ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь, когда его спутница нагибалась, Брэдан деликатно отводил глаза в сторону. Но мысленно он постоянно возвращался к воспоминаниям о ночах, когда Фиона нежилась в его объятиях, а он, сжимая зубы, старался сдержать свою страсть.
Сегодня Брэдану представилась прекрасная возможность отвлечься от мыслей о Фионе. Брэдан мог наконец заняться своими делами вдали от мнимой жены.
С утра он предложил показать мужчинам несколько приемов владения оружием. Брэдан научился им в походах. Своим богатым боевым опытом он мог поделиться с новыми приятелями. Кроме того, занимаясь физическими упражнениями, Брэдан хотя бы на время усмирял жар страсти в своей груди.
Брэдан не мог бы объяснить, что с ним вдруг произошло, почему он с такой легкостью не задумываясь предложил Фионе свои услуги. Ведь он намеревался весь день избегать ее! И вдруг прямиком направился к ней! Что с ним случилось?
Брэдан не находил ответа на эти вопросы. Его душевное смятение нарастало. Он, как всегда, мучился от неутоленной страсти в присутствии Фионы, пожиная плоды своего легкомыслия. Брэдан винил во всем только себя самого. Разве не по его прихоти они оказались сейчас наедине, среди дикой природы? Страдания Брэдана становились нестерпимыми.
— О, посмотрите, Брэдан! — воскликнула Фиона, снова нагибаясь к какому-то цветку. Она не понимала, как сильно возбуждает Брэдана ее поза. — Какие сочные травы растут на этой полянке! И все это благодаря солнечному свету, который здесь не затеняется деревьями.
Удивившись тому, что он не спешит на ее зов, Фиона повернула голову, и ее красота снова поразила Брэдана. Щеки Фионы разрумянились, глаза блестели, солнечные блики играли в ее роскошных золотисто-каштановых волосах. Брэдан смотрел на нее как завороженный, не в силах вымолвить ни слова. Наконец, сделав над собой усилие, он с трудом приблизился к ней на ватных ногах, чтобы взглянуть на растение, которое она хотела ему показать.
Фиона тем временем опустилась на колени рядом с полураспустившимся цветком на сочном стебле и, не глядя на Брэдана, протянула руку за корзинкой, которую он держал. Их пальцы соприкоснулись, и Брэдана бросило в жар. Его неудержимо влекло к Фионе.
Откинув крышку корзинки, он передал ее Фионе. Поставив корзинку на землю рядом с собой, она прочитала молитву над растением, которое хотела сорвать, и перекрестила его. Эти странные действия удивили Брэдана и отвлекли от грешных мыслей.
— Зачем вы это делаете? — поинтересовался он. Сорвав растение, Фиона внимательно осмотрела его с серьезным выражением лица.
— Таков обычай, — коротко ответила она и добавила: — Это растение требует к себе особого отношения. Лекари называют его вербеной, но в народе существует другое название — трава милости или крестовик. Согласно поверью именно вербену прикладывали к ранам Христа во время крестных мук, чтобы облегчить его страдания.
Брэдан, сжав зубы и закрыв глаза, подумал, что ему сейчас тоже не помешало бы воспользоваться этим чудодейственным средством. Болезненные ощущения в паху не переставали мучить его.
— И что, эта трава действительно спасает от боли? — спросил он.
Но Фиона, увлекшись сбором вербены, не слышала его. Бормоча что-то себе под нос, она срывала сочные стебли с цветками и аккуратно укладывала в корзинку.
Брэдан вынужден был повторить вопрос. Фиона подняла голову и с беспечной улыбкой взглянула на него.
— О, вербена не только спасает от боли, но и заживляет открытые раны. Для этого надо из свежих стеблей и листьев приготовить кашицу, а потом положить ее на поврежденное место. Это средство также останавливает кровь.
— Жаль, что я не знал о нем, когда находился на службе у короля. Это чудодейственное средство мне бы очень пригодилось, — пробормотал Брэдан. Он все еще старательно отводил глаза в сторону, чтобы не смотреть на Фиону. Пытаясь отвлечься от недозволенных мыслей и одновременно удовлетворить свое любопытство, он задал ей новый вопрос: — Интересно, кто научил вас разбираться в лекарственных растениях, леди? Думаю, ваша жизнь в борделе не способствовала самообразованию. Тем не менее вы знаете о целебных снадобьях и настоях больше, чем многие лекари, с которыми мне, к сожалению, приходилось сталкиваться в жизни, полной опасностей и приключений.
