ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Брэдан подозревал, что его брат питает к Элизабет самые нежные чувства. Во всяком случае, сейчас он видел, что Ричард был вне себя от горя.
— Да, на совести Дрейвена множество грязных преступлений и отвратительных грехов, — вздохнул Брэдан, не зная, как утешить брата. — Но теперь у нас появилась возможность положить конец его злодеяниям. Соберись, Ричард, возьми себя в руки. Сейчас от тебя многое зависит. Ты же хочешь наказать злодея?
Ричард поднял глаза, полные боли, и у Брэдана защемило сердце. Он видел, как страдает его младший брат.
— Через руки Дрейвена прошли сотни женщин. — продолжал Брэдан, — которых он покупал и продавал в бордели. Элизабет была уготована такая же страшная участь. Та же судьба постигла и женщину, которую я люблю. Именно ее Дрейвен привез сегодня утром в замок. Я верю в тебя, Ричард. Ты ведь сделаешь все так, как я просил? Ты должен вернуться сюда с представителями закона, чтобы мы раз и навсегда рассчитались с Дрейвеном.
Ричард ответил не сразу. От волнения у него перехватило горло, и он не мог говорить.
— Хорошо, Брэдан, я немедленно отправляюсь в Лондон, — наконец хрипло произнес он, с трудом справившись с обуревавшими его эмоциями. Выражение боли и скорби на его лице сменилось холодной решимостью. — Обещаю, что привезу сюда целый полк слуг закона. Услышав мой рассказ, они сразу же, не раздумывая, устремятся в замок. Не спускай глаз с этого ублюдка. Я хочу увидеть его закованным в кандалы.
Глава 20
Фиона подтащила свой дорожный сундук к высокому стрельчатому окну спальни. Возможно, ей удастся убежать, выпрыгнув из него. От волнения, граничившего с паникой, Фиона была близка к обмороку. Она прерывисто дышала, ее сердце бешено колотилось. Взобравшись на деревянный сундук, Фиона встала на узкий выступ окна. Ей было страшно смотреть вниз, на вымощенный булыжником внутренний двор замка.
В этот момент дверь комнаты с грохотом распахнулась и в помещение ворвался разгоряченный Дрейвен с окровавленным мечом в руках. Его всегда тщательно уложенные волосы были растрепаны, лицо заливал пот, рубашка была разорвана на груди.
— Вы пойдете со мной! — крикнул он и, стащив Фиону с окна, повлек за собой.
Его железные пальцы впились в плечо Фионы и крепко держали. Она знала, что ей не вырваться из его сильных рук. Дрейвен тащил Фиону в главный зал замка.
— Этих проклятых бандитов интересует, где вы сейчас находитесь, — сообщил он на ходу. — Вот я и хочу показать вас им. Что вы на это скажете?
Фиона пролепетала что-то нечленораздельное. Они быстро миновали коридор и вошли в огромный зал, где царил настоящий хаос. Фиона оказалась в центре настоящего сражения. Мужчины бились не на жизнь, а на смерть, скрещивая в ожесточенной схватке клинки своих мечей. Повсюду слышались крики, стоны и лязг металла. Эти звуки эхом отдавались в сводчатом помещении зала. Всю сцену освещали золотистые лучи закатного солнца, проникавшие сюда через высокие застекленные окна. Стекло стоило очень дорого, однако Дрейвен мог позволить себе такую роскошь.
Дрейвен тащил Фиону вдоль стены, чтобы избежать нападения сзади. Он держал обнаженный меч наготове и бдительно следил за всем, что происходило вокруг. Противники были так поглощены боем, что не обращали на них никакого внимания. Вскоре Дрейвен вывел Фиону из донжона во внутренний двор замка. Здесь тоже шел бой.
Фиона вдохнула полной грудью свежий воздух и стала испуганно озираться вокруг, пытаясь понять, что происходит. Она узнала стражников Дрейвена по одежде. Но с кем они сражаются? Судя по всему, напавшие на замок люди не были профессиональными воинами. Это была скорее армия разношерстных оборванцев.
Внезапно ее внимание привлек рыжеволосый верзила, сражавшийся с одним из стражников, стоя спиной к Фионе. А когда он обернулся, Фиона возликовала. Уилл! Фиона быстро окинула взглядом поле боя и, к своей радости, увидела еще несколько знакомых лиц. Здесь были Клинтон, Руфус, Грейди и другие приятели ее брата. И тут Фиона все поняла. Разбойники давно уже планировали нападение на замок Дрейвена, и теперь их замысел осуществился.
