ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Фиона поняла, что за спиной у нее стоит Брэдан, но не стала оборачиваться.
— Им нужно время, чтобы прийти в себя и понять, что здесь происходит, — бросила она через плечо. — Эти люди боятся ошибиться и сказать лишнее. Сядьте снова за стол. Я сама справлюсь с ситуацией, вы только мешаете.
В помещении поднялся гул недовольных голосов, когда посетители увидели, что к Фионе подошел Брэдан. По многим лицам пробежала тень недоверия. Люди с подозрением поглядывали на чужака. Хотя Брэдан и принадлежал к семейству де Кантеров, выходцев из Олтона, он не был здесь много лет и поэтому его никто не узнал.
— Кто это с вами, Гизелла? — наконец раздался голос одного из завсегдатаев трактира.
— Осторожней, приятель, нам нельзя терять бдительность, — сказал другой посетитель. — Откуда мы знаем, что это и есть Гизелла де Кер? Возможно, это ловушка, расставленная новым шерифом, который хочет поймать Уилла и его парней.
Со всех сторон послышались одобрительные возгласы. Призывавший к бдительности человек вышел вперед.
— Думаю, что нам не следует ничего говорить ей, — обратился он к толпе. — Во всяком случае, до тех пор пока она не докажет нам, что она действительно Леди в алом. Насколько я знаю, Леди в алом никогда не путешествовала в сопровождении мужчин за исключением Уилла Сингл-тона. Думаю, что эта женщина — самозванка. Если бы это действительно была Гизелла де Кер, она сама знала бы, где сейчас находится Уилл.
Фиона окинула незнакомца с ног до головы внимательным испытующим взглядом, и он смутился. Это был человек средних лет. Три года назад, когда Фиона участвовала в налетах шайки Уилла, он вполне мог жить в Олтоне или где-либо поблизости и слышать о ней. В таком слу-
чае этот Фома неверующий хорошо знал, каким именно образом Фиона помогала Уиллу и его парням, которые в основном устраивали засады на дорогах, подстерегая богатых путников.
— Вы ошибаетесь, сэр, — заявила она, — я действительно Леди в алом. Мне неизвестно нынешнее местонахождение Уилла потому, что я только что вернулась в Олтон после трехлетнего отсутствия.
Фиона чувствовала, как все больше входит в образ Леди в алом. Она совсем осмелела и, приблизившись к завсегдатаю трактира, стала доверительно шептать ему на ухо хрипловатым обольстительным голосом:
— Вы должны понять мое нетерпение, сэр… Мы с Уиллом не виделись три года, и я мечтаю о встрече с ним. Неужели вы откажетесь помочь мне?
Фиона тяжело задышала, глядя прямо в карие глаза незнакомца.
Ее слова и поведение, как всегда, произвели нужный эффект. Незнакомец еще больше смутился, лицо его побагровело, на его горле нервно заходил кадык. Он отвел глаза в сторону и, стараясь не смотреть на Фиону, отступил от нее на шаг, как будто боялся, что она полностью завладеет его волей. В руках он растерянно мял свою шапку.
— Да, думаю, я мог бы вам помочь… — пробормотал он пятясь. — Если вам будет угодно, мы проводим вас к Уиллу… то есть туда, где он сейчас скрывается.
— Но она до сих пор не представила нам никаких доказательств, приятель, — раздался недовольный голос.
Бросив косой взгляд на говорившего, Фиона увидела слева от себя за столиком сильно подвыпившего посетителя. Она резко повернулась и устремила на него свой проницательный взор. Это был настоящий исполин с окладистой бородой и львиной гривой. Поднявшись из-за стола и сильно пошатываясь, он в сопровождении двух приятелей направился к ней.
Фиона насторожилась, мурашки побежали у нее по спине. Этот человек опасен. Фиона не сомневалась, что впервые видит его. В противном случае она непременно запомнила бы этого исполина со столь колоритной внешностью. Фионе не нравилась его наглая ухмылка. Такое выражение она видела лишь однажды — на лицах приятелей Дрейвена, которым Фиона была обещана в качестве лакомого кусочка.
