ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Брэдан был сильно избит. На его запястьях сохранились следы от веревок. Кроме того, грудь и предплечья Брэдана покрывали синяки. Похоже, он попал в большую переделку. Однако все эти ушибы уже заживали. Ужас Фионы вызвали другие, свежие, раны. Она увидела глубокие кровоточащие порезы на его торсе и руках, и ее бросило в дрожь.
Фиона обработала раны настоем из целебных трав, их вид произвел на нее тяжелое впечатление. Именно после этого в ее памяти ожили страшные воспоминания и она стала опасаться ночных кошмаров. Ей стоило большого труда сдержать себя. Фионе хотелось бросить все и бежать из Олтона, бежать от проклятого прошлого, бросив Брэдана на произвол судьбы.
Но она справилась со своим малодушием и решила быть мужественной и пройти этот путь до конца, куда бы он ни вел. Раны Брэдана убедили ее в том, что он говорил чистую правду о своих намерениях и опасности, угрожавшей его сестре. Да, Дрейвен мог нанести такие раны. Фиона хорошо знала этого негодяя.
Дрейвен действительно был страшным человеком, он упивался мучениями своей жертвы и старался причинить ей как можно больше страданий.
Паника охватила Фиону, она изо всех сил старалась забыть Кендрика де Лейси, не думать об этом человеке. Но его образ снова и снова помимо воли возникал перед мысленным взором.
Фиона пыталась навсегда избавиться от Дрейвена. Она убедила себя в том, что если уедет подальше от него, изменит внешность и вернет себе прежнее имя, то навсегда оставит этого человека в прошлом. Ее приводили в дрожь воспоминания о его прикосновениях, его соблазнительных чарах. Он был словно одержим ею, и это приводило Фиону в ужас. Кровь стыла в жилах, когда она представляла новую встречу с этим чудовищем.
Это был настоящий змий-искуситель из Священного Писания — соблазнительный, лживый, отталкивающий и в то же время манящий.
Брэдан беспокойно заворочался во сне, из его груди вырвались хрипы. Фиона, быстро встав, поспешила к больному. Она подвинула табурет поближе к койке, наклонилась, потрогала его лоб и с облегчением вздохнула, не ощутив жара.
Прежде чем поправить одеяло, она взглянула на перевязанные раны Брэдана. На повязках не было крови, значит, раны заживали. Вскоре на месте порезов на груди и руках Брэдана образуются шрамы. Все его сильное, мощное тело было испещрено рубцами — следами боевых ран. Фиона не знала, в каких битвах и сражениях принимал участие этот рыцарь. Он не рассказывал ей о своем прошлом, и ему вряд ли будет приятно узнать, что она раздевала его и видела шрамы. Впрочем, теперь уже ничего не изменишь.
Фиона поднесла к губам больного чашку с настоянным на лекарственных травах вином и заставила его сделать несколько глотков, наблюдая за тем, как он глотает. Вскоре дыхание Брэдана снова сделалось ровным.
По всей видимости, его недавнее беспокойство было вызвано приснившимся кошмаром.
Фиона снова присела у очага, откуда ей было удобно наблюдать за больным. Он лежал неподвижно в комнате, погруженной в полумрак. В этот предрассветный час в доме царила тишина. Лицо Брэдана хранило безмятежное выражение, но Фиона была уверена, что всего лишь несколько минут назад ему снились кошмары. И его ночные мучительные видения, несомненно, были связаны с Дрейвеном.
Закрыв глаза, Фиона дотронулась до своего шрама, который находился на ее груди и был прикрыт одеждой. Он имел форму сердца. Она вспомнила ту ужасную ночь, когда Дрейвен подверг ее унижению. Тогда он вел себя как настоящий изверг. Вообще-то о терпении Дрейвена в обращении с женщинами, которых он выбрал для обучения искусству обольщения, ходили легенды, но в ту ночь его знаменитое терпение лопнуло и он решил строго наказать Фиону. Дрейвен, который всегда гордился тем, что ему не надо прибегать к силе, чтобы заставить женщину делать то, что он хочет, связал ее и подверг истязаниям. Он стремился добиться от нее полного послушания.
