ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Можно подумать, что вы все это время занимались только разговорами. Найдите какое-нибудь другое объяснение вашему долгому отсутствию, если хотите выглядеть убедительным.
Брэдан улыбнулся и хотел уже что-то сказать, но тут Клинтон подавился элем и закашлялся. Восстановив дыхание, он бросил на Брэдана злой взгляд.
— Так вы, оказывается, де Кантер? — сердито спросил он и неожиданно накинулся на Уилла: — Черт подери, как ты мог допустить, что твоя сестра вышла замуж за одного из этих проклятых де Кантеров?!
— Какая ирония судьбы, не правда ли? — небрежно заметил Уилл и, расхохотавшись, поднял бурдюк, собираясь выпить за здоровье Брэдана. — Поверь, Клинтон, я и предположить не мог, что когда-нибудь такое случится. Но этот парень, надо отдать ему должное, здорово владеет оружием и отважен в бою. Я доволен им. — Уилл вдруг посерьезнел и взглянул туда, где лежали его погибшие товарищи. — Если бы не он, меня, пожалуй, уже не было бы на этом свете.
— Вы тоже неплохо сражались сегодня, не стоит преуменьшать свои достоинства, — заметил Брэдан.
— И все же вы были сегодня лучшим среди нас, — продолжил Уилл, сделав еще несколько глотков из бурдюка. — Даже получив рану, вы сражались как лев и сумели переиграть Дрейвена. Признаюсь, я был недоволен, узнав, что моя сестра вышла замуж за племянника Дрейвена, но потом…
— Так он к тому же еще и племянник Дрейвена?! — взревел Клинтон. — О Боже, Уилл, очнись! Ты пригрел змею на своей груди!
— Я долгое время провел в военных походах, сражаясь с сарацинами, — вмешался в разговор Брэдан, которому надоели намеки и грубость Клинтона, — и научился прекрасно владеть оружием. Я с удовольствием испробую на вас пару приемов, Фолвилл, если вы будете продолжать оскорблять меня. Я не намерен больше терпеть ваши грубость и хамство!
— В самом деле?! — воскликнул Клинтон. — В таком случае, может быть, мы прямо сейчас…
— Черт подери! — взорвался Уилл, вскочив на ноги и размахивая бурдюком. — С меня хватит того, что сегодня погибли трое моих лучших парней! Неужели вы хотите устроить здесь поединок из-за ублюдка, который повинен в их смерти? А тебе, Клинтон, хочу сказать, что я и без тебя отлично знаю, кто такой Брэдан де Кантер. Это муж моей сестры, отважный воин и верный товарищ. Заруби себе это на носу! Я понимаю, конечно, что именно тебя злит во всей этой ситуации. Ты потерял шанс жениться на моей сестренке, и тебя это бесит.
Клинтон пробормотал что-то нечленораздельное и отвел глаза. Уилл, по-видимому, попал в точку. У костра воцарилась напряженная тишина. Уилл тряхнул головой и сел на прежнее место.
— Если ты все еще сомневаешься в искренности де Кантера, то могу уверить тебя, что сегодня я своими глазами увидел, какие чувства он питает к Дрейвену. После сегодняшнего боя мне больше не нужны доказательства преданности Брэдана. Впрочем, он сам может рассказать тебе, как он относится к своему дяде.
— Конечно, могу, — пожал плечами Брэдан. — Я презираю и ненавижу Дрейвена. И если мне представится такая возможность, я с радостью отдам его в руки правосудия за все его злодеяния.
Клинтон впился в Брэдана взглядом, как будто мысленно взвешивал его слова. Брэдан с вызовом смотрел на главаря чужой шайки, не отводя взгляда. Клинтон первым не выдержал и опустил глаза, пробормотав что-то в знак примирения. Его люди кивнули, соглашаясь со своим главарем в том, что Брэдан достоин доверия.
— Итак, конфликт улажен, — сделал вывод Уилл и, отбросив в сторону пустой бурдюк, взялся за другой, полный. — Черт подери, а я уже начал было сомневаться, что вы помиритесь.
— Хватит болтать, Уилл, — остановил его Грейди. — Давай лучше выпьем.
Вокруг сразу же поднялся шум, послышались крики поддержки и смех. Напряжение спало, и Брэдан невольно улыбнулся, несмотря на свое плохое настроение. Ему вручили бурдюк с элем, и, отпив немного, Брэдан передач его Клинтону. Тот молча взял бурдюк из его рук.
