ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ты — необыкновенная женщина, — подытожил Брэдан, поцеловав ее в лоб. — Если тебе хочется поплакать, ну что ж, поплачь на здоровье. Мы и так промокли насквозь под дождем, еще немного влаги нам не принесет никакого вреда.
Фиона шутливо толкнула его в бок и вытерла слезы. Брэдан хотел снова обнять ее и привлечь к себе, но она вдруг начала ерзать на расстеленном плаще так, словно ей что-то мешало удобно лежать.
— В чем дело, дорогая? — забеспокоился Брэдан.
— Мне что-то колет в бок, — заявила Фиона и приподнялась, опершись на локоть.
Брэдан отодвинулся, и Фиона пошарила вокруг рукой. Вскоре она обнаружила в кармане плаща небольшой портрет в золотой рамке. Это был портрет Джулии. Брэдан чертыхнулся про себя, проклиная свою забывчивость, но промолчал. Он протянул было руку, чтобы забрать миниатюру у Фионы, но та не отдала.
— Какая чудесная миниатюра, — пробормотала она, разглядывая обнаруженную вещицу со всех сторон.
Поймав на себе взгляд Брэдана, Фиона прикрыла свою пышную грудь его рубашкой.
— На этом портрете явно изображена женщина благородного происхождения, — продолжала она.
Должно быть, ей в глаза бросился богатый наряд Джулии, и Фиона по достоинству оценила его.
— Ее семья не принадлежит к числу высшей знати, — скрепя сердце сказал Брэдан. Ему не хотелось сейчас говорить о Джулии. — Но король ценит этот род за услуги, оказанные Короне.
— Ты давно с ней знаком?
— Наши родители находились в дружеских отношениях.
Фиона перевела взгляд с портрета на Брэдана и, нахмурившись, скривила свой ротик с распухшими от поцелуев губами. Вздохнув, она стала снова рассматривать мастерски выполненное изображение молодой леди с тонкими чертами лица и роскошными косами.
— Теперь я понимаю, почему ты так беспокоишься за нее, — заявила Фиона. — Если этот портрет близок к оригиналу, то Элизабет, конечно же, могла привлечь внимание Дрейвена.
Брэдан застонал от досады. Ему была неприятна вся эта ситуация, но он вынужден был уладить ее.
— Это не Элизабет, — признался он, усаживаясь рядом с Фионой.
В конце концов ему удалось отобрать у нее портрет, и он сунул его под плащ, надеясь, что Фиона больше не будет расспрашивать его о девушке, изображенной на миниатюре.
Но его надежды не оправдались.
— В таком случае кто же это? — спросила Фиона, чувствуя, что ей становится не по себе.
— Эту девушку зовут Джулия Уитлоу.
— Джулия?
У Фионы упало сердце. Брэдан нахмурился, заметив, как она расстроилась.
— Это имя упоминал сегодня Дрейвен в разговоре с тобой. — Она помрачнела. — Кто она? И почему ты носишь с собой ее портрет?
Фиона старалась задавать вопросы беспечным тоном, но Брэдан видел, что она сама не своя от охватившей ее тревоги, которую она не могла скрыть. Брэдану не хотелось говорить о Джулии с Фионой, но и отмолчаться он не мог. Рано или поздно Фиона все равно узнала бы правду.
— Джулия была моей невестой, — признался он. — Мы были обручены, помолвка состоялась еще до того, как я отправился воевать на Восток.
— О, прости! — воскликнула Фиона. — Я не знала…
— Теперь все это уже не имеет никакого значения. Ее семья расторгла помолвку, как только я был объявлен преступником.
Брэдан замолчал. Только сейчас он с удивлением осознал, что за весь сегодняшний день даже не вспомнил о Джулии. А ведь раньше мысль о том, что он навсегда потерял ее, причиняла ему боль. Брэдан взял руку Фионы, собираясь признаться ей в том, что испытывает к ней искренние глубокие чувства, но она отдернула руку.
— Ты, наверное, сильно переживал, когда все это случилось, —ровным голосом произнесла она. Ее взгляд был спокоен и сосредоточен. Ничто не выдавало той бури, которая бушевала в ее душе. — И сейчас ты, конечно, тоскуешь по ней. Недаром же ты носишь с собой ее портрет.
— Нет я не тоскую по этой девушке. Хотя не скрою, она была дорога мне и я расстроился, когда ее потерял.
В лице Фионы не дрогнул ни один мускул, но Брэдан чувствовал, как поразило ее услышанное. Ему хотелось утешить ее, но он не мог подобрать нужных слов.
