ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Перестань лгать, Дрейвен, ты больше никого не обманешь! Фиона вернулась к тебе, надеясь, что этим спасет меня, — заявил Брэдан. — Теперь я это точно знаю, хотя, не скрою, тебе удалось ввести меня на некоторое время в заблуждение.
Брэдан замолчал и долго с презрением смотрел на лежащего у его ног негодяя. Окружавшие их плотной толпой разбойники замерли, понимая, что в душе Брэдана борются противоречивые чувства. Никто не знал, какое решение он примет. И вот наконец Брэдан тряхнул головой, выходя из задумчивости, и снова заговорил:
— Я с огромным удовольствием отправил бы тебя на тот свет, Дрейвен. Ты это заслужил. Но я люблю Фиону и хочу быть рядом с ней. Убийство же может разлучить нас навсегда. Вот почему я передам тебя властям. Ты предстанешь перед судом и будешь отправлен на виселицу за все свои преступления. Так что ты все равно обречен.
Брэдан убрал меч и, схватив Дрейвена за грудки, поставил на ноги.
— Держи его, — обратился он к Уиллу и подтолкнул к нему пленника. — Не спускай глаз с этого мерзавца. Свяжи его покрепче и запри где-нибудь до приезда властей. Я послал за ними надежного человека, они скоро будут здесь.
— Вы хотите, чтобы сюда приехали представители власти? — удивленно спросил Дрейвен и расхохотался. Успокоившись, он продолжал с сарказмом: — Как это мило! Конечно, они бросятся сюда по первому вашему зову. Ведь власти всегда с удовольствием идут навстречу разбойникам и выполняют все их требования.
Брэдан не стал спорить с Дрейвеном, и тот продолжал насмехаться над его словами. Фиона содрогнулась, наблюдая за ним. Несмотря на то что ее бывший повелитель был весь в синяках и кровоподтеках, он не утратил ни наглости, ни самоуверенности.
— Ты глуп, де Кантер, — заявил он. Уилл тем временем крепко связал ему руки за спиной, но это не заставило пленника замолчать. — Твоего гонца даже слушать не станут. Его тут же закуют в кандалы и отправят в Ньюгейтскую тюрьму.
Эти слова произвели большое впечатление на разбойников, и по их рядам пробежал тревожный ропот. Однако Брэдан сохранял полное спокойствие. Он убрал меч в ножны и, не обращая внимания на угрозы, повернулся к Фионе. Слезы радости застилали ей глаза. Она сияла от счастья. Улыбнувшись, Брэдан направился к ней, и Фиона взволнованно бросилась ему навстречу. Влюбленные крепко обнялись, и в этот момент окружающий мир перестал для них существовать. Брэдан прижимал Фиону к своей груди, благодаря за то, что она цела и невредима.
— Как ты догадался о том, что на самом деле случилось со мной? — спросила Фиона, подняв голову и вглядевшись в глаза Брэдана.
— Какое это теперь имеет значение? — с улыбкой ответил он, качая головой, и нежно поцеловал ее волосы. — Я вообще не должен был подвергать сомнению твою верность и преданность.
Уилл негромко отдал какой-то приказ и вместе с Руфусом повел связанного пленника к выходу из зала. Однако Дрейвен, пройдя несколько шагов, остановился и резко обернулся.
— Да будет вам известно, — крикнул он, — что я тоже послал нескольких верных людей к властям, когда начался штурм моего замка! Поэтому скоро здесь появится один из лондонских шерифов. Но последствия его приезда будут для всех вас очень печальны. Вы зря верите де Кантеру! Власти предъявят обвинения вам, а не мне. Его посланец сейчас уже наверняка сидит в темнице. Вас всех повесят, если вы сейчас же не откажетесь от своих преступных намерений и не отпустите меня!
Ропот среди разбойников усилился. Уилл, нахмурившись, переглянулся с Брэданом. Оба они понимали, что Дрейвен пытается возбудить недовольство среди восставших и обратить их гнев против своих главарей. Надо было срочно что-то предпринять, хотя это и не входило в планы Брэдана. Он не собирался больше разговаривать с дядей до суда, однако теперь чувствовал, что ему придется это сделать, если он не хочет бунта в рядах мятежников.
— Ты ошибаешься, Дрейвен, — громко возразил Брэдан, стараясь перекричать поднявшийся шум возбужденных голосов.
