ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но вы утомлены и ранены, а потому не сможете одолеть трех моих стражников. Они тоже опытные и искусные воины. Подумайте об этом.
Больше всего на свете Брэдану хотелось ударом меча расправиться с негодяем. Но он не имел права рисковать жизнью Руфуса, Уилла и Фионы. Сам он был готов умереть, но опасность грозила его друзьям. И это удерживало Брэдана от решительного шага. Разве мог он принести в жертву прекрасную Фиону и ее брата? Прищурившись, он внимательно посмотрел на дядю, стараясь проникнуть в его тайные мысли. На щеках Брэдана от напряжения ходили желваки.
— Я вижу, что нам не остается ничего иного, как заключить соглашение, — проговорил он.
— Вы так считаете? — спросил Дрейвен, и в его голосе прозвучали нотки торжества.
— Да. Я хочу обменять жизнь моих приятелей на вашу. Прикажите своим людям отпустить Гизеллу и обоих пленников. Когда мое требование будет выполнено, я позволю вам и стражникам сесть в карету и беспрепятственно уехать.
Дрейвен насмешливо хмыкнул.
— Восхитительный план, де Кантер, но меня он не устраивает.
— Почему?
— Потому что, как только мы отпустим Гизеллу и ваших приятелей, ничто не помешает вам расправиться со мной.
— Я даю слово, что наше соглашение будет выполнено.
— По-вашему, я должен верить человеку, объявленному вне закона? — ухмыльнулся Дрейвен. — То есть преступнику?
— Я в меньшей степени преступник, чем вы, Дрейвен, и вам это хорошо известно. Решайтесь!
Дрейвен на минуту задумался. Он был недоволен тем положением, в котором оказался. Брэдан же испытал удовлетворение, заметив замешательство дяди. Дрейвену было явно не по себе, и ему даже не удалось это скрыть.
— Похоже, вы не оставили мне другого выхода, — нахмурившись, проворчал он. — Я вынужден принять ваше предложение.
Брэдан вдруг почувствовал сильное разочарование. До последней минуты он надеялся, что Дрейвен не пойдет на уступки и тогда Брэдан с легким сердцем убьет его, чтобы избавить мир от негодяя. Однако соглашение было достигнуто, и теперь Брэдан не мог изменить данному им слову. В конце концов он был человеком чести и всегда выполнял свои обещания.
— Прикажите стражнику, сидящему в карете, отпустить Гизеллу, — потребовал Брэдан. — А потом ваши люди освободят моих товарищей и смогут погрузить в карету убитых и раненых. Один из уцелевших стражников займет место кучера, и только тогда я отпущу вас. Вы сядете в экипаж и сможете отправиться в Лондон.
На несколько минут воцарилось напряженное молчание. Поверженный Дрейвен был мрачнее тучи.
— Неужели вы думаете, что я поверю вам? — спросил он. — Как только ваших людей и Гизеллу отпустят, у вас будут развязаны руки и вы сможете беспрепятственно расправиться со мной.
Гнев охватил Дрейвена при мысли о том, что его хотят обмануть.
— Вы же знаете де Кантеров, Дрейвен, — холодно произнес Брэдан. — Задолго до женитьбы на сестре моей матери вы были хорошо знакомы с моим отцом. Мир его праху… Надеюсь, вы не станете отрицать, что он был человеком слова. Я — его сын и тоже умею отвечать за свои слова. Считаю, что нам больше нет смысла возвращаться к этой теме.
Дрейвен зло прищурился и, не сводя глаз с Брэдана, громко отдал приказ своим людям отпустить пленников. Освобожденные Фиона, Уилл и Руфус отошли подальше к опушке леса. Уилл, потерявший много крови, был очень бледен. Стражники собрали трупы и раненых с поля боя и погрузили их в карету, а затем привязали к ней верховых лошадей. После этого люди Дрейвена сели в экипаж, а один из них поднялся на козлы.
