ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Отдайте мне ваш кинжал, Гизелла, — приказал он.
Это было ужасно. Дрейвен лишал ее последней надежды! Нет, она не могла смириться с этим. Кинжал мгновенно оказался в ее руке. В этот момент Фиона была готова на все. Однако Дрейвен оказался проворнее и перехватил ее запястье, прежде чем Фиона успела воспользоваться кинжалом. Оружие упало на землю.
— Глупо с вашей стороны, дорогая, прибегать к уловке, которой я сам вас научил, — с усмешкой заметил Дрейвен и окинул Фиону оценивающим взглядом, от которого по ее спине пробежал холодок. — Я вижу, что произошло именно то, чего я и боялся. Без меня вы стали дерзкой и строптивой.
Буравящий взгляд Дрейвена завораживал Фиону. Она как будто снова оказалась в его власти. Он не отпускал ее руки, и Фиона замерла, затаив дыхание. Ее не оставляло ощущение, будто она вернулась в прошлое. Но когда Дрейвен погрузил пальцы в ее роскошные волосы, она словно очнулась.
Выйдя из оцепенения, Фиона ощутила ужас. Она видела, что Дрейвен хочет поцеловать ее, и, вспомнив его изощренные ласки, прикосновения и страстные поцелуи, испугалась, что все это может повториться вновь.
Дрейвен медленно склонялся над ней, но когда его губы уже были готовы коснуться ее губ, она резко отвернулась и горячее дыхание Дрейвена обожгло ей щеку. Он поцеловал ее в ухо и тихо прошептал:
— Ах, моя непослушная строптивая Гизелла, вы же знаете, что я не могу целовать вас, когда вы одеты неподобающим образом. Я много раз говорил вам о том, что вам идет только один наряд — алое платье. Вы должны всегда облачаться в одежду этого цвета.
Фиона почувствовала приступ тошноты и попыталась отстраниться. Однако он крепко держал ее за руку, глядя прямо в глаза. От его ухмылки Фиону пробирала дрожь.
— Да, нас многое связывает, Гизелла, — ровным голосом продолжал Дрейвен, не сводя с Фионы колючего взгляда. Он поглаживал ее по щеке и шее, размазывая капельки крови, проступавшей из царапин. — Но, как я вижу, мне следует напомнить вам кое-что. Вы совсем забыли меня, Гизелла, а это нехорошо.
— Оставьте ее в покое, Дрейвен! — раздался резкий голос Брэдана.
Дрейвен на мгновение замер, выражение его лица стало суровым и непреклонным, однако он даже не повернул голову в сторону пленника.
— Почему я должен слушаться вас, Брэдан? — спросил он, не сводя глаз с Фионы.
— Потому что эта женщина принадлежит мне.
— Нет, с этой минуты она снова моя, — ледяным тоном возразил Дрейвен.
Фиона задохнулась от ужаса, но все же ей удалось сохранить самообладание. Буравящий взгляд Дрейвена, казалось, проникал ей в самую душу. При этом его лицо хранило непроницаемое выражение.
— Да, де Кантер, — продолжал Дрейвен, резко повернувшись к Брэдану, — вы не должны строить иллюзий на этот счет. Никто не виноват в том, что вы оказалась во власти чар этой женщины. Однако запомните, Гизелла принадлежит мне. И всегда будет принадлежать только мне. Мы с ней как раз обсуждаем эту тему, не правда ли, дорогая?
И Дрейвен снова повернулся к Фионе. В его тоне звучала насмешка.
— Я не собираюсь ничего обсуждать с вами, — выдавила Фиона.
— Если бы вы соблюдали хоть какие-то правила и законы и на деле, а не на словах были человеком чести, — процедил Брэдан сквозь зубы, — я бросил бы вам прямо сейчас вызов и мы выяснили бы отношения в поединке.
— О, как это трогательно и благородно, — с издевкой сказал Дрейвен и зевнул, демонстрируя Брэдану свое полное пренебрежение. — Ваш пыл поначалу забавлял меня, дорогой племянник, но затем стал вызывать только досаду и скуку. Неужели вы готовы рисковать жизнью ради этой легкомысленной девицы? Слава Богу, нас с вами не связывает кровное родство, иначе у меня были бы причины для беспокойства.
— Вместо того чтобы заговаривать мне зубы, вы лучше бы сообщили, где сейчас находится Элизабет, — раздраженно бросил Брэдан и с угрожающим видом сделал шаг по направлению к дяде. Связанные вместе с ним Уилл и Руфус тоже вынуждены были двинуться с места, к неудовольствию их стражей. — Вы заплатите за то, что сделали с ней, попомните мои слова!