— Я хочу, чтобы ты правильно поняла меня, Фиона, — растерянно продолжал Брэдан. — Эта девушка должна была стать моей женой. Нас обручили еще в детстве. За долгие годы я привык к мысли о том, что мы поженимся. Но сейчас все это кажется мне далеким сном. Я…
— Не надо мне ничего объяснять, Брэдан, — качая головой, перебила его Фиона. Выражение ее лица оставалось непроницаемым. Казалось, Фиона надела маску, не желая, чтобы Брэдан догадался о ее истинном состоянии. — Не бойся, я все понимаю. Тебе нет никакой необходимости оправдываться. Я хорошо знаю свое место и не строю никаких иллюзий.
Фиона заставила себя улыбнуться, но ее улыбка показалась Брэдану жалкой и неубедительной. Опустив глаза, она стала собирать свою одежду.
— Я считаю, что мы еще не закончили разговор, Фиона. Я…
— Нет, я этого не хочу. Что тебя беспокоит? Поверь, со мной все в порядке.
И она начала торопливо надевать нижнюю сорочку. Ее тело отливало матовой белизной, и лишь щеки разрумянились от волнения.
— Если ты настаиваешь, мы могли бы поговорить об этом как-нибудь в другой раз, — продолжала она. — А сейчас, мне кажется, нам пора возвращаться.
Брэдан некоторое время сидел не шевелясь и глядя в одну точку. «Нет, она так ничего и не поняла!» — с досадой думал он. Ему оставалось только одно — ждать и надеяться, что Фиона когда-нибудь поверит в искренность его чувств.
— Ну хорошо, — согласился Брэдан. — Давай прекратим этот разговор. Но мы к нему еще вернемся.
Фиона кивнула, не глядя на него. Брэдан встал и начал быстро одеваться. Его штаны, рубашка и плащ все еще были влажными.
Обувшись, он накинул на плечи плащ, от которого исходил запах травы и слабый аромат ванили. Брэдан никак не мог отделаться от ощущения, что в нем произошли какие-то важные изменения. Фиона разбила ему сердце…
Брэдан и Фиона вернулись в лагерь разбойников уже в сумерках. Но сначала они подошли к тому месту, где устраивали засаду. Там уже не было ни Уилла с Руфусом, ни тел их погибших товарищей. Кроме истоптанной сапогами грязи, ничто больше не напоминало о недавней битве. Большую часть дороги Брэдан молчал, выполняя обещание не говорить с Фионой о Джулии. Но возникшее между ними непонимание мучило его.
В лагере им тоже не удалось продолжить начатый разговор, поскольку вокруг царила суматоха. Пока Фионы и Брэдана не было, сюда наведались гости. Узнав о том, кто именно приехал в лагерь, Фиона заметно помрачнела.
Гости сидели у костра на поляне, шумно пировали и громко беседовали, оживленно жестикулируя. Их было шесть человек. Мурашки забегали по спине Брэдана от дурных предчувствий. Внутренний голос предупреждал об опасности.
Наконец Брэдана и Фиону заметили, и разговор у костра быстро стих. До слуха находившихся на поляне доносились теперь только плач и причитания. Это за деревьями, вне лагеря, женщины оплакивали погибших Тома, Генри и Джептаса, готовя их тела к погребению.
Фиона стояла рядом с Брэданом, не сводя глаз с гостей. Брэдан хотел спросить ее, кто эти люди и зачем они приехали в лагерь, но не решился. Он заметил выражение досады на лице Фионы. Вздохнув, она направилась к Уиллу, сидевшему в окружении незнакомцев. Главарь был бледен, но держался бодро, несмотря на серьезное ранение.
Брэдан последовал за Фионой. Сидевший рядом с Уиллом человек при приближении Фионы встал. Это был крепкий невысокий мужчина с сильным мускулистым телом, темно-русыми волосами до плеч и зелёными глазами. Незнакомец пристально смотрел на Фиону и ухмылялся. Казалось, он вообще любил насмехаться или даже глумиться над людьми. Этот человек сразу вызвал у Брэдана неприязнь.
— Здравствуйте, леди, — промолвил незнакомец, продолжая ухмыляться, — рад снова видеть вас.