Брэдан, все еще угрожая дяде мечом, усадил его в экипаж и заблокировал дверцу длинной палкой, которую ему принес Руфус. Теперь те, кто находился внутри, не могли выйти без посторонней помощи.
Отступив от экипажа, Брэдан хмуро кивнул кучеру, разрешая трогаться с места. Как только карета пришла в движение, сидевший у окна Дрейвен раздвинул шторки и нашел взглядом Фиону. Слабая улыбка тронула его губы.
Мурашки пробежали по спине Брэдана.
— Не беспокойтесь, Гизелла, — пообещал Дрейвен, — мы скоро снова встретимся, и я вас больше никому не отдам.
Он послал ей воздушный поцелуй и еще что-то негромко сказал, однако его слова заглушил грохот колес набиравшего скорость экипажа. Вскоре карета скрылась из виду.
Брэдан взглянул на Фиону. Она выглядела измученной, руки дрожали. Внезапно крик отчаяния вырвался у нее из груди и она, повернувшись, бросилась в лес. Брэдан хотел остановить ее, но Фиона уже скрылась за деревьями.
Вложив меч в ножны, Брэдан подошел к Уиллу, которого перевязывал Руфус. Главарь изредка постанывал.
—Догоните ее, — морщась от боли, проговорил Уилл. — Ей сейчас очень нужны помощь и поддержка. Генри и Том погибли. Царствие им небесное… Джептас тоже убит. Он лежит там, в канаве. — Уилл кивнул в ту сторону, где началась схватка. — Но моя сестра должна жить. Я очень беспокоюсь за нее. Встреча с этим негодяем выбила ее из колеи. Догоните ее, а мы тут сами справимся.
Брэдан молча кивнул и быстрым шагом направился в лес. Там, где прошла Фиона, мокрая трава была примята. Брэдан надеялся, что ему удастся найти и успокоить эту женщину, дороже которой у него никого не было на свете. Он понимал, что встреча с Дрейвеном разбередила незажившие душевные раны Фионы.
Глава 12
Фиона бежала, не разбирая дороги. Ее душили слезы. Из груди рвались рыдания. Тошнота подкатывала к горлу. Почти ничего не видя, она спотыкалась о мокрые от дождя сучья, ей с трудом удавалось устоять на ногах. Фиона бежала куда глаза глядят, ее подгонял страх. Она была напугана словами Дрейвена,
Через некоторое время, выбившись из сил, она перешла на шаг. Она понимала, что поступает глупо, ее побег ни к чему хорошему не приведет, но ничего не могла с собой поделать. Выйдя на поляну, Фиона остановилась. К ней вдруг пришло осознание того, что встреча с Дрейвеном не была случайной. В глубине ее души всегда жил страх. Она знала, что обречена и ей не избежать предначертанной участи. Дрейвен считал, что она принадлежит ему. И это действительно было так.
Слова Дрейвена не выходили у Фионы из головы и вселяли в ее душу ужас. Она знала, что, куда бы ни убежала, где бы ни спряталась, Дрейвен повсюду найдет ее. Он считает ее своей собственностью и никогда не откажется от своих притязаний. Эта мысль буквально подкосила Фиону, и она рухнула на колени на мокрую траву поляны. Она ощущала позывы на рвоту, однако ее желудок был пуст. Фиона сделала несколько глубоких вдохов, чтобы избавиться от мучившей ее тошноты, а потом замерла, обхватив себя руками за плечи. У нее ныли запястья от тугих веревок. Однако душевная боль была куда острее физической. Из глаз хлынули слезы, а из груди вырвались глухие рыдания.
— Фиона, дорогая моя, не надо плакать… — услышала она вдруг голос Брэдана.
Постаравшись взять себя в руки, она с трудом встала, чувствуя, что у нее кружится голова, и повернулась к Брэдану. Он стоял в нескольких шагах от нее.
— Зачем ты преследуешь меня? — прошептала Фиона дрожащим голосом.