Внезапно Дрейвен грубо дернул ее за руку и, что-то прорычав, ускорил шаг. Однако Фиона начала упираться, не желая идти дальше. Она в отчаянии озиралась вокруг, стараясь отыскать глазами в толпе Брэдана. Фиона так надеялась, что он остался в живых и сражается сейчас на стороне своих друзей.
Но Брэдана нигде не было видно, и это наводило Фиону на тяжелые мысли. Если бы ее возлюбленный был цел и невредим, он непременно оказался бы в гуще событий. Брэдан больше, чем кто-либо другой, стремился одержать верх над Дрейвеном ради торжества справедливости. Он хотел восстановить свое доброе имя. Неужели стражники действительно убили его по приказу дяди? От этой мысли острая боль пронзила сердце Фионы.
Без Брэдана жизнь теряла всякий смысл. Ее снова охватило безразличие, и она послушно последовала за Дрейвеном. Теперь Фионе было все равно, что с ней произойдет. Дрейвен мог делать с ней все, что ему заблагорассудится. Пусть он мучает ее, втаптывает в грязь, продает другим мужчинам…
Дрейвен между тем почувствовал перемену в настроении Фионы. Ее тело обмякло, и она почти висела у него на руке. Ему было тяжело ее тащить. Остановившись, он удивленно посмотрел на нее.
Их внезапная остановка привлекла внимание окружающих. Фиона заметила, что к этому времени бой уже начал стихать, хотя некоторые еще продолжали сражаться. Все, что происходило вокруг, Фиона воспринимала как дурной сон. Она ловила на себе взгляды разбойников и стражников. Шум постепенно стихал. Несмотря на охватившее Фиону безразличие, в глубине души ее вспыхнула радость, когда она поняла, что восставшие одержали победу.
Вдруг со всех сторон вновь послышались громкие крики. Это заметившие Дрейвена разбойники предупреждали друг друга о том, что владелец замка собрался бежать, прихватив с собой заложницу. На Дрейвена, крепко державшего Фиону, начала надвигаться плотная толпа восставших. Ему ничего не оставалось делать, как, пятясь, снова вернуться в главный зал донжона.
Дрейвен и Фиона остановились у небольшого возвышения, окруженного балюстрадой. Здесь во время пиров стоял стол хозяина замка, за которым он принимал почетных гостей. Отсюда Дрейвен следил за остальными гостями, пировавшими в зале.
Но по иронии судьбы сегодня он вынужден был находиться в этом зале со своими непрошеными гостями, разбойниками, которые с налитыми кровью глазами надвигались на него, грозя оружием.
Внезапно Дрейвен схватил Фиону и приставил к ее горлу лезвие меча. Фиона застыла, похолодев от ужаса.
— Я требую, чтобы все отошли от нас и дали нам возможность беспрепятственно покинуть помещение, иначе я убью эту женщину, — заявил Дрейвен.
Фиона машинально вздернула подбородок, чувствуя, что в подтверждение своих слов злодей крепче прижал клинок к ее горлу, лезвие царапало ей кожу.
Уилл стоял неподалеку от Фионы. Она видела, как высоко вздымается его грудь от неровного дыхания. Беспокойство промелькнуло в глубине его глаз, однако он быстро взял себя в руки и подмигнул сестре, чтобы подбодрить.
— Нет, Дрейвен, мы не намерены подчиняться твоим приказам! — крикнул он, выступая вперед. Уилл переложил обнаженный меч в левую руку, приготовившись выхватить кинжал из голенища сапога, если это понадобится. — Это ты будешь делать то, что мы прикажем. Отпусти эту женщину, не совершай нового преступления, за которое тебе придется ответить. И без этого на твоей совести слишком много злодеяний.
Дрейвен холодно рассмеялся, и Фиона содрогнулась от страха. На мгновение ей показалось, что он снова подчинил ее своей власти.
— Неужели ты всерьез думаешь, что я буду подчиняться приказам такого негодяя, как ты, Синглтон? — высокомерно бросил Дрейвен. — Теперь я вижу, что прежде относился к тебе слишком снисходительно. Мне давно уже следовало поймать тебя и наказать по заслугам. Впрочем, я скоро исправлю свою ошибку. А сейчас прикажи своим людям отступить от меня на несколько шагов.
— Я не смог бы сделать это, Дрейвен, даже если бы захотел. Посмотри внимательно, тебя окружают не только мои люди.