Он выпустил из объятий Фиону и решительным шагом направился туда, где стоял его дядя, охраняемый Уиллом и Руфусом. Когда Брэдан остановился напротив Дрейвена, шум в большом зале смолк. Все ждали, что скажет человек, который повел их сегодня на штурм Чепстона.
— Ручаюсь, что моего посланца никто не бросит в тюрьму, — заговорил Брэдан в воцарившейся тишине. — Более того, представители власти скорее откликнутся на его зов, чем на твой, Дрейвен, учитывая такие твои преступления, как взятки и подкуп должностных лиц. Об этом многие знают, поверь мне. А мой посланец имеет незапятнанную репутацию, он происходит из древнего рода королевских судей, всегда верой и правдой служивших трону. Ни один олдермен, шериф или мэр в Англии не прогонит его, не выслушав до конца. Потому что этот человек носит фамилию де Кантер. Я послал в Лондон своего брата Ричарда. Так что бессмысленно угрожать нам, Дрейвен. Мы видим, что ты пытаешься спасти собственную шкуру, но такое поведение недостойно человека, занимающего высокий пост.
Дрейвен помрачнел. Он долго молчал, и Брэдан видел, как на его скулах заходили желваки. Однако слова Брэдана убедили далеко не всех разбойников. Некоторые из них все же сомневались в успехе предприятия, и ропот в их рядах поднялся с новой силой.
— Почему, черт возьми, мы торчим здесь и ждем приезда представителей закона?! — взревел кто-то в толпе. — Где гарантия, что нас не возьмут под стражу вместе с Дрейвеном?
— Верно! — послышался еще один голос. — Зачем властям оставлять нас на свободе?
— Давайте, ребята, сами устроим суд над этим негодяем! — раздался громоподобный голос Юстаса Коутрела, и, услышав его, все присутствовавшие в зале притихли.
Фиона, чувствуя, как накаляется обстановка, подошла к Брэдану и встала рядом с ним. Коутрел тем временем вышел вперед так, чтобы его все видели, и обратился к разбойникам:
— Представителям закона нельзя доверять, и вы все прекрасно знаете это! Все они одним миром мазаны. Судьи, которые явятся сюда, чтобы расследовать преступления этого злодея, — и Коутрел показал пальцем на Дрейвена, — такие же продажные, как и он! Нам надо сматываться отсюда. Мы сами устроим суд над могущественным лордом Дрейвеном, выбрав в председатели де Кантера. Если он не захочет, его место займет Фолвилл — до того как его объявили вне закона, он был пэром.
В зале раздались одобрительные возгласы. Под сводами помещения прокатилось эхо. Дрейвен побледнел. Брэдана обуревали противоречивые чувства. С одной стороны, ему хотелось как можно скорее расправиться с негодяем. Но с другой — он понимал, что импровизированный суд над Дрейвеном принесет больше вреда, чем пользы.
Дождавшись, когда шум поутихнет, он повернулся к разбойникам.
— Все вы прекрасно знаете, как я ненавижу человека, которого мы сегодня захватили в плен, — начал он, стараясь, чтобы его слова звучали убедительно. — Он, несомненно, должен быть приговорен к смерти за совершенные преступления. Но если мы устроим самосуд, то поступим опрометчиво. Мы не должны вести себя как дикари, не считающиеся с законом. Поэтому я не поддерживаю идею судить самим лорда Дрейвена.
— Но остальные почему-то со спокойной совестью вершат самосуд, де Кантер, — с негодованием заметил Коутрел. — Любой горожанин без суда и следствия может казнить человека, объявленного вне закона, и не понесет за это никакого наказания, поскольку закон на его стороне. Черт подери, почему в таком случае мы не можем поступить так, как считаем нужным?
— Подожди, Юстас, — остановил его Уилл, стараясь перекричать поднявшийся гул голосов. Разбойники поддерживали Коутрела и требовали устроить самосуд над Дрейвеном. — Я, как и де Кантер, не питаю к этому ублюдку особой любви. Но считаю, что Брэдан прав. Мы сделали все, чтобы добиться осуждения Дрейвена в королевском суде. Он должен понести суровое наказание согласно закону. Скоро сюда приедет главный судья графства и…
— Мы знаем о приезде судьи! — проревел Коутрел, перебивая Уилла. — Именно поэтому нам надо спешить. И поскольку де Кантер не желает участвовать в судебном разбирательстве, пусть роль главного судьи возьмет на себя Клинтон Фолвилл. А сейчас я обращаюсь к вам, ребята! Кто из вас желает войти в состав суда?