Мягкий голос и вежливая интонация этого неприятного человека удивили Брэдана. Исподлобья он молча наблюдал за чужаком. Брэдан сразу же заметил, что незнакомец хорошо одет. «Что за странный человек? — подумал Брэдан. — Похоже, он достаточно образован и мог бы легко общаться с вельможами и дамами при дворе короля, и в то же время этот человек, судя по всему, находится на короткой ноге с разбойниками. Что он делает здесь, среди людей, объявленных вне закона?»
— Здравствуйте, Клинтон, — сдержанно поздоровалась Фиона со странным гостем и, повернувшись, обратилась к брату: — Я вижу, тебя уже перевязали, Уилл? Рана болит? Если хочешь, я приготовлю обезболивающую мазь.
— Ах, сестренка, я так рад, что твой муж наконец-то привел тебя домой, — облегченно вздохнув, сказал Уилл.
У него немного заплетался язык от выпитого эля. Брэдан заметил, что Клинтон удивленно поднял бровь, услышав слова «твой муж», а потом вопросительно посмотрел на Фиону. Однако Уилл не обратил никакого внимания на реакцию гостя.
— Этот прекрасный напиток избавит меня от всякой боли, — продолжал он, высоко подняв здоровой рукой бурдюк с элем. — Я признателен тебе за готовность помочь, сестренка, но мне не нужны твои зелья и снадобья, пока у меня есть крепкий эль! — Уилл громко рассмеялся. — Клинтон прибыл со своими людьми час назад, и я успел рассказать ему во всех подробностях, что с нами произошло. Дрейвен совсем с ума сошел; этот ублюдок, похоже, решил заняться охотой на людей.
Уилл смачно сплюнул и припал губами к бурдюку. В его покрасневших глазах отражались отблески костра. Желваки заходили на скулах Брэдана. Он хорошо понимал, что сейчас чувствует Уилл, ему и самому доводилось терять на поле боя товарищей. За бравадой главаря скрывались боль и отчаяние.
— Не хотите ли присесть, Гизелла? — спросил Клинтон, указав изящным жестом на место рядом с собой. Он явно игнорировал Брэдана. — Мы как раз обсуждаем план усмирения Дрейвена. Может быть, вы тоже примете участие в нашем разговоре?
— Спасибо, я постою, — ответила Фиона. — У меня нет времени долго общаться с вами. Я хочу помочь женщинам приготовить все необходимое для похорон погибших.
Брэдану нравилось, как держится Фиона. Эта женщина не теряла самообладания в трудных ситуациях. Брэдан видел, что Клинтон вызывает у нее отрицательные эмоции, но она разговаривала с ним ровным спокойным голосом. Брэдан подумал, не пора ли ему проучить Клинтона, который смотрел на него как на пустое место. Он встал рядом с Фионой и обнял ее за талию, хотя не знал, как она к этому отнесется после истории с портретом Джулии. Однако Фиона спокойно восприняла его действия. Более того, она прильнула к его плечу с таким видом, словно ласки и объятия у них были в порядке вещей. Удивление Брэдана еще более возросло, когда Фиона заговорила.
— Познакомься, дорогой, — обратилась она к Брэдану, — это Клинтон Фолвилл и его свита. Он со своими братьями руководит шайкой, промышляющей на территории к северу от нас.
Брэдан кивнул, стараясь скрыть свою неприязнь к Клинтону, и поздоровался довольно сухо. Клинтон бросил на Брэдана изучающий взгляд, как будто только что заметил его.
Фиона повернулась к Брэдану и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку так нежно, что у него дрогнуло сердце. После этого она удалилась, заявив, что ей пора идти к женщинам, обряжавшим покойников, и быстро растворилась в сгустившейся тьме. Брэдан проводил ее долгим взглядом. Эта женщина не переставала удивлять его. Когда он снова повернулся к костру, то заметил выражение ненависти на лице Клинтона. Главарь другой шайки, казалось, готов был своими руками задушить его.
Брэдан решил не давать этому наглецу спуска и уселся на то место, которое Клинтон предлагал Фионе.
— Я уже начал беспокоиться, де Кантер, — обратился к нему Уилл, не замечавший, с какой неприязнью относятся друг к другу Клинтон и Брэдан. — Вас так долго не было, что я буквально голову сломал, думая, где вы с моей сестрой бродите.
И он протянул Брэдану бурдюк с элем. Тот сделал два больших глотка, вытер губы тыльной стороной ладони и вернул бурдюк Уиллу.
— Фиона была очень расстроена, — сказал Брэдан. — И мне потребовалось немало времени, чтобы ее успокоить.
— Ну да, де Кантер, — с усмешкой протянул Уилл, — так я вам и поверил.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...