ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Да, но я пытаюсь его уменьшить. Нейт чувствует себя в данный момент намного лучше, чем еще час назад. Я напоила его целебным обезболивающим, и теперь он хотя бы уже не стонет во сне.
Брэдан кивнул, испытывая странное чувство удовлетворения от того, что Фиона рядом. Он скучал по ней, и для него были нестерпимы даже несколько часов разлуки. Сознание этого беспокоило его. Никогда прежде он не тосковал так сильно по людям, тем более по женщинам. Но теперь, когда Фионы не было рядом, его мучило гнетущее чувство, проходившее лишь тогда, когда Брэдан снова ее видел.
Фиона внимательно посмотрела на Брэдана, и ему на минуту показалось, что она читает его тайные мысли.
— Я рада, что вы наконец вернулись в лагерь, — улыбнулась она. — Признаюсь, я уже начала беспокоиться. Вы так долго отсутствовали…
У Брэдана вдруг потеплело на сердце от ее слов. Испугавшись собственных эмоций, он быстро отвел взгляд, чтобы не выдать их.
— Вам не следовало беспокоиться, вы же знали, где я… Но теперь я снова здесь, к вашим услугам.
— Дело не в услугах, которые вы мне можете оказать, Брэдан, — тихо сказала Фиона. Ее проникновенный тон показался ему загадочным. Брэдан насторожился. Помолчав, Фиона продолжила: — Я рада вашему возвращению не потому, что жду от вас какой-то помощи. — Фиона вдруг снова осеклась и, взяв из лежавшей рядом связки хвороста веточку, стала задумчиво вертеть ее в руках, как будто размышляя над тем, стоит ли ей говорить дальше. Затем она вздохнула, видимо, приняв какое-то решение, и снова заговорила: — Я хочу, чтобы вы знали, что мне хорошо лишь в те моменты, когда вы находитесь рядом. Я не понимаю, почему так происходит, все это странно, но…
— Я не нахожу это странным, леди, — перебил ее Брэдан сдавленным от волнения голосом.
Их взгляды встретились, и хотя в помещении царил полумрак, от Брэдана не укрылось, что Фиона густо покраснела. Застенчиво улыбнувшись, она опустила голову. Ей не хотелось продолжать этот разговор.
— Вы с раннего утра на ногах и, наверное, очень устали. Если хотите, можете прилечь прямо здесь, — предложил он. — А я подежурю у постели раненого вместо вас.
Фиона покачала головой:
— Нет, я не могу оставить Нейта. Вы не знаете, что надо делать. Нельзя допустить, чтобы раненый снова начал бредить.
Она была, конечно, права. И Брэдан это понимал. Но он знал также, что Фионе необходим отдых. Ей надо было хоть немного поспать. Брэдан вдруг подсел ближе и крепко ее обнял. Фиона сделала было попытку вырваться из его сильных рук, но сдалась и со вздохом прильнула к груди Брэдана. Она была благодарна ему за заботу и ласку.
Брэдан испытывал удивительное чувство покоя и счастья. Он и не подозревал раньше, что просто объятия могут доставить ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Брэдан нежно поцеловал Фиону в висок.
Они долго молча сидели, глядя на остывающие угли очага.
— Вам хорошо? — наконец прошептал он ей на ухо.
— Да, очень.
Фиона глубоко вздохнула, и Брэдан ощутил, как ее тело расслабилось в его объятиях. Она погладила его по руке.
— Отдыхайте… Я не хочу, чтобы вы заболели от недосыпания, — усмехнулся Брэдан и закрыл глаза, наслаждаясь ее прикосновениями.
— У меня еще много сил и энергии, — возразила Фиона. — Мне и прежде часто приходилось проводить всю ночь без сна.
Брэдан сразу же напрягся, услышав эти слова. Ему не хотелось думать о прошлом Фионы и о тех причинах, по которым она бодрствовала ночи напролет. Ее пальцы, поглаживавшие его ладонь, замерли. Неожиданно Брэдан понял, что ему нет дела до позорного прошлого Леди в алом. Невозможно изменить того, что уже случилось в ее жизни, а значит, надо или смириться, или забыть. Вполне возможно, Фиона и не хотела бы ничего изменить в своем прошлом. Впрочем, сейчас это не имело для Брэдана никакого значения. Он любил Фиону такой, какой она была здесь, с ним. Брэдан крепче сжал ее в своих объятиях.
— Закройте глаза и постарайтесь заснуть, — сказал он, — а я разбужу вас, если увижу, что Нейту стало хуже.
