ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Фиона могла бы попытаться бежать, но ее удерживала мысль, что Брэдан должен вернуться сюда. Судя по словам Дрейвена, Брэдан пока был еще жив. Дрейвен не собирался покончить с племянником прямо в борделе, куда заманил его. Что же задумал этот злодей? Каковы его планы? Это очень волновало Фиону, однако внешне она оставалась абсолютно спокойной.
— Вы очень терпеливы и сдержанны, — заметил Дрейвен. Его голос отвлек Фиону от размышлений. — Разве вам не интересно узнать, чего именно я потребую от вас, когда вернется мой дорогой племянник?
— Нет, не интересно. Я же знаю, что в свое время вы сообщите мне об этом.
Дрейвен от души расхохотался. Его смех плохо вязался с ледяным взглядом непроницаемых глаз. Фиона ни на миг не забывала, что за красивой ухоженной внешностью этого человека скрывается душа злодея.
— Ах, Гизелла, как же я соскучился по вашей неподражаемой манере разговаривать! — воскликнул он и, встав со стула, направился к ней.
Фиона напряглась. Подойдя почти вплотную к ней, Дрейвен остановился с загадочной улыбкой на губах. В его глазах застыло выражение досады.
— Вы же знаете, Гизелла, что дороги мне, как никто другой, — вздохнул он, убрав завиток с ее виска.
Его слова удивили Фиону, но она чувствовала, что они фальшивы, как и все то, что между ними когда-либо было.
— Вы всегда считали, что я принадлежу вам, Дрейвен, — сказала Фиона. — И относились ко мне как к своей собственности, а не как к человеку, который дорог вам. Теперь я знаю, какими бывают отношения между действительно близкими, любящими друг друга людьми. Это не похоже на то, как вы обращались со мной.
Дрейвен воспринял ее слова именно так, как она и ожидала. Его глаза потемнели от гнева, а на скулах заходили желваки.
— Вы ничего не понимаете, Гизелла, — буркнул он, отступив от нее. — Да, вы действительно принадлежите мне. Только, по-моему, вы об этом совсем забыли. Однако очень скоро я напомню вам о своих притязаниях, поверьте мне.
Дрейвен на мгновение закрыл глаза и провел рукой по черным как смоль волосам.
— Но сначала мы должны уладить одну небольшую проблему. Менее чем через час в эту дверь войдет мой пле-
мянник. Он будет, без сомнения, расстроен неудачным визитом в бордель и захочет найти утешение на груди своей возлюбленной. Вам надо будет выполнить одно мое задание. И вы, Гизелла, обязательно это сделаете, иначе вашему Брэдану не поздоровится, обещаю.
Фиону снова начала бить мелкая дрожь. Она изо всех сил пыталась унять ее, не желая, чтобы Дрейвен видел ее слабость. Фиона была уверена, что существует выход из того ужасного положения, в которое они с Брэданом попали, но никак не могла найти его. Пока же ей следовало притворяться покорной и соглашаться со всеми требованиями Дрейвена.
— Что я должна делать? — ровным голосом спросила она, хотя спокойствие давалось ей с огромным трудом.
— То, что вы уже проделывали тысячи раз раньше, дорогая моя, — ответил Дрейвен, мило улыбаясь. — Вы соблазните моего племянника, когда он вернется, и будете вести себя так, словно вы находитесь одни в комнате. Вы заманите его в постель и сделаете так, что он потеряет всякую бдительность и забудет про оружие. И тогда внезапно появлюсь я со своими людьми.
— Но к чему такие сложности? — удивленно спросила Фиона. — Не легче ли просто арестовать Брэдана — и дело с концом?
— На это есть две причины, Гизелла. Во-первых, я больше не хочу терять людей. А во-вторых, и это главное, мне очень хочется увидеть, какой эффект произведет на него ваше предательство. После всего случившегося Брэдан вынужден будет признать, что это вы заманили его в ловушку, разоружили и отдали мне в руки. Конечно, он может догадаться, что все это вы сделали не по доброй воле, а по принуждению, но все равно у него в душе останется осадок.
У Фионы потемнело в глазах. Она едва не лишилась чувств, услышав слова Дрейвена. У нее подкашивались ноги, и она была готова рухнуть на кровать, рядом с которой стояла. Тем не менее ей удалось взять себя в руки. Ей была невыносима сама мысль, что она станет тем орудием в руках Дрейвена, с помощью которого этот злодей нанесет Брэдану незаживающую душевную рану.