Да, Дрейвен умел очаровать и обольстить женщину, он всегда наслаждался властью над слабым полом. Он был хорош собой и опытен в любовных утехах. Дрейвен доводил свою жертву до экстаза и, сломив ее волю, полностью подчинял себе. Однако Фиона, несмотря на свою молодость, очень долго не сдавалась. И это только разжигало аппетит Дрейвена. Постепенно она стала его навязчивой идеей, и он не отпускал ее от себя, пытаясь разбудить в ней чувственность.
И в конце концов Фиона уступила его домогательствам. Она стала послушной игрушкой в его руках, выполняла все его прихоти и приказы. Она даже участвовала в постыдных спектаклях, целью которых было надувательство клиента. Клиент думал, что спит с Фионой, а Дрейвен между тем подкладывал ему в постель другую женщину. Он хотел безраздельно владеть прекрасной Гизеллой и ни с кем не делиться ею. Дрейвен сообщил ей об этом, когда срок обучения Фионы уже подходил к концу. И она поняла, что им движет не благородство, а безумное физическое влечение к ней.
Когда наступило время переводить Фиону в бордель, Дрейвен поселил ее у себя в замке Чепстон. Однако алчность заставила его разработать хитроумный план. Тогда-то он и придумал, как ему торговать телом Фионы таким образом, чтобы она при этом оставалась верна ему и спала только с ним.
Этот план казался Фионе отвратительным, и она еще больше возненавидела Дрейвена, обладавшего изобретательностью и блестящим умом. Она презирала его за то, что он использовал ее в своих корыстных целях, за ложь и подлость, за то, что он превратил ее в Леди в алом. Дрейвен был бездушным и холодным и не вызывал у Фионы никаких положительных эмоций, даже когда она притворялась, что отвечает на его ласки. Да, он был опытен и искусен в постели, но Фиона не испытывала к нему ничего, кроме отвращения. Ее холодность и сдержанность в конце концов вывели Дрейвена из себя, и он подверг ее унизительному наказанию.
Вспомнив ту жуткую ночь, Фиона почувствовала, как у нее перехватило горло. Она тряхнула головой, чтобы отогнать страшные мысли. Никто не знал, что именно ей пришлось пережить в прошлом, кроме нее самой, Дрейвена и Уилла. Фиона понимала, что, если она расскажет кому-нибудь подробности своих злоключений, ей вряд ли поверят. Ее рассказ скорее всего примут за выдумку или за желание оправдать себя. Окружающим было намного проще считать Леди в алом падшей женщиной. И она никогда не оспаривала этого мнения. Ведь по существу люди были правы. Она действительно навеки погубила свою душу и считала, что настоящая любовь ей недоступна. Дрейвен отравил ее своим ядом, он выжег ей душу, вырезав на груди очертания сердца.
Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей, Фиона перевела взгляд на спавшего Брэдана. По-видимому, он действительно был благородным и порядочным человеком, готовым пожертвовать своей жизнью ради спасения сестры. По сравнению с Дрейвеном он казался воплощением добродетели, настоящим святым. Однако по отношению к Фионе Брэдан вел себя отнюдь не лучшим образом, и поэтому в глубине души она не доверяла ему. Фиона слишком хорошо знала мужчин и потому всегда сомневалась в чистоте их помыслов. Ей трудно было поверить, что мужчина мог подвергать свою жизнь опасности ради спасения чести женщины. Вероятно, существовали какие-то неизвестные Фионе причины, заставившие Брэдана ввязаться в эту авантюру.
Правда, Фиона не забывала, что Брэдан происходил из семьи судей, хорошо известных своей честностью и справедливостью. И она не могла не оценить его поступка, когда он в порыве благородного гнева выхватил меч из ножен, защищая ее от пьяного кузнеца. Никто тогда не заступился за Фиону. Мужчины считали ниже своего достоинства брать под защиту шлюху и воровку.
Да, Брэдан де Кантер поразил ее своим поступком до глубины души. Но в то же время именно этот человек, неожиданно ворвавшись в ее спокойную жизнь, угрозами заставил ее вернуться в ненавистное прошлое.
А теперь выяснилось, что Дрейвен приходился Брэдану дядей. Правда, Брэдан уверял, что их не связывает кровное родство. И это было похоже на правду. Хотя оба отличались высоким ростом и атлетическим телосложением, они внешне не походили друг на друга и были совсем разными по характеру и взглядам на жизнь.