— Я прибыл сюда из Лондона, — заявил он, окинув Фиону пренебрежительным взглядом с головы до ног, — и никогда не жил в этом графстве. Но даже я многое слышал о знаменитой Леди в алом. — Он широко улыбнулся, продемонстрировав ряд великолепных белых зубов. — Мне всегда хотелось испытать на себе воздействие чар прекрасной Гизеллы де Кер. Дело в том, что я знаком с человеком, который развратил ее и направил, так сказать, по кривой дорожке… Но мне так и не удалось увидеть ее. Когда она жила в Лондоне, этот ублюдок, лорд Дрейвен, прятал ее от меня, а потом она исчезла…
— Дрейвен?! — вырвалось у Брэдана.
Фиона бросила на него удивленный взгляд и заметила, как помрачнело его лицо.
— Вы говорите о лорде Дрейвене? — поинтересовался он у исполина.
— Да, а в чем, собственно, дело? — Исполин нахмурился и с угрожающим видом сжал кулаки. — Хотя сам я не могу похвастаться благородным происхождением, лорда Дрейвена знаю хорошо. Я занимаюсь кузнечным ремеслом, и этот господин делает мне порой неожиданные заказы. Например, я как-то ковал для него кандалы. Я всегда в срок выполняю его поручения, он в знак благодарности поставляет мне красивых женщин на ночь. Его полное имя Кендрик де Лейси, виконт Дрейвен. Хотя в борделях он лучше известен как хозяин лондонских шлюх. — Кузнец расхохотался. — Кстати, очень точное прозвище!
— О Боже, этого не может быть… — морщась, пробормотал Брэдан и потер лоб, стараясь унять приступ головокружения. — Леди, я должен вам кое-что сказать…
— Прочь с дороги, приятель! — рассвирепев, заявил лохматый исполин и встал между Брэданом и Фионой. — Я еще не закончил разговор с этой женщиной…
И он бросил на Фиону жадный взгляд. Брэдан зашатался от слабости и оперся на стоявший рядом стол, стараясь устоять на ватных ногах. У него подгибались колени, в голове мелькали обрывки мыслей и разрозненные образы. Брэдан снова провел ладонью по горячему лбу. Все тело у него ломило. «Только бы не упасть!» — думал он. Он обязательно должен был сказать Фионе что-то важное… касающееся Дрейвена…
Мысли у Брэдана путались.
— Мне так и не довелось переспать с Леди в алом, — продолжал кузнец, и его громоподобный голос был хорошо слышен в самых дальних углах трактира, — но я знаю один ее секрет. О нем мне рассказал ее хозяин. Давайте посмотрим, есть ли у нее на теле один отличительный знак…
Произнося эти слова, исполин удивительно проворно сунул свои мясистые пальцы в глубокий вырез алого платья Фионы. Находившийся в полуобморочном состоянии Брэдан не сразу понял, что происходит. Затем у него промелькнула мысль, что, наверное, не стоит бросаться на защиту женщины с подмоченной репутацией. Но врожденное благородство взяло верх над доводами разума, и, собравшись с последними силами, он выхватил свой меч из ножен и двинулся на исполина, грубо обошедшегося с Фионой.
— Прочь от нее! Немедленно! — приказал Брэдан, чувствуя, что у него мутится сознание.
Он изо всех сил сжимал в руке меч, стараясь удержаться на ногах и надеясь, что противник не заметит его слабости.
По всей видимости, несмотря на болезненное состояние Брэдана, его взгляд был исполнен решимости. Во всяком случае, вокруг раздались изумленные и восторженные возгласы, а кузнец вдруг побледнел… Однако очень скоро Брэдан понял, что причиной всеобщего оживления явился не его боевой дух, а оружие, которое он обнажил. Стоимость этого рыцарского меча равнялась годовому доходу местного жителя.
Что же касается побледневшего лица исполина, то причиной этого был вовсе не страх, вызванный поведением Брэдана, а внезапная острая боль. Из раны на его руке хлестала кровь — кинжал Фионы глубоко пронзил ладонь кузнеца.
— Эта сука порезала мне руку! — взревел исполин, не веря собственным глазам.
От изумления он оцепенел и некоторое время не мог сдвинуться с места. Немного придя в себя, кузнец отступил на пару шагов и приготовился наброситься на Фиону. Брэдан ринулся ему наперерез. Однако противник ловко увернулся от него. У Брэдана от резких движений поплыли перед глазами черные круги. А когда чернота рассеялась, он увидел, что кузнеца держат за руки посетители трактира, не давая ему возможности накинуться с кулаками на Фиону.
