ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но у Брэдана не было ни времени, ни желания церемониться с ней. Он чувствовал, что с Фионой произошла какая-то беда, и ему было необходимо узнать все подробности случившегося. Подойдя к девушке, он сильно тряхнул ее за плечи, чтобы привести в чувство.
— Где она? Куда она ушла? — допытывался он, вцепившись в плечи служанки. — Говорите немедленно!
— Я… я… — запинаясь пробормотала девушка. — О, сэр, она покинула трактир… — Служанка вдруг разрыдалась. Слезы ручьем потекли по ее лицу. — Умоляю вас, сэр, отпустите меня. Мне больно…
Брэдан тут же разжал пальцы.
— Я не хотел причинить вам боль, — пробормотал он. На его щеках заходили желваки. В душе Брэдана нарастала тревога. — Простите. Но мне необходимо знать, что здесь произошло в мое отсутствие. Что случилось с моей женой? Если вам что-нибудь известно, расскажите мне!
— Меня зовут Энн, сэр.
— Энн, мне нужно знать, когда именно моя жена покинула трактир и что сказала перед отъездом. Вы присутствовали при этом?
Вне себя от отчаяния, Брэдан пытался подавить охватившую его панику, понимая, что Энн ничего не расскажет ему, если он будет на нее давить.
— Да, сэр, — кивнув, промолвила девушка, стуча зубами от страха. — Я видела леди. — Она вытерла тыльной стороной руки покрасневшие глаза. — Ваша жена уехала полчаса назад вместе с мужчиной, который пришел к ней.
У Брэдана упало сердце.
— С каким мужчиной? — побледнев, едва слышно спросил он. — Как он выглядел?
— Он был высокого роста, с черными глазами и темными волосами, — принялась описывать незнакомца Энн, постепенно приходя в себя. — Очень темными, сэр. И одет он был во все черное. Похоже, этот господин очень знатного происхождения и привык отдавать приказы. Никто не осмеливался ослушаться его.
— Боже правый, — в ужасе прошептал Брэдан побелевшими губами. .
Он сразу понял, о ком идет речь. И ему тут же вспомнился пряный аромат… Это был запах Дрейвена. О Боже, этот ублюдок явился в его отсутствие и увез Фиону…
Брэдан в сердцах выругался, снова испугав Энн, которая в ужасе отшатнулась и забилась в угол, дрожа от страха. Брэдан подошел к дорожному сундуку и откинул крышку. Достав оттуда кинжал, он спрятал его в голенище сапога, зная, что оружие никогда не бывает лишним, и твердым шагом направился к двери. Брэдан решил догнать ублюдка по дороге в Чепстон и расправиться с ним.
— Подождите, сэр! — окликнула его Энн. — Господин, который увез вашу жену, просил кое-что передать вам на словах. Именно поэтому я и осталась здесь, в этой комнате, ждать вашего возвращения.
Брэдан остановился, чувствуя, как по его спине пробежал холодок.
— И что же он просил передать?
— Он сказал, что остановился в заведении, расположенном на Стоуни-стрит, в здании с красной дверью, которое находится напротив сапожной мастерской. И если вы желаете поговорить с леди, а также получить новости, касающиеся другой леди, по имени Элизабет, то можете встретиться с ним там.
Голова Брэдана раскалывалась от страшной боли. В висках гулко стучало. Он не мог открыть глаза, в памяти мелькали какие-то отрывочные, лишенные смысла образы. Но затем разрозненные детали постепенно начали складываться в общую картину.
Дрейвен… Брэдан бросился за ним вдогонку, направившись в бордель, о котором ему рассказала Энн. Он должен был во что бы то ни стало найти Ф,иону и освободить из рук этого ублюдка, пока с ней не стряслась беда. Однако что произошло дальше, Брэдан не помнил. Почему он находился теперь в кромешной темноте, наедине со своими мыслями, и почему его голова раскалывалась от боли? Что с ним случилось?
В его памяти запечатлелась красная дверь борделя. Из окон здания выглядывали полуодетые женщины, зазывавшие его на все лады зайти в это заведение и оценить их прелести. Естественно, он не слушал их. Его мысли занимала одна лишь Фиона.
Брэдан знал, что это была ловушка Дрейвена. Его дядя все верно рассчитал. Брэдан был так обеспокоен судьбой
Фионы, что махнул рукой на то, что ему самому грозила серьезная опасность. Он не мог ждать и сразу же бросился на выручку любимой. Однако Брэдан был достаточно опытен и осторожен, поэтому вошел в бордель не с главного входа. Обогнув здание, он нашел черный ход, который вел на кухню.