Брэдан, занятый своими мыслями, не следил за разговором у костра. Честно говоря, ему не хотелось всю ночь сидеть и пить в компании Клинтона и других разбойников. Ему было не до веселья. Сегодняшнее появление Дрейвена на большой дороге встревожило его. Планы и надежды Брэдана могли потерпеть крах. Он хотел с помощью Фионы ошарашить Дрейвена неожиданным ходом, застать врасплох и увести Элизабет из-под носа. Но эффекта неожиданности не получилось. Теперь дядя знал, что Брэдан действует заодно с Фионой и находится сейчас в банде Уилла.
Брэдан понимал, что не может подвергать Фиону риску новой встречи с Дрейвеном. Если она отправится на поиски Элизабет в бордель, ей грозит опасность. Надо было срочно что-то придумать. Дядя снова перехитрил его и нанес упреждающий удар. Преимущество опять было на стороне Дрейвена. Что мог противопоставить ему Брэдан?
Поразмыслив над сложившейся ситуацией, он решил сплотить вокруг себя разозленных действиями шерифа и пылающих жаждой мести разбойников. С их помощью Брэдан мог попытаться одолеть Дрейвена.
Собравшись с духом, Брэдан приготовился изменить ход общего разговора у костра и направить его в нужное ему русло. Встав, он жестом попросил тишины и подождал, пока все смолкнут. Выдержав паузу и обведя присутствующих взглядом, Брэдан наконец заговорил:
— Предлагаю не терять времени даром и обсудить одно важное дело. А именно, давайте подумаем, как нам остановить этого ублюдка, моего зарвавшегося дядюшку? Я думаю, пришло время ему ответить за все содеянное зло.
Глава 14
Лежа в своем жилище, на постели, которую она делила с Брэданом, Фиона прислушивалась к разговору у костра. Время от времени до нее доносился его глубокий голос. Фиона слышала не все, однако суть уловила.
Вздохнув, она перевернулась на другой бок и взглянула на занавеску, перегораживавшую их скромное жилище. Ее недавно повесил Уилл, чтобы выделить укромный уголок сестре с мужем. Однако, как ни грустно было признать это Фионе, они с Брэданом не стали ближе. Вот и сейчас она снова лежала одна в ночной темноте, а Брэдан обсуждал с мужчинами важные вопросы. Фионе так хотелось, чтобы он был рядом, хотелось ощущать его тепло. Она боялась, что их последний разговор отдалил ее от Брэдана. Ему вряд ли могло понравиться то, что Фиона рассказала о проделках Дрейвена, в которых и она принимала участие.
Вечером Фиона вместе с другими женщинами обряжала покойников и горевала вместе со всеми. Это было странно, поскольку Фиона едва знала этих троих мужчин, сложивших головы в схватке с людьми Дрейвена на большой дороге. Но в ее памяти всплыли картины похорон других соратников Уилла, которых Фиона хорошо знала. У всех были жены или близкие женщины, которые оплакивали их. Фиона испытывала к женщинам искреннее сочувствие. Она понимала, как горько и страшно терять любимого человека.
Повернувшись на другой бок, Фиона взглянула на вход в жилище, занавешенный куском ткани. С ее стороны угол был откинут, и Фиона видела в отверстие пламя горевшего на поляне костра, у которого сидели люди. Теперь мужчины разговаривали, понизив голос, чтобы не мешать спать тем, кто уже отправился на покой, и Фиона не могла разобрать ни слова. Вздохнув, она подложила руку под голову и снова подумала о том, что ей очень не хватает Брэдана. Ее неудержимо влекло к нему. После событий сегодняшнего дня Фиона сомневалась, что сможет сохранять в его присутствии внешнюю холодность и спокойствие. Она была больше не в силах притворяться равнодушной. Для нее было абсолютно ясно, что она питает к Брэдану самые нежные и глубокие чувства.
Да, Фиона не отрицала: она очень расстроилась, обнаружив, что Брэдан не расстается с миниатюрным портретом бывшей невесты. Мысль о том, что в его сердце живет другая женщина, причиняла ей острую боль. К тому же Джулия Уитлоу в отличие от Фионы была настоящей леди, всеми уважаемой. Брэдану, несомненно, нравились именно такие женщины.
Однако Фиона понимала, что не должна ревновать Брэдана к прошлому. Это было бы несправедливо. Брэдан открыл ей свое сердце, и она должна быть ему за это благодарна.
Эти мысли помогали Фионе держать себя в руках, однако не избавляли от щемящего чувства тоски. Добродетельная благородная Джулия во всем превосходила ее. Разве могла Фиона тягаться с ней?