Видя, что от желающих нет отбоя, Брэдан понял, что ему не удастся предотвратить самосуд. Он крепко обнял Фиону за плечи, наблюдая за действиями разбойников.
Тем временем к Дрейвену сквозь толпу протиснулось несколько человек. Взяв пленника под стражу, они отвели его к столу, стоявшему под одной из арок главного зала. Здесь должен был состояться импровизированный суд. Вскоре место за столом заняли двенадцать человек во главе с Клинтоном. Им поручили провести судебное слушание и вынести приговор.
— Это пародия на суд, — возмущенно заявил Дрейвен. — Никто из вас не уполномочен вершить правосудие…
— Готовы ли судьи выслушать перечень преступлений, в которых обвиняется этот человек? — громко спросил Клинтон, игнорируя жалобу Дрейвена.
— Да, — нестройным хором ответили собравшиеся за столом разбойники, игравшие роль судей.
— Отлично, — продолжал Клинтон. Выйдя из-за стола, он начал расхаживать взад и вперед, заложив руки за спину. — Кто-нибудь из присутствующих может выдвинуть обвинения против Кендрика де Лейси, лорда Дрейвена, в том, что он захватывал чужое имущество и земли?
— Да, я могу! — раздался голос из толпы, и вперед вышел человек, одетый в лохмотья. — Дрейвен отобрал у меня половину домашнего скота и урожай зерна. А когда я по этой причине не смог заплатить налоги, то лишился последнего, и он объявил меня вне закона!
— То же самое произошло и со мной, — заявил какой-то старик, нервно теребя в руках шляпу.
— И со мной тоже! — послышались голоса в толпе.
Многие из присутствующих могли бы обвинить Дрейвена в алчности и корыстолюбии.
Когда шум немного стих, Клинтон, покачиваясь с пятки на мысок, продолжил свою речь.
— Я тоже хочу предъявить лорду Дрейвену обвинение, — заявил он. — Из-за него я потерял свои земли и родовой замок. У меня произошла ссора с соседом, и Дрейвен лжесвидетельствовал во время судебного разбирательства против меня. В результате я лишился всего своего имущества. — Клинтон замолчал и с торжественным видом обвел взглядом всех присутствующих. — А теперь я хочу спросить, есть ли здесь кто-нибудь, кто хочет выступить в защиту лорда Дрейвена?
В помещении воцарилась полная тишина.
— Отлично, — удовлетворенно кивнул Клинтон. — Господа судьи, каким будет ваш вердикт после выдвинутых обвинений?
Судьи начали вполголоса совещаться. Однако обсуждение не заняло много времени. Вскоре они снова с важным видом расселись по своим местам. Один из них встал и громко заявил, отвечая на вопрос судьи:
— Виновен! Клинтон снова кивнул.
— А теперь перейдем к следующему пункту обвинения, — провозгласил он. — Кто может представить доказательства того, что обвиняемый подвергал чрезмерно жестоким наказаниям подданных, находящихся под его юрисдикцией, в том числе калечил и доводил до гибели детей?
— Я могу выступить в качестве свидетеля по этому пункту обвинения, — выходя вперед, заявил Грейди. — Три недели назад по приказу Дрейвена егеря из арбалета прострелили ногу моему приемышу Нейту за браконьерство. Мальчик умер бы, если бы его не спасла вот эта леди, — и Грейди кивнул в сторону Фионы. — Нейт не был злостным браконьером. Он просто время от времени приносил из леса какую-нибудь добычу, чтобы предотвратить голод в нашем лагере. Ему всего лишь двенадцать лет, но он уже на себе испытал жестокость Дрейвена. Увидев егерей, Нейт побежал от них, зная, что его ждет суровое наказание. Не так давно Томасу Флиндеру отрубили кисть руки за то, что он украл буханку хлеба в булочной Дигби.
Когда Грейди умолк, выступили и другие свидетели, в доказательство продемонстрировав свои шрамы и искалеченные конечности. Причем, как выяснилось, некоторые вынесенные им приговоры Дрейвен приводил в исполнение собственноручно.
И по этому пункту обвинения никто не выступил в защиту Дрейвена.
— Господа судьи, каков будет ваш вердикт? — спросил Клинтон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...