В коридоре было темно и пахло жареной капустой и прогорклым маслом. Брэдан двинулся вперед, но тут из густой тени ему навстречу вышли трое. Брэдану хватило времени лишь на то, чтобы выхватить кинжал и поразить одного из нападавших. Однако в следующее мгновение он получил такой сильный удар по голове, что перед глазами поплыли черные круги.
И вот теперь его окружала непроглядная тьма. Хотя, может быть, темно было из-за того, что он лежал с закрытыми глазами и не мог открыть их, опасаясь нового приступа острой боли. Откуда-то издалека, возможно из-за двери, доносились голоса. Брэдан прислушался. Разговор на повышенных тонах вели женщина и мужчина.
— Вы же обещали не причинять ему вреда, — с упреком сказала женщина.
Мужчина пробурчал в ответ что-то невнятное, а потом отдал какой-то приказ. По его тону Брэдан понял, что мужчина сильно раздражен.
Где же он все-таки находится: в самом здании с красной дверью или в сточной канаве под окном? И что произошло с Фионой? При мысли о любимой дрожь пробежала по всему телу Брэдана. Он изо всех сил пытался выйти из ступора, чтобы открыть глаза, определить свое местонахождение и начать действовать.
Застонав, Брэдан с трудом сел и схватился за голову. Он все еще не мог открыть глаза, так как боль накатила на него с новой силой. Тем не менее Брэдан понял, что он не связан, хотя и обезоружен. То, что ему была предоставлена свобода движений, воодушевило. Значит, Дрейвен не успел бросить его в подвал замка Чепстон. Там всех узников заковывали в кандалы. Ободренный этим открытием, Брэдан медленно открыл глаза.
Хотя очертания предметов и расплывались перед ним, Брэдан разглядел пол, на котором лежал. Он был дощатым и довольно чистым. В помещении вопреки ожиданиям Брэдана было светло. По-видимому, на стене горел факел. Брэдан снова зажмурился, стараясь унять приступ ноющей боли. И тут он почувствовал легкое прикосновение нежных пальцев к своему лбу и уловил слабый запах ванили. Несмотря на боль, Брэдан резко повернул голову и открыл глаза, надеясь увидеть рядом с собой любимую.
И действительно, это была она…
Радость охватила Брэдана. Он возблагодарил Бога за этот подарок судьбы. Стоя рядом с ним на коленях, Фиона с болью и сочувствием смотрела на него.
— Слава Богу, ты здесь. С тобой все в порядке? — прохрипел он и заключил ее в объятия.
Фиона на мгновение припала к груди Брэдана, но тут же высвободилась из его объятий и встала. Брэдан с недоумением взглянул на нее снизу вверх, не понимая, что происходит. Выражение лица Фионы было холодным и сдержанным. У Брэдана невольно мелькнула мысль, уж не обидел ли он ее.
— В чем дело, Фиона? — осторожно спросил он. — Что-то не так?
— Нет, все в порядке.
Сделав над собой неимоверное усилие, Брэдан встал. В глазах у него потемнело, стены помещения заходили ходуном. Немного придя в себя, он взял Фиону за руку.
— Пойдем, нам надо спешить, пока Дрейвен не заметил, что мы… — начал было он, но Фиона не дала ему договорить.
— Нет, Брэдан, мы никуда не пойдем, — заявила она ровным спокойным тоном, от которого у Брэдана холодок пробежал по спине.
Вырвав свою руку, Фиона попятилась, не сводя с него глаз. Только сейчас Брэдан обратил внимание на роскошное платье, которое было на ней. Оно прекрасно сидело и было сшито из тончайшего шелка, облегавшего ее стройную фигуру и подчеркивавшего все ее достоинства. И что особенно примечательно, наряд Фионы был ярко-алого цвета. Брэдан нахмурился, но у него не было времени разбираться, почему она надела именно это платье и что это означало. Им надо было поторопиться уйти, пока не вернулся Дрейвен.
— Не упрямься, Фиона, — пытался уговорить ее Брэдан, снова подходя к ней. — Нам опасно оставаться здесь. Это чудо, что нас оставили вместе, без охраны, и мы должны этим воспользоваться. Нельзя упускать такой шанс!
И он нетерпеливо протянул руку, не сомневаясь в том, что она подаст свою.