Фиона вспоминала те несколько минут настоящего счастья, которые она пережила сегодня с Брэданом. Он дарил ей тепло и нежность, стараясь избавить Фиону от воспоминаний о том зле, которое ей причинил Дрейвен. И ему это почти удалось. Фиона была благодарна ему за это и не могла ни в чем винить или упрекать своего мнимого мужа. Вполне возможно, что он испытывал глубокие и сильные чувства к Джулии, а не к ней. Но и Фиона была ему по-своему дорога. Недаром он попытался исцелить ее своей нежностью и любовью. Фиона понимала, что ей следует довольствоваться этим. И она действительно была готова благодарить судьбу за каждый миг, проведенный с Брэданом.
В этот момент полог, прикрывавший вход в жилище, отдернула чья-то сильная рука и на пороге показался Брэдан. Нагнувшись, он вошел в тесное помещение, разделенное занавеской на две части.
Несколько секунд Брэдан стоял, дожидаясь, когда глаза привыкнут к темноте, и прислушивался. Вокруг все было тихо. В его ушах все еще стоял шум голосов спорщиков, обсуждавших у костра насущные проблемы лагеря. На улице поднялся сильный ветер и разогнал всех по жилищам и укрытиям. Как хотелось Брэдану в эту холодную ночь обнять и прижать к себе Фиону!
Он понимал, что не должен предаваться таким мыслям и лелеять подобные мечты. Ему было хорошо с Фионой, таких чудесных минут близости Брэдан никогда раньше не переживал. Однако здравый смысл подсказывал ему, что эти отношения связали их ненадолго. Он всего лишь помогал Фионе избавиться от тяжелых воспоминаний о прошлом. Эта связь не могла длиться долго, слишком разные у них судьбы, а будущее смутно и неопределенно.
Закрыв на мгновение глаза, Брэдан глубоко вздохнул, стараясь отогнать невеселые мысли. Сегодняшнее поведение Фионы казалось ему довольно странным. Брэдан ломал голову над причиной ее душевного беспокойства. К тому же ему было непонятно, почему она поцеловала его сегодня при всех у костра. Было ли это искренним движением души или какой-то демонстрацией несуществующих чувств? Брэдан решил прямо сейчас выяснить это.
— Фиона, — тихо позвал Брэдан, проверяя, спит ли она.
— Да, Брэдан? — раздался в темноте голос Фионы, и у Брэдана сильнее застучало сердце.
Час назад, сидя у костра в окружении разбойников, Брэдан видел, как Фиона направилась к жилищу. Но, оказывается, она все еще не спала! Может быть, и ее мучили тревожные мысли? Или она ждала его? А что, если Фиону гоже влекло к нему с неудержимой силой? От этой мысли у Брэдана перехватило дыхание.
Он опустился на колени рядом с постелью. Глаза Брэдана достаточно привыкли к полутьме, и он хорошо различал черты лица Фионы. Она с нежностью смотрела на него. Сердце Брэдана откликнулось на этот взгляд, на его губах заиграла улыбка. Фиона улыбнулась в ответ. Брэдан немного отодвинул занавеску, разделявшую помещение на две части, и увидел, что постель Уилла и Джоан пуста.
— А где Джоан? — спросил он. — Я думал, что все женщины разошлись спать.
— Да, мы обрядили погибших и разошлись. Но Джоан решила остаться на ночь с Эллой, ей сейчас нужна поддержка и утешение. Она тяжело переживает потерю Джептаса, ведь они только год как женаты.
Фиона вздохнула. Тем временем на поляне стало совсем тихо.
— А где Уилл? — встревожилась Фиона. — Почему он до сих пор не лег спать?
— Он заснул у костра, — ответил Брэдан, устраиваясь рядом с Фионой. — Уилл смертельно устал, сегодня выдался трудный день. Его серьезно ранили, да к тому же он выпил лишнего, вот его и сморило. Думаю, с ним все будет хорошо. Клинтон со своими людьми тоже лег спать под открытым небом. Надеюсь, они не замерзнут, — сказал он и, не удержавшись, добавил неодобрительным тоном: — Правда, завтра утром у твоего брата будет раскалываться голова от такого количества выпитого эля.
Фиона вздохнула, соглашаясь с Брэданом. Она тоже не одобряла пристрастия Уилла к элю. Некоторое время они лежали молча, глядя в сгустившуюся вокруг них темноту.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...