— Зачем так драматизировать события? — промолвил Дрейвен, медленно надевая кожаные перчатки. Фиону бросило в дрожь. Она знала, что таким способом Дрейвен всегда отвлекает внимание противника, перед тем как напасть на него. — Элизабет не получила ни одного предложения руки и сердца, несмотря на приданое, оставленное ей вашим отцом. И тогда я помог ей заняться тем делом, которое она сама выбрала. Ваш брат, наверное, умолчал об этом, когда рассказывал об участи Элизабет.
— Вы лгун! — в ярости воскликнул Брэдан.
— А вы, как я вижу, стали разбойником, мой дорогой племянник. Список ваших грехов постоянно растет. — Дрейвен подал знак стражнику, чтобы тот присмотрел за Фионой, и медленным шагом направился к Брэдану. — Интересно, что подумает добродетельная Джулия, когда узнает о ваших подвигах?
Фиона заметила, как последние слова Дрейвена заставили Брэдана вздрогнуть. Выражение боли мелькнуло в его глазах, но он быстро взял себя в руки.
— Я, признаюсь, не верил доносам о том, что вы стали разбойником, — продолжал Дрейвен, — пока сам не увидел вас среди этого сброда. — И он окинул презрительным взглядом Уилла и Руфуса. — Оказывается, мои шпионы говорили правду. Да, дорогой племянник, вам очень не повезло. Зря вы снова встретились на моем пути. Но теперь уж я позабочусь о том, чтобы вас наконец казнили и лишили возможности творить злодеяния.
— Для того чтобы удержать меня в темнице до суда, дорогой дядюшка, вам придется поменять запоры в подвале замка и выставить целую армию стражников, — насмешливо сказал Брэдан и, кивнув на распростертые на земле трупы, продолжал: — Впрочем, вам, похоже, доставляет удовольствие приносить стражников в жертву своим необузданным амбициям. Ну что ж, я не против сразиться еще с парой десятков. Свобода стоит того. Надо сказать, это неплохая тренировка боевых навыков, к тому же за ваш счет. По-моему, в общей сложности я уложил уже восьмерых, не так ли?
Дрейвен вспыхнул и не сразу ответил.
— Смешно слышать угрозы от человека в вашем положении, де Кантер, — наконец снова заговорил он. — Можете не беспокоиться, теперь я с вас глаз не спущу. На этот раз вам не удастся бежать. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы довести дело до суда, который, несомненно, приговорит вас к казни. Ваша песенка спета.
В этот момент над их головами загрохотал гром. Блеснула молния, и снова раздался оглушительный удар. Начиналась гроза, порывистый ветер поднял клубы пыли на дороге, и с неба упали первые капли дождя. Дрейвен чертыхнулся.
— В путь! — коротко приказал он своим людям. — Сейчас хлынет настоящий ливень, надо спешить. У нас мало времени. Привяжите этих, — кивнул он в сторону пленников, — позади кареты.
Дождь усиливался. Взглянув сквозь его пелену на Фиону, Дрейвен приказал охранявшему ее всаднику посадить пленницу в экипаж.
В тот момент, когда Дрейвен уже взялся за дверцу кареты, Брэдан кинулся на стоявшего поблизости стражника, увлекая за собой Руфуса и Уилла. Во время движения им удалось сбить с ног второго стражника. Однако третий бросился на них и с помощью подоспевшего Дрейвена одолел пленников.
Фиона решила воспользоваться шансом и быстро нагнулась, чтобы поднять кинжал. Но присматривавший за ней стражник сумел ей помешать. Поскользнувшись на мокрой от дождя траве, Фиона упала на обочину дороги. Стражник, схвативший ее за запястье, не отпустил ее руку, и Фиона вывихнула кисть при падении. Она пронзительно вскрикнула от острой боли.
Дрейвен сразу же оставил пленников, приказав своим людям лучше присматривать за ними, и торопливо направился к Фионе. Его лицо помрачнело, брови были сурово сведены. Подойдя к стражнику, державшему Фиону за руку, он окинул его разъяренным взглядом.
— Я предупреждал вас, чтобы этой женщине не причиняли вреда, — процедил он сквозь зубы. — Но вы дважды нарушили мой приказ! Вы поцарапали ей горло и вывихнули руку!