Однако Фиона снова отпрянула от него. Брэдан оцепенел, не понимая, что с ней. Ему вдруг стало нехорошо от закравшихся в душу подозрений. Фиона потупилась, а потом, глубоко вздохнув, снова посмотрела на него. В ее глазах затаилась боль.
— Нам надо поговорить, Брэдан. За последние несколько часов многое изменилось. И отныне прежние отношения между нами невозможны. Именно поэтому я попросила, чтобы тебя доставили сюда. Ты должен услышать горькую правду из моих уст, чтобы у тебя не оставалось никаких сомнений.
— Горькую правду? — не веря собственным ушам, переспросил Брэдан.
Поведение Фионы казалось ему в высшей степени странным.
— Да, — чуть помолчав, кивнула она. — Боюсь, что мои слова не понравятся тебе. Дело в том, что я собираюсь остаться в Лондоне и заняться прежним ремеслом. Я ухожу в бордель, снова стану Леди в алом. Другими словами, я решила вернуться к Дрейвену.
В комнате повисла напряженная тишина. Смысл услышанного медленно доходил до сознания Брэдана. Ему было трудно поверить в то, что все это сказала его любимая женщина.
— Опомнись, Фиона, что ты говоришь?! — воскликнул он.
Брэдану казалось, что все это он видит в кошмарном сне. Нет, не могла Фиона так жестоко поступить с ним!
— Повторяю, Брэдан, — неестественно спокойным тоном снова заговорила Фиона. — Мы должны расстаться, прямо сейчас и навсегда. У каждого из нас свой жизненный путь. Вернувшись в район борделей, вдохнув воздух его улиц, вспомнив свою прежнюю жизнь, я поняла, что мое место здесь. Я хочу снова стать Леди в алом. Это моя судьба, все мое будущее связано с этим именем.
— Что за глупости, Фиона! У меня такое чувство, что твоими устами говорит Дрейвен! — с негодованием воскликнул Брэдан.
Фиона грустно покачала головой:
— Нет, Брэдан, это не так. Я высказываю собственные мысли. Действительно, на какое-то время мне показалось, что я смогу преодолеть свою природу и начать новую жизнь. Но я ошиблась. Мои наклонности и привычки сильнее меня, и я больше не могу сопротивляться своим истинным желаниям. Я поняла это сегодня вечером, когда ты ушел; тогда-то я и решила навсегда расстаться с тобой. Отныне я снова Леди в алом. Я иду по стопам своей матери, уличной проститутки, такова моя участь, и ничего с этим не поделаешь.
Брэдан пробормотал проклятие. Ему казалась странной перемена, произошедшая с Фионой.
— Почему ты сомневаешься в моей искренности, Брэдан? — спросила Фиона, уловив его настроение. — Прошлое не проходит даром. Я же говорила тебе о своих страхах пару недель назад, помнишь?
Брэдан кивнул:
— Да, помню. — Его охватило отчаяние. Он видел, что Фиона, продолжая упорствовать, настроена очень решительно. — Но ведь ты с моей помощью преодолела все свои страхи. Вспомни, как мы стояли под дождем, над нами грохотал гром, и как я ласкал тебя, стараясь утешить и заставить забыть ненавистное прошлое. Это были незабываемые минуты. Неужели ты все забыла?
Брэдан видел, как на ее виске пульсировала голубая жилка. Фиона на мгновение с силой сжала губы, а затем заговорила спокойно и твердо:
— Прости, Брэдан, но то, что случилось между нами, я считаю ошибкой. Наши отношения сохранятся в моей памяти как приятный сон. Надеюсь, что когда-нибудь ты тоже будешь вспоминать обо мне как о далеком сне. — Ее голос дрогнул. — Но ведь сон тем и отличается от яви, что человек однажды просыпается и возвращается к реальной жизни.
— Значит, ты считаешь сном то, что было между нами? — не веря своим ушам, переспросил Брэдан.
Чувствуя, как его сердце разрывается от боли, он быстро подошел к Фионе и крепко обнял ее. Взяв ее за подбородок, он вгляделся в золотисто-карие глаза.
— Черт побери, Фиона, — простонал он, — я не верю ни единому твоему слову. Я ничего не понимаю… Повтори еще раз, что наши отношения были всего лишь ошибкой, что все было только сном. Скажи это, глядя мне в глаза.
Фиона видела, как страдает Брэдан. Он едва сдерживал себя, пытаясь унять невыносимую душевную боль.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...