— Нет, я просто посижу с вами. Мне нельзя спать, иначе…
— Поспите, Фиона, прошу вас, — перебил ее Брэдан и поцеловал в щеку. — Я обещаю, что разбужу вас, если понадобится.
И в конце концов она сдалась.
— Спасибо, — пробормотала Фиона сонным голосом, поудобнее устраиваясь в объятиях Брэдана.
Едва закрыв глаза, она провалилась в глубокий сон.
Брэдан с нежностью посмотрел на ее осунувшееся лицо. Забота о Фионе доставляла ему огромное удовольствие. Сжимая спящую девушку в объятиях, он чувствовал, как теплеет на сердце, и не узнавал себя. Прежде он умел только брать, ничего не давая взамен. Перемена, произошедшая с ним, радовала, потому что Брэдан испытывал перед Фионой чувство вины. Он ворвался в ее жизнь и потребовал помощи. Фиона пошла ему навстречу…
Однако не только чувство вины сделало Брэдана более уступчивым, внимательным и заботливым. Между ним и этой женщиной, несмотря на все различия, зарождались новые отношения. Он, сын королевского судьи, и она, куртизанка и бывшая воровка, с каждым днем становились ближе друг другу. В этом не было сомнения.
Брэдан с наслаждением вдыхал исходивший от волос Фионы слабый терпкий аромат, смешанный с запахом дыма, и боль, накопившаяся в его душе за эти месяцы, постепенно утихала.
Глава 11
Фиона с грустью взглянула на горсть монет, серебряное колечко и мешок с тряпьем — их дневную добычу. Подобную вылазку удачной не назовешь. Этим утром по дороге проезжали в основном одинокие всадники, с которых много не возьмешь. А пара карет, проследовавшая мимо сидевших в засаде разбойников, слишком хорошо охранялась, и Уилл не рискнул напасть на эти экипажи. Погода тоже не благоприятствовала им сегодня. Небо хмурилось, и вот-вот должен был разразиться летний ливень. Низко нависшие тучи и порывистый ветер еще больше портили настроение.
— Я настаиваю, чтобы мы разделились, — снова начал ворчать Том Тэтчер. — Половина отряда устроит засаду за холмом у Ярдли-Кросс, а другая половина останется здесь. Тогда мы по крайней мере удвоим свою мизерную добычу.
— Нас слишком мало, — сказал Уилл и, завязав мешок с добычей, передал его Руфусу. — Нам не следует дробить наши силы. Кроме того, участок дороги у Ярдли-Кросс контролирует банда ТакераТилтона. Если мы начнем грабить на его территории, он этого так не оставит.
— В таком случае, Уилл, давайте захватим хотя бы одну карету! — воскликнул один из разбойников.
— Нет, мы не можем рисковать, силы неравны.
— Но у нас в отряде шесть крепких мужчин и Гизелла, — возразил Генри Фиск. — Нас больше, чем две недели назад, когда вы захватили карету продавца индульгенций и вернулись в лагерь с богатой добычей!
— Да, но ее охраняли всего лишь два стражника и кучер, — напомнил Уилл. — И то я Бога молил, чтобы все обошлось благополучно.
— А я уверен, что нам под силу захватить экипаж! — воскликнул Том. —Уилл, почему бы нам не ограбить пару богатых карет, и дело с концом! Разве не ясно, что надвигается непогода; и если мы потеряем время, то вернемся в лагерь ни с чем. А после ливня дорога раскиснет, и по ней долго никто не сможет проехать.
Уилл задумался, затем он обвел взглядом присутствующих. Фиона знала, о чем размышляет сейчас ее брат. Уилл хотел вернуться с богатой добычей, чтобы избавить своих людей от голода. Этой страшной холодной зимой многие в лагере недоедали и совсем обессилели. Взгляд
Уилла остановился на Брэдане, который стоял рядом с Фионой, скрестив на груди руки. Фиона тоже посмотрела на своего мнимого супруга, человека, который владел всеми ее мыслями. Она понимала, что Брэдан близок к отчаянию, и знала, каким именно будет его ответ Уиллу.
— А что вы думаете по этому поводу, де Кантер? — спросил главарь. — Вы тоже за то, чтобы напасть на экипаж?
Брэдан кивнул:
— Я поддерживаю мнение большинства.
— Ну что ж, тогда готовьтесь к засаде. Дорога неподалеку отсюда разветвляется. Двоих нужно послать на разведку. Мы отправим их в оба конца дороги. Обращать внимание только на богатые кареты, которые не слишком хорошо охраняются.