Брэдан зашатался от слабости, стены трактира заходили вокруг него ходуном, голова закружилась. Он услышал громкий стук и понял, что выронил из руки меч на каменный пол. Брэдану было трудно дышать, страшно болела грудь. Вокруг поднялся шум, люди суетились. Одни бросились к Брэдану, чтобы поддержать, другие боролись с разъяренным кузнецом, пытаясь связать его, третьи громко и взволнованно обсуждали между собой происходящее.
Внезапно весь этот шум и гам перекрыли оглушительные команды, раздавшиеся с порога, и в пивной зал из кухни вперевалку вышел человек огромного роста.
Брэдан посмотрел на Фиону. Она все еще сжимала в руке окровавленный кинжал. Никто не смел приблизиться к ней. Затем взор Брэдана заволокло туманом, из груди его вырвался хрип, и он осел на пол, закрыв глаза от боли. А когда снова открыл их, то увидел, что Фиона стоит рядом на коленях, пытаясь привести его в чувство. Но Брэдан ничего не слышал, он лишь наблюдал за тем, как губы Фионы беззвучно шевелятся. В его ушах стоял звон, кровь гулко стучала в ушах, дыхание было хриплым и прерывистым.
Брэдан понимал, что теряет сознание. Но он должен был сказать Фионе что-то очень важное. Кроме того, Брэдан боялся, что Фиона, воспользовавшись его беспомощностью, сбежит. А ему как воздух нужна была ее помощь. На кон были поставлены честь и свобода Элизабет.
— Выслушайте меня, леди… — с трудом проговорил он. Его горло жгло как огнем.
— Молчите, — сказала Фиона, видя гримасу боли на лице Брэдана. — Вам нельзя говорить.
— Нет, я должен предупредить вас, — выдавил он, превозмогая боль, и умоляюще схватил ее за руку. — Вы должны выслушать меня. Это очень важно. Человека, который угрожает Элизабет, зовут Кендрик де Лейси, лорд Дрейвен…
— Дрейвен? — нахмурившись, переспросила Фиона. — Да вы, наверное, бредите! Это тот человек, который много лет назад купил меня и сделал своей содержанкой. Он не имеет никакого отношения к вашей сестре.
Брэдан видел, что она не поверила ему.
— Я попрошу отнести вас в один из номеров. Вам необходим отдых, — продолжала Фиона.
Брэдан покачал головой. Он не мог убедить ее в своей правоте. Силы его таяли с каждым мгновением.
— Он навлечет позор на мою сестру, — тихо промолвил он, сжимая в ладонях руку Фионы.
Она склонилась над ним, стараясь разобрать его горячечный шепот. Перед взором Брэдана сгущалась чернота. Он чувствовал, что вот-вот погрузится в нее. Надо было спешить.
— Вы не можете бросить меня. Обещайте, что не уедете, — снова зашептал он. — Мне нужна ваша помощь, чтобы остановить этого страшного человека…
Фиона в недоумении пожала плечами, начиная терять терпение.
— Я не понимаю, о чем вы говорите.
— Выслушайте меня, леди… Я знаю, что именно Дрейвен представляет опасность для Элизабет, потому что этот человек…
Брэдан не смог договорить, у него пересохло во рту, комок подступил к горлу. Образ Фионы начал расплываться перед его глазами. Чернота неумолимо надвигалась на него. Но прежде чем она полностью поглотила Брэдана, ему удалось хриплым шепотом закончить:
— …этот человек — мой дядя…
Глава 4
— Смертельная усталость навалилась на Фиону. Ей хотелось забиться в какой-нибудь уголок, заснуть и проспать несколько суток. Положив мокрое полотенце в миску с водой, она снова присела у очага, прислонившись к нагретым камням. Фиона изо всех сил боролась с усталостью. Ей было страшно уснуть. Она боялась возвращения кошмаров. В последние несколько дней, которые она провела на ногах, не позволяя себе даже вздремнуть, в ее памяти с новой силой ожили мучительные воспоминания. Фиона потерла переносицу и взглянула на Брэдана. Она старалась думать о нем, а не о своем теперешнем положении.
Брэдан спал спокойно, он явно шел на поправку. И все это благодаря заботе Фионы. Ей нелегко дались последние три дня. Она постоянно меняла ему холодные компрессы и поила горячим отваром целебных трав. Вначале Брэдану было трудно дышать. Некоторое время он находился без сознания, а все его тело горело.
Снимая с него одежду, Фиона обнаружила на его теле рубцы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...