Фиона поняла, что брат пытается отвлечь внимание Дрейвена, и затаила дыхание, приготовившись действовать.
— Да, здесь есть и мои люди! — воскликнул Клинтон Фолвилл.
Выйдя из толпы, он встал рядом с Уиллом.
— И мои тоже, — подал голос детина с сердитым лицом, испещренным оспинами.
Растолкав локтями стоявших вокруг разбойников, он вышел вперед. Фиона почувствовала, как рука Дрейвена, крепко державшая ее за талию, судорожно напряглась. Лезвие меча дрогнуло и снова царапнуло ее горло. Но она не ощутила боли. Все ее внимание было приковано к вышедшему вперед исполину, похожему на огромного медведя. Это был знаменитый Юстас Коутрел, главарь банды, наводившей страх на всю округу. Он был известен своей дерзостью, непобедимостью и крайней жестокостью по отношению к титулованной знати, захваченной его людьми с целью выкупа.
Уилл покачал головой.
— Похоже, Дрейвен, ты сумел настроить против себя слишком многих разбойников, — заметил он. — Все эти люди мечтают о мести, но у тебя есть один шанс остаться в живых. Отпусти эту женщину, и мы попробуем договориться.
— Мне нечего обсуждать с такими, как ты, Синглтон, — с дьявольской усмешкой на губах заявил Дрейвен. — Ты, должно быть, шутишь, выдвигая свои условия. Здесь никто не имеет права предъявлять какие-то требования, кроме меня. А я требую, чтобы вы все отступили назад, иначе я на ваших глазах убью твою сестру, Синглтон.
Вполуха слушая Дрейвена, Фиона внимательно наблюдала за Уиллом, стараясь предугадать, что он собирается предпринять для ее спасения. Уилл явно подавал ей какие-то знаки. Он несколько раз посмотрел поверх ее головы, слегка кивнул. В то же время внимание Дрейвена было рассеяно. Он вынужден был держать в поле зрения всех разбойников, поскольку любой из них мог неожиданно наброситься на него.
— Я не отрицаю, что Гизелла — лакомый кусочек, — продолжал Дрейвен. — Я имел удовольствие не раз наслаждаться ее телом. Но есть и другие женщины, с которыми я бы мог без особого труда утолить свою страсть.
— Ты имеешь в виду Элизабет, ублюдок? — раздался откуда-то сверху мужской голос.
Радость вспыхнула в душе Фионы, и в этот момент Уилл молниеносно выхватил кинжал из голенища сапога и ловко метнул его в ногу Дрейвена. Клинок вонзился в тело злодея, а сверху на него прыгнул тот, кто задал неожиданный вопрос.
Громко вскрикнув от боли, Дрейвен выпустил Фиону и рухнул на пол. От неожиданности Фиона потеряла равновесие, но чьи-то руки подхватили ее и не дали упасть. В зале поднялся страшный шум. Придя немного в себя, Фиона увидела, что находится в объятиях Уилла. Повернув голову, она попыталась рассмотреть того, кто сбил Дрейвена с ног.
Этот человек вскочил на ноги в тот момент, когда Дрейвен встал на одно колено, пытаясь подняться. При этом противники одновременно обнажили свои мечи с воинственными криками. Не было сомнения, что они люто ненавидят друг друга.
У Фионы бешено забилось сердце. Она узнала Брэдана. Так, значит, он жив! Фиона зажала рот рукой, чтобы сдержать рвущийся из груди крик радости. Она следила за каждым движением своего возлюбленного, но постепенно ее радость сменилась страхом. Брэдан и Дрейвен сошлись в смертельным поединке, и теперь Фиона боялась, что ее любимый может погибнуть.
Но раненый Дрейвен заметно хромал. Не чувствуя в себе сил уверенно владеть мечом, он бросился на Брэдана, и оба противника, сцепившись, покатились по полу. Брэдан несколько раз кулаком ударил дядю в челюсть, а потом быстро вскочил на ноги, схватил меч и приставил острие клинка к горлу поверженного врага.
— Сейчас я рассчитаюсь с тобой за Элизабет, — прохрипел он, — за Фиону и за всех остальных женщин, которых ты осквернил и опозорил!
— Ну что ж, де Кантер, поступай как знаешь, — усмехнулся Дрейвен. — Только это ничего не изменит. Одна из упомянутых тобой шлюх мертва, а другая бросила тебя и предпочла вернуться ко мне. А тебя самого ждет печальная участь. Тебя повесят за убийство лорда!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...