— Я пойду в разведку! — в один голос воскликнули все пятеро мужчин.
Уилл, снисходительно улыбнувшись, покачал головой.
— Вы, наверное, полагаете, что я должен поблагодарить вас за энтузиазм? — насмешливо спросил он. — Но я считаю, что нам лучше побыстрее приступить к делу. Джептас и Том пойдут в разведку, остальные останутся здесь. Мы будем сидеть в засаде и ждать известий от наших товарищей. Без Нейта Гизелле трудно будет изображать знатную даму, у которой по дороге случилась неприятность с упряжью лошади. А экипаж вряд ли остановится, чтобы помочь простолюдинке. — И Уилл посмотрел на Фиону, одетую в платье крестьянки. — Гизелле нужно срочно переодеться. К счастью, мы захватили с собой наряд богатой дамы. Ты, Гизелла, на этот раз изобразишь леди, на которую напали разбойники.
И Уилл усмехнулся, довольный собой. Этот план только что пришел ему в голову и показался очень удачным. Брэдан, нахмурившись, взглянул на Фиону.
— О, не беспокойтесь, приятель! — воскликнул Уилл, догадавшись, что встревожило Брэдана. — Ваша жена не пострадает. Не забывайте, что она моя сестра, и я не позволю, чтобы с ее головы упал хотя бы один волос. Это будет всего лишь хорошо разыгранный спектакль, не более того! Впрочем, нам-то с вами не придется играть. Мы будем изображать самих себя — разбойников с большой дороги. И надеюсь, мы захватим хорошую добычу, ограбив человека, который скорее всего не обращает внимания на то, что обижают или насилуют женщин из простонародья, а откликается лишь на беды высокородных дам. Поэтому наши действия в некотором роде можно расценить как акт справедливости и возмездия.
Уилл подмигнул Брэдану, но тот продолжал хмуриться.
— Тебя не пугает эта роль, дорогая? — повернувшись к Фионе, спросил он. — Я хочу услышать твое мнение о плане Уилла.
— Я считаю, что в предложении моего брата нет ничего опасного для меня, — успокоила Брэдана Фиона, покраснев под его пристальным взглядом. Ей все еще была непривычна его забота. — Думаю, все пройдет как по маслу. В прошлом я не раз участвовала в подобных делах. Если ты хочешь контролировать ситуацию, то возьми на себя роль человека, напавшего на меня. В этом случае ты будешь находиться рядом со мной и в случае опасности встанешь на мою защиту.
— Боюсь, что я плохой лицедей и мое нападение будет выглядеть неубедительно.
— Да, пожалуй, ваша борьба будет похожа скорее на объятия двух влюбленных, — с усмешкой заметил Уилл. — Позволь, сестренка, мне сыграть эту роль. Я лучше справлюсь. — И, повернувшись к Брэдану, Уилл продолжил: — Надеюсь, вы доверяете мне, де Кантер? Я знаю, что делать, если возникнет какая-нибудь угроза для моей сестры.
Однако Брэдана все еще одолевали сомнения. В конце концов он все же сдался и кивнул, соглашаясь с планом главаря шайки. Все приготовились. Фиона удалилась в кусты, чтобы переодеться, и вскоре вернулась в роскошном наряде. На ней было темно-синее платье с золотым поясом. Распустив волосы, она хотела надеть золотой обруч на голову.
— Разреши, я помогу, — предложил Брэдан и, подойдя к Фионе, сам надел на ее голову обруч и поправил густые длинные волосы.
— Спасибо, — смущенно улыбнулась она.
Ей была приятна его забота. От прикосновений Брэдана мурашки забегали по коже Фионы. Их взгляды на мгновение встретились, и Фиона, вспыхнув, тут же отвела глаза.
— Ты прекрасно выглядишь, Фиона, — одобрил Брэдан, не сводя с нее горящего взгляда.
— Моя красота и изящество — всего лишь дань роли, которую я играю, — пренебрежительно усмехнувшись, заметила Фиона, стараясь войти в образ.
Повернувшись, она направилась к дороге, но Брэдан остановил ее, взяв за руку. Фиона почувствовала, как от волнения у нее перехватило горло. Она боялась поднять на Брэдана глаза, он завораживал ее своим лучистым взглядом.
— Нет, Фиона, твоя роль тут ни при чем, — хрипловатым голосом заявил он. — Красота присуща именно тебе. Она освещает тебя изнутри. И как бы ты ни старалась, ты не скроешь ее. Честно говоря, ты одинаково красива и в крестьянском платье, и в роскошном наряде знатной дамы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...