Даже не глядя на Фиону, Брэдан почувствовал, как она напряглась, услышав его слова. Он с беспокойством посмотрел на нее и увидел боль в ее глазах. Однако Фиона постаралась сразу же взять себя в руки. Прежде чем снова заговорить, она прошептала молитву и сорвала еще одно растение вербены. И только положив его в корзинку, повернулась к Брэдану.
— А разве вы не знаете, что ваш дядя хорошо разбирается в лекарственных травах? — спокойно спросила она. — Когда-то он был знаком с талантливым алхимиком, которого позже казнили по приказу короля. Этот человек передал многие свои знания Дрейвену, а Дрейвен, в свою очередь, решил посвятить меня в эту науку.
— Но почему он это сделал?
— Потому что его это забавляло. По той же причине Дрейвен обучил меня искусству владения кинжалом, а также преподал светские манеры. Ему нравилось, что я умею вести себя как настоящая леди.
Брэдан нахмурился:
— Вы сказали, что алхимик был казнен по приказу короля?
Фиона горько усмехнулась:
— Да. Этот алхимик интересовался не только целебными свойствами растений. Он увлекался также черной магией. Его поймали с поличным и сожгли на костре. Но он успел передать свои тайные знания Дрейвену.
— О Боже! — изумленно воскликнул Брэдан. — Я и не знал об этом!
Фиона тяжело вздохнула. Ее глаза увлажнились.
— Дрейвен оказался очень способным учеником, — продолжала она рассказывать. Заметив, как изменилось выражение ее лица, Брэдан понял, насколько тяжелы для Фионы эти воспоминания. Отогнав их, она все же сумела взять себя в руки и воскликнула беспечным тоном: — Впрочем, мне не на что жаловаться! Я рада, что переняла у вашего дяди бесценные опыт и знания, которые не только пригодились мне, но и пошли на пользу другим людям. Я знаю, например, что это растение, — продолжала она, срывая новый стебель вербены, — можно использовать не только для заживления ран. Если заварить его высушенные листочки и смешать с медом, то получится прекрасное жаропонижающее средство. Признаюсь, без него я не смогла бы так быстро поставить вас на ноги.
Фиона искоса посмотрела на Брэдана. В ее глазах играли озорные искорки.
— Кстати, именно это лекарство вы не раз поминали недобрым словом, — усмехнулась она. — Несмотря на мед, оно имеет горький вкус. А я действительно обильно поила вас этим зельем в течение целых четырех дней, потому что у вас был сильный жар.
— Да уж, это было отвратительное пойло, — со вздохом сказал Брэдан.
Пожав плечами, Фиона снова занялась сбором вербены. Не удержавшись, Брэдан взглянул на нее, и его бросило в жар. Кровь вновь закипела в жилах Брэдана. В нем с новой силой вспыхнуло желание.
Брэдан кусал губы, чтобы подавить рвущийся из груди стон. Он чувствовал, что его неудержимо влечет к Фионе, и боялся сделать лишнее движение.
— Вы еще долго собираетесь бродить по лесу, леди? — спросил он сдавленным от внутреннего напряжения голосом. — Мы уже нашли дикий лук и вербену. Может быть, нам стоит вернуться домой? Мы можем проплутать целый день, но так и не встретить фиалковый корень.
Фиона неожиданно звонко рассмеялась и, поднявшись, вытерла руки о платье.
— Если бы я знала, что вы начнете ныть, Брэдан де Кантер, то не взяла бы вас с собой, — заявила она с наигранной серьезностью. — У вас скверный характер.
— Дело вовсе не в моем характере, — вырвалось у Брэдана.
— Тогда в чем же? — быстро спросила Фиона.
Она посмотрела ему прямо в глаза, и Брэдан вдруг подумал о том, что они стоят слишком близко друг от друга.
Это было опасно. Он ощущал тонкий аромат, исходивший от Фионы, и от этого сладковатого запаха у него по спине побежали мурашки. Зов страсти неудержимо толкал его к Фионе. Брэдан больше не мог сопротивляться охватившим его чувствам.
Глубоко вздохнув, он признал свое поражение и взглянул прямо в глаза Фионе.