Дрейвен был лет на десять старше Брэдана. У него была смуглая кожа, черные как смоль волосы, черные миндалевидные глаза. В его внешности чувствовалось что-то экзотическое. Он был очень красив и изящен. Лицо Брэдана казалось грубее и мужественнее. Он обладал более светлым цветом кожи, густыми волнистыми каштановыми волосами и необыкновенными синими глазами, взгляд которых словно проникал прямо в душу. Фионе становилось не по себе под его взглядом. Однако она испытывала при этом не страх,-а какое-то прежде незнакомое ей чувство. И еще ей казалось странным то, что, несмотря на жесткость Брэдана и его угрозы, она ощущала себя в его присутствии удивительно защищенной. С Дрейвеном все было совсем по-другому.
Фиона глубоко вздохнула. Погруженная в свои мысли, она сидела у очага, обхватив руками колени и слушая, как потрескивает огонь. Она понимала, что рано или поздно ей придется встретиться с человеком, лишившим ее невинности и развратившим. Это непременно произойдет, если она согласится и дальше помогать Брэдану. А ведь она так надеялась больше никогда не видеть ненавистного Дрейвена.
Ситуация, в которую попала Фиона, была сложной и запутанной. Когда они окажутся в шайке Уилла, обитающей в соседних лесах, ей придется убедить Брэдана умолчать об истинных целях, приведших их в Олтон. Если Уилл узнает об их намерениях, он придет в ярость и не отпустит в бордель, понимая, какой опасности она подвергает свою жизнь. Его бесполезно будет убеждать, что она хочет спасти невинную девушку от той страшной и позорной участи, которая постигла ее саму одиннадцать лет назад. Не поймет он и желания Фионы отомстить за все содеянное Дрейвену. А это чудовище должно заплатить за все свои злодеяния. Фиона только сейчас начала осознавать, что в глубине души давно мечтает расквитаться с ним. Да, она должна воспользоваться представившимся ей шансом и воздать Дрейвену по заслугам.
Теперь Фиона уже не думала о том, чтобы убежать от Брэдана, пока тот находится в беспомощном состоянии. Она приняла решение помочь ему, хотя и не была уверена, что он действительно такой благородный человек, каким хочет казаться. То, что врагом Брэдана является Дрейвен, было главным доводом для Фионы.
Запрокинув голову, она закрыла глаза, чувствуя неимоверную усталость. Но прежде чем забыться тревожным сном, она снова вспомнила о Брэдане, и его образ возник перед ее мысленным взором. Его необыкновенные глаза в упор смотрели на нее, в ушах звучал его хрипловатый голос. И он молил ее о помощи…
Да, положение, в которое попала Фиона по вине Брэдана де Кантера, не из легких. Она понимала, что ей понадобится вся ее хитрость и изворотливость, чтобы с честью выйти из него.
Брэдан пытался поднять веки, но они словно налились свинцом. Когда ему все же удалось открыть глаза, он застонал от резкой боли. Свет показался ему нестерпимым. Брэдан машинально прикрыл глаза рукой и тут же почувствовал, что она туго перебинтована у запястья. Нахмурившись, он оглядел руку и увидел еще одну повязку, наложенную чуть выше локтя. О Боже, что это? Брэдан застонал и попытался сесть в кровати. Окинув взглядом свое тело, он увидел, что все раны, нанесенные ему по приказу дяди во время пыток в Чепстоне, перебинтованы. Фиона сделала это так осторожно, что он даже ничего не почувствовал…
И только тут до сознания Брэдана дошло, что он лежит совершенно голый. Фиона раздела его! Брэдан снова попытался приподняться, и его тело пронзила острая боль. Он постарался припомнить события последних дней.
Итак, он нашел Леди в алом и привез в Олтон. Они вместе стояли посреди пивного зала трактира, где его спутница пыталась навести справки о местонахождении лагеря шайки, в состав которой она когда-то входила. А потом…
— О, я вижу, вы проснулись, — раздался рядом женский голос.
Брэдан потер глаза и увидел Фиону. Она появилась на пороге комнаты с подносом в руках, на котором стояли кувшин, тарелка с краюхой хлеба и миска с горячей едой, распространявшей аппетитный запах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...