— А что потом? — выдавила она из себя. — Что вы собираетесь сделать с нами после того, как осуществите свой коварный план?
— Я еще не решил, — пожав плечами, ответил Дрейвен. — Может быть, я отправлю вас и племянника в Чепстон, чтобы позже вы предстали перед судом. А возможно, казню прямо на месте от имени Короны. В любом случае вы не останетесь безнаказанными. Я расквитаюсь с вами за те неприятности, которые мне пришлось пережить по вашей милости. Вы заплатите мне за все!
Несколько мгновений Фиона стояла молча, ошеломленная словами Дрейвена. Затем постепенно их смысл стал доходить до ее сознания. Дрейвен хотел, чтобы ему заплатили! Он всегда был меркантилен. Дрейвен утверждал, что Леди в алом дорога ему, и тем не менее наживался на ней, предлагая ее клиентам, а потом обманывая их. Дрейвен во всем руководствовался своей выгодой. Быть может, и сейчас стоит сыграть на его слабости и поторговаться?
У Фионы бешено забилось сердце, когда она подумала, что, быть может, ей удастся спасти любимого. Она лихорадочно обдумывала пришедшую ей в голову идею, подбирая нужные слова и аргументы. Дрейвен должен был клюнуть, но Фионе придется заплатить высокую цену за спасение Брэдана. Впрочем, его жизнь стоила того…
— А что, если бы я согласилась добровольно вернуться с вами в Чепстон и заняться тем, чем занималась несколько лет назад? — с замиранием сердца спросила Фиона. Ей потребовалось все ее мужество, чтобы задать этот вопрос. Нелегко было сознавать, что ей придется вернуться в ненавистное прошлое, но ради любимого она была готова на все. — Что, если бы я снова стала Леди в алом?
Дрейвен внимательно взглянул на нее, стараясь прочитать ее тайные мысли.
— Таким образом вы пытаетесь спасти себя?
— Нет, хочу заключить с вами сделку. Я предлагаю вам свои услуги, а вы за это выполняете мое требование. Баш на баш, как говорят торговцы.
— И каково же ваше требование?
— Вы не должны трогать Брэдана. Он и так уже объявлен вне закона. Для него это само по себе суровое наказание. Брэдан приехал в Лондон, чтобы найти сестру, и не собирался вредить вам или отбирать у вас данную королем власть, — солгала Фиона, надеясь, что Дрейвен ничего не знает о планах Уилла и его товарищей. — Я знаю, вы хотите, чтобы я вернулась. Прекратите преследовать Брэдана, отпустите его с миром, и я снова буду с вами. Я дам вам клятву никогда больше не оставлять вас.
Дрейвен долго молчал, с удивлением разглядывая Фиону.
— О Боже, — наконец тихо произнес он, не сводя с нее глаз, — вы действительно его любите… Это так?
Фионе хотелось крикнуть «да!» негодяю в лицо, но она сдержалась. Дрейвен недостоин ее признаний и искренности. Она не хотела доставлять ему удовольствие, раскрывая перед ним душу по его требованию. Горделиво вскинув голову, Фиона холодно посмотрела на Дрейвена. И он прочел ответ на свой вопрос в ее глазах. Фионе не было необходимости произносить его вслух. Все было понятно без слов. Дрейвен слишком хорошо знал ее, а Фиона так и не научилась скрывать от него свои чувства.
Лицо Дрейвена помрачнело, хотя губы все еще кривились в усмешке. Он презрительно хмыкнул.
— Ну что ж, Гизелла, так даже интересней. Теперь то, что должно вскоре произойти, будет выглядеть еще забавней, — проговорил он, и по спине Фионы забегали мурашки.
Покачав головой, Дрейвен снова сел на стул перед очагом.
— Однако, моя дорогая, — продолжал он насмешливым тоном, — хотя ваше предложение и заманчиво, боюсь, я не смогу принять его. Вы и так находитесь в моей власти, пусть и не по доброй воле. Если же я пойду вам навстречу, то лишусь потрясающего зрелища. А мне так хочется своими глазами увидеть выражение лица Брэдана в тот восхитительный момент, когда он поймет, что вы предали его. И тогда я наконец одержу верх в нашем затянувшемся поединке. Его дух будет окончательно сломлен.