— Ах, Фиона, я вовсе не нытик. Дело не в усталости или нежелании бродить по лесу. Сколько раз, сражаясь за правое дело, я доказывал всем, что неутомим в бою. Но сегодня, — с дрожью в голосе продолжал Брэдан, чувствуя, как комок подкатывает к горлу, — я понял, что проиграл в борьбе с собой. Я не могу устоять перед искушением… Если бы вы знали, как мне хочется обнять вас и прижать к груди! Это желание становится с каждой минутой все нестерпимее, оно жжет мою душу. Именно поэтому я прошу вас вернуться в лагерь. Оставаться с вами наедине — для меня настоящая пытка…
Брэдан замолчал. Словно подсудимый приговора судьи, он ждал, что ему скажет Фиона.
Выслушав страстное признание, Фиона не сразу нашлась что ответить. Брэдан с надеждой вглядывался в ее карие глаза и, к своей радости, не находил в них презрения или насмешки. Он погладил Фиону по щеке и провел пальцем по нежным губам.
— Я знаю, что ваше прошлое мешает вам испытывать —те чувства, которыми полна моя душа. Но мне кажется… нет, я уверен, что в последнее время вы изменились и стали менее холодны ко мне…
Фиона глубоко вздохнула.
— Вы правы, — призналась она, — в моей душе действительно просыпаются незнакомые прежде, какие-то новые чувства. Но я пока не могу определить их… Я не понимаю, что происходит…
— Не все можно объяснить в этой жизни, леди, — промолвил Брэдан, продолжая гладить ее по щеке. — Когда я нахожусь рядом с вами, я тоже не всегда могу понять, что со мной. Вот и сейчас на меня снова накатила волна острых чувств, в которых трудно разобраться. Но я знаю одно — мне безумно хочется поцеловать вас.
— В таком случае почему вы до сих пор этого не сделали? — спросила она, чувствуя, как бешено колотится ее сердце.
— Потому что я пообещал, что не дотронусь до вас без вашего разрешения. И вот теперь, Фиона, я прошу: позвольте мне поцеловать вас!
И он окунулся в глубину ее золотисто-карих глаз, надеясь обнаружить в них хотя бы проблеск страсти. Это ободрило бы его, вселило в душу уверенность, что со временем и к Фионе придет ответное чувство. Брэдану так хотелось верить, что когда-нибудь в сердце Фионы вспыхнет ответная страсть…
Но тут случилось то, чего он никак не ожидал. Фиона на мгновение закрыла глаза, желая скрыть слезы. Такая реакция на его слова изумила Брэдана. Он никак не предполагал, что его признание может вызвать у нее подобные эмоции. Брэдан нахмурился. Он вовсе не хотел ее расстраивать и огорчать.
— О Боже, леди, почему вы плачете?
Фиона попыталась улыбнуться, но ее губы дрожали. Она взяла руку Брэдана и прижала ладонью к своей щеке.
— Я не плачу, Брэдан, — прошептала она, — просто вы первый, кто… — Фиона осеклась и судорожно вздохнула. Помолчав, она взяла себя в руки и продолжила: — Мужчин никогда не заботило то, что я чувствую. О моей душе вообще никто не думал.
— Именно поэтому, наверное, вы никогда не испытывали наслаждения в объятиях мужчин.
— Возможно, вы правы. — Фиона снова замолчала, закусив губу, и долго не сводила с него испытующего взгляда. Затем она продолжила, потупив взор: — Мне кажется, что ваш поцелуй, Брэдан, будет мне приятен…
— Я очень надеюсь на это! — убежденно воскликнул Брэдан. — Во всяком случае, я все для этого сделаю. Для меня это будет настоящим блаженством.
Брэдан приподнял голову Фионы за подбородок и припал к ее мягким чувственным губам. Его охватил небывалый восторг. Дрожь пробежала по телу Брэдана. Фиона отвечала на его поцелуй, и у Брэдана закружилась голова от счастья. Вкус ее губ сводил его с ума. Он раздвинул их кончиком языка и проник в ее рот. Фиона тихо застонала, когда их языки соприкоснулись.
Сердце Брэдана забилось сильнее, когда он почувствовал, что Фиона льнет к нему. Он крепче сжал ее в своих объятиях. Его ладони скользнули по ее спине и замерли на талии. Он с трудом остановил их движение. С каким наслаждением Брэдан положил бы руки на ягодицы Фионы и прижал бы ее бедра к своим! Но он боялся отпугнуть Фиону. Брэдан был благодарен ей уже за то, что она позволила ему поцеловать ее, и не рассчитывал на большее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...