Брэдан следил взглядом за Дрейвеном. Следовало попытаться использовать шанс обрести свободу. Второго такого могло не представиться. Брэдан подавил чувство беспокойства за судьбу Фионы. В конце концов, если он вырвется из рук негодяя, то сможет вызволить и ее. Оба стражника, которых Брэдан со своими приятелями сбил с ног, уже успели встать и схватиться за оружие. Третий размахивал перед ними обнаженным мечом. Действия и движения противника были лишены смысла. Кругом царила неразбериха из-за проливного дождя. Пользуясь тем, что раскаты грома и шум ливня заглушали все звуки, Брэдан, Руфус и Уилл снова бросились на стражников.
Завязалась драка. Брэдан потянулся к валявшемуся на земле мечу, принадлежавшему одному из убитых, и сумел схватить его связанными руками. Поставив клинок вертикально, он быстро перерезал веревки на запястьях и освободился наконец от пут. Взяв меч за рукоять, Брэдан стал обороняться от ударов одного из стражников, который пошел на него в атаку. Вскоре противник Брэдана вскрикнул от боли и, выронив оружие, схватился за рассеченную голову. Кровь, хлеставшая из раны на лбу, заливала ему лицо.
Брэдану удавалось сдерживать натиск двух других стражников, пока Руфус и Уилл, вооружившись своими мечами, освобождались от связывавших их веревок. Главарь шайки был бледен, из раны на его руке сочилась кровь. Однако Брэдан вынужден был оставить своих приятелей отражать атаки противников, поскольку он не мог бросить Фиону в беде. Дрейвен уже затолкал ее в карету и поставил ногу на подножку, собираясь тоже сесть в экипаж, когда на него сзади налетел Брэдан. Почуяв опасность, Дрейвен резко повернулся и выхватил меч. Он вовремя успел отразить удар племянника, который мог бы быть смертельным.
Противники сошлись в ожесточенном поединке. Охваченный праведным гневом, Брэдан яростно сражался с тем, кто явился причиной несчастий его семьи. Проливной дождь начал стихать, однако из-за высокой влажности было трудно дышать. Сильный запах зелени и сырой земли дурманил Брэдана. Его раненая рука ныла, мешая сосредоточиться.
Силы соперников были примерно равны, но закаленный в боях и походах Брэдан обладал большей выдержкой и стойкостью, и это давало ему преимущество. Дрейвен же обучался боевому искусству, участвуя в турнирах в своем замке. Использовав прием, который не раз спасал ему жизнь на полях сражений под Сен-Жан-д'Акром, Брэдан застал Дрейвена врасплох и мощным ударом выбил из его рук оружие. Меч отлетел далеко в сторону. Дрейвен был теперь совершенно беззащитен.
Он растерялся, чувствуя, как острие меча Брэдана уперлось ему в горло, и поднял руки. Однако вскоре к нему вернулось самообладание, и выражение его лица снова стало непроницаемым. Дрейвен смотрел на своего племянника с холодным спокойствием. Брэдана так и подмывало заколоть злодея на месте, но внутренний голос подсказывал ему, что делать этого не следует.
Брэдан взглянул на своих приятелей, которые вынуждены были сдаться стражникам, поскольку Уилл из-за раны не мог продолжать сопротивление, а потом посмотрел в окно кареты на бледную перепуганную Фиону. Рялом с пленницей сидел охранник, которого Дрейвен приставил к ней.
Брэдан опустил меч.
— Мне кажется, мы зашли в тупик, мой дорогой племянник, — кривя рот в усмешке, заметил Дрейвен. — Вы угрожаете оружием мне, но ваши приятели и Гизелла, в свою очередь, находятся в руках моих людей. Итак, ничья!
— Вашей смерти достаточно для того, чтобы победа оказалась на моей стороне! — прорычал Брэдан, снова поднимая свой меч.
Однако ни один мускул не дрогнул на лице Дрейвена. Он все так же нагло ухмылялся. Его пронзительный взгляд буравил Брэдана.
— Хорошенько подумайте, прежде чем на что-то решиться, Брэдан, — тихим завораживающим голосом произнес Дрейвен. — Если вы хоть пальцем меня тронете, мои люди тут же убьют и ваших приятелей, и эту красивую женщину. Таков мой приказ. Так что если вы меня заколете, то явитесь виновником гибели еще трех человек. А затем мои люди и вас отправят к праотцам. — Дрейвен перевел взгляд на рану Брэдана. — Вы прекрасный воин, мой милый племянник, ваше владение оружием выше всяких похвал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...