, приму вас, — сказал он.
— Знаете, Уилл, на самом деле именно ваша сестра предложила мне вступить с ней в брак, — сообщил Брэдан.
Фиона была возмущена. Как он смеет потешаться над ней? Впрочем, она ничего не могла возразить. Брэдан крепче обнял ее и смачно поцеловал в щеку. Собрав всю свою волю в кулак, Фиона безропотно вынесла и это издевательство. Ведь любое ее возражение могло бы заронить зерно сомнения в душу Уилла, который очень внимательно наблюдал за ними.
— Ну хорошо, — наконец сказал он. — Считайте, что я признал вас своим родственником, де Кантер.
И он протянул Брэдану руку. Чтобы пожать ее, Брэдан вынужден был выпустить Фиону из своих объятий. Он сделал это очень неохотно.
После рукопожатия Уилл расцеловал сестру в обе щеки и пожелал ей семейного счастья. Однако судя по хмурому выражению лица, главарь шайки все еще находился в замешательстве. Его одолевали сомнения. Повернувшись, он позвал скрывавшихся неподалеку в лесу своих людей и распорядился, чтобы они забрали раненых. Выполнив приказ своего вожака, разбойники двинулись в лагерь.
Брэдан взглянул на Фиону. Она неподвижно стояла, прислонившись к стволу дерева, и о чем-то напряженно размышляла. Когда брат поздравил ее с законным браком, она вспыхнула до корней волос, ее щеки до сих пор еще горели. Брэдан не знал, о чем она думает, и это его беспокоило.
— Я пойду к лошадям, — бросила она ему и, не дожидаясь ответа, направилась туда, где паслись их кони.
Брэдан проводил ее задумчивым взглядом. Его тревожили те эмоции, которые эта женщина вызывала в нем. Прижимая к себе Фиону, он чувствовал, как его охватывает возбуждение. Брэдан несомненно испытывал к ней физическое влечение, и это его пугало. Он боялся, что в нем вспыхнет страсть к Фионе и любовный недуг сделает его слабым и безвольным. Брэдан напоминал себе, что Фиона была куртизанкой, что она переспала с сотнями мужчин. Какой бы привлекательной ни казалась ему эта женщина, она не достойна его любви.
Да, похоже, игра в супружескую пару таила в себе огромную опасность для Брэдана. Во-первых, она требовала от него большой осторожности в общении с Уиллом. Тот не должен был заподозрить Брэдана и Фиону во лжи. Если Брэдан хотел найти и спасти Элизабет, ему следовало действовать предельно осмотрительно, пока он будет находиться в лагере разбойников. Во-вторых, изображая законного супруга Фионы, Брэдан мог заиграться и действительно увлечься ею, а он очень боялся этого. Он понимал, что ему необходимо проявить огромную силу воли, чтобы противостоять искушению и соблазну.
Страсть могла толкнуть его на непредсказуемые поступки.
Глава 7
Целый час они добирались до разбойничьего логова. Всю дорогу Брэдан скакал за человеком, которого ранил в ногу. Люди Уилла позаботились о багаже Фионы, где находились лекарственные растения и целебные снадобья, благодаря которым Брэдан встал на ноги. Он не сомневался, что Фиона вылечит и тех, кто пострадал во время нападения на него.
А Фиона в это время мечтала о том, чтобы лагерь оказался у реки. Уилл обычно всегда выбирал такое место. Ей очень хотелось искупаться и переодеться в чистое платье. Ее дорожный наряд запылился и пропах потом.
Фиона старалась не смотреть на Брэдана, боясь встретиться с ним взглядом. Ей было трудно скрывать от него то, что с ней происходило. Ее привязанность к нему с каждым часом возрастала, и это тревожило. Она сама загнала себя в ловушку, решив, что они будут изображать супружескую пару. Объятия Брэдана, его ласковые слова и взгляды взволновали Фиону. Она давно уже не испытывала такого сильного смущения. Фионе потребовалось немало времени и вся сила воли, чтобы прийти в себя и успокоиться.
Искоса взглянув на Брэдана, она заметила, что он скачет с угрюмым выражением лица, опустив плечи и ссутулившись. Фиона не знала, почему у Брэдана так резко изменилось настроение, но она была довольна, что он по крайней мере оставил ее в покое.
Через некоторое время отряд всадников выехал из чащи леса на поляну, и Фиона увидела впереди несколько могучих дубов. Уилл всегда выбирал места для лагеря там, где росли деревья-великаны, под которыми можно было укрыться от непогоды.
Здесь дымились костры. В стоявших на углях котлах кипела похлебка. Посреди лагеря горел большой костер, на котором зажаривали оленью тушу. Это животное, несомненно, пристрелили в королевском лесу, где охота была запрещена законом.
Опасность, с которой разбойникам приходилось сталкиваться каждый день, щекотала нервы. Фионе было хорошо знакомо это чувство. Все вокруг знали, что за охоту в королевских лесах могут отрубить руку или даже повесить. И все же разбойники решились на это преступление. Три года назад, когда Фиона жила в лагере Уилла, никто не стал бы рисковать своей жизнью ради куска мяса. Фиона поняла, что за время разлуки с братом в стане разбойников произошли изменения и что не все было благополучно в его шайке.
Остановив лошадь, она спешилась, последовав примеру Уилла. Некоторые из разбойников встали и поспешили навстречу главарю. Поздоровавшись с Фионой, они помогли спешиться раненым и отвели их под сень деревьев.
Фиону поразило то, что многие люди Уилла остались сидеть на своих местах при его появлении и вели себя совершенно безучастно. Раньше такого не бывало. Когда главарь возвращался в лагерь, все разбойники, чем бы они ни занимались, спешили поприветствовать его. Такова была традиция, которую никто не осмеливался нарушить. В лагере жили не только мужчины, но и женщины. Окинув внимательным взглядом всех присутствующих, Фиона отметила, что большинство ей незнакомы. Она не ожидала увидеть здесь так много новых лиц. Люди с любопытством смотрели на нее и Брэдана.
Уилл взял за руку незнакомую Фионе белокурую девушку и подвел ее к сестре.
— У меня для тебя тоже есть сюрприз, сестренка, — улыбнулся он. — Эту девушку зовут Джоан Прентис, она моя невеста. Джоан пришла к нам вскоре после того, как ты уехала, и заняла твое место в наших рядах. Она хорошо справляется с ролью приманки. Но теперь, я думаю, мы сможем одновременно устраивать сразу несколько засад на разных дорогах, и наша добыча увеличится.
Джоан улыбнулась Фионе и перевела взгляд на Брэдана.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...