Фиона оцепенела от ужаса, чувствуя, как ее ноги становятся ватными. Но она не должна была сдаваться. Фиона не верила, что Дрейвен способен просто так отказаться от ее предложения. Она знала, что он одержим ею и жаждет во что бы ни стало ею владеть так, как это было прежде. Она должна найти нужные слова и доводы, чтобы убедить его пойти на уступки…
— И все же… — внезапно снова заговорил Дрейвен, задумчиво глядя на Фиону, которая слушала его с замиранием сердца. — Все же я мог бы вернуться к вашему предложению и рассмотреть его.
Его холодный взгляд, казалось, пронзал Фиону насквозь, ее бросало в дрожь от этого спокойного насмешливого голоса. Не в силах больше стоять на ватных ногах, Фиона опустилась на кровать.
Дрейвен усмехнулся, заметив, как сильно она нервничает.
— Совершенно очевидно, что сделка, которую вы мне предлагаете, дорогая моя, выгодна только вам. Вы стремитесь спасти человека, которому отдали свое сердце. А что в результате получаю я? Ничего! Поэтому я предлагаю вам прямо сейчас найти такие условия сделки, которые заинтересуют меня и заставят согласиться на ваши требования. Но вы должны поторопиться! Если вы представите мне эти условия до того, как ваш любовник вернется с Коккес-лейн, я заключу с вами сделку. Если же вам не удастся ничего придумать, то мы вернемся к первоначальному плану. То есть вы послужите приманкой, с помощью которой мой племянник окажется в ловушке.
Дрейвен бросил взгляд на дверь и сделал вид, будто прислушивается к шагам на лестнице.
— На вашем месте я бы поспешил, Гизелла. Думаю, что очень скоро сюда поднимется мой человек и сообщит, что ваш любовник приближается к трактиру. И тогда я прикажу вам действовать!
И Дрейвен с довольным видом снова вытянул ноги, лениво скрестив их. Паника охватила Фиону.
— Вы настоящий дьявол, — прошептала она, не в силах больше сдерживать свои эмоции. — Я знала об этом, но не предполагала, до какой низости вы можете дойти.
— Ах, дорогая моя, успокойтесь, я прекрасно знаю, что вы думаете обо мне, — насмешливо произнес он. — Зло, которое я творю, только придает мне очарования. Вы можете оскорблять меня, сколько вам будет угодно, но помните: жизнь Брэдана висит на волоске, и от вас во многом зависит, оборвется этот волосок или нет.
Брэдан, перешагивая через ступеньку, стремительно поднимался по лестнице трактира «Плащ рыцаря». У него было тяжело на сердце, но он с нетерпением ждал встречи с Фионой. К сожалению, визит в бордель, где предположительно работала Элизабет, оказался безрезультатным. Сейчас Брэдану хотелось только одного — заключить любимую в объятия и крепко прижать к своей груди. Он твердо решил отправить завтра утром Фиону обратно в лагерь, чтобы больше не подвергать ее риску. При мысли о предстоящей разлуке у него сжималось сердце, но он знал, что Фионе будет лучше в лесу.
Брэдан надеялся, что ему удастся убедить ее уехать из Лондона, где все напоминало ей о прошлом.
Подойдя к двери, он тихо постучался и приготовился ждать ответа. Уходя, он предупредил Фиону, чтобы она была осторожна и не открывала дверь посторонним. Прежде чем отодвинуть щеколду, она должна была убедиться, что за дверью стоит Брэдан.
— Фиона, — негромко позвал он. — Это я, любовь моя… Ты можешь открыть дверь…
Он снова постучал, и тут внезапно тяжелая деревянная дверь подалась под его рукой и медленно, со скрипом отворилась. Изумление Брэдана тут же сменилось озабоченностью и тревогой за любимую. Он не мог понять, что происходит.
Вбежав в комнату, Брэдан огляделся, но Фионы не было. У очага стояла молодая служанка, которая приносила им ужин. Она испуганно вздрогнула при внезапном появлении Брэдана и схватилась за сердце.
— Где моя жена? — севшим от волнения голосом произнес Брэдан. — И что вы здесь делаете?
Уловив знакомый пряный запах, витавший в воздухе, Брэдан насторожился. В смятении чувств он не мог вспомнить, где и когда уже сталкивался с человеком, от которого исходил такой аромат. Но был уверен, что это была очень неприятная встреча.
Между тем служанка с ужасом смотрела на него, лишившись дара речи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...