— Я должен был убедиться, что с тобой все в порядке. Он выглядел таким взволнованным и озабоченным, что Фионе захотелось броситься ему на шею и крепко обнять. Однако она не могла позволить себе этого. Встреча с Дрейвеном напомнила ей, что она была недостойна Брэдана де Кантера. На ее имени стояла печать позора. Дрейвен навсегда погубил ее, лишив будущего.
Фионе стало вдруг трудно дышать, острая боль пронзила сердце. Оцепенев, она сжала кулаки, вонзив ногти в ладони. Ее душа и тело были навеки осквернены взглядами, прикосновениями и словами Дрейвена. Она никогда не сможет вычеркнуть из памяти годы, проведенные с ним. Как объяснить это Брэдану? Будет ли он способен понять ее?
— Я должна вернуться на дорогу и помочь раненым, мой брат серьезно пострадал, — сдавленно проговорила она, стараясь не смотреть Брэдану в глаза. — Я поступила эгоистично, убежав в лес и бросив своих товарищей в трудную минуту.
— Не беспокойся, — остановил ее Брэдан, видя, что Фиона готова вернуться туда, где недавно шел ожесточенный бой. Он взял ее за руку и нежно погладил по щеке. — Руфус перевязал Уиллу рану. Я сам это видел, с твоим братом все будет в порядке. А что касается остальных наших товарищей, то, к сожалению, они мертвы, Фиона, им уже не нужна твоя помощь.
— Неужели все они погибли? — ахнула Фиона, чувствуя новый приступ тошноты.
— Да, Фиона, мне очень жаль, но это действительно так. Твой брат и Руфус доставят тела убитых в лагерь. Нам нет никакого смысла возвращаться на место засады. Позволь, я помогу тебе. Ты очень бледна и вся дрожишь.
— Ты не можешь помочь мне, Брэдан, — прошептала Фиона, и ее сердце снова пронзила боль. — Мне никто не в силах помочь…
— Такого не может быть, Фиона, — стал горячо убеждать ее Брэдан. — Я знаю, что тебя расстроила встреча с Дрейвеном, но он…
— Расстроила?! — воскликнула Фиона и горько рассмеялась. — Это слишком мягко сказано, Брэдан! В течение последних трех лет мысль о том, что я могу снова встретиться с Дрейвеном, повергала меня в ужас. Все это время я старательно держалась подальше от него и делала все, чтобы забыть прошлое. Я стала носить вдовьи одежды, взяла другое имя, перестала встречаться со старыми знакомыми. Но все это меня не спасло! Сегодня я снова столкнулась с жестокой реальностью. Трое моих товарищей убиты, а я опять лишена надежд на будущее. Прошлое вторглось в мою жизнь и предъявило свои права. И теперь мое положение даже хуже, чем было три года назад. Дрейвен, и прежде одержимый мной, теперь раззадорен моим неповиновением и обязательно добьется своего. А как только я попаду к нему в руки, мне не будет пощады.
— Но зачем расстраиваться раньше времени? Я не позволю ему снова завладеть тобой.
Фиона горько усмехнулась. Слезы снова подступили к ее глазам, и она едва сдерживала их, закусив нижнюю губу, чтобы не разрыдаться. Брэдан не подходил к Фионе слишком близко, сохраняя дистанцию. И Фиона была благодарна ему за это. Он все еще стоял в нескольких шагах от нее. Глотая слезы, она думала о своей горькой участи. Нет, Брэдан был не в силах утешить ее. Острая боль снова пронзила сердце Фионы. Разве могла бы она рассказать ему все без утайки? Нет, это стало бы для нее еще одним тяжелым испытанием.
— Ты не можешь этого понять, Брэдан, — грустно сказала Фиона, ощущая внутреннюю пустоту.
— В таком случае объясни мне.
— Не могу, все это очень сложно.
Фиона на мгновение закрыла глаза. Ей было страшно себе представить, что подумает о ней Брэдан, когда узнает всю правду о ее отношениях с Дрейвеном.
— Я уже говорил, что готов выслушать рассказ о твоем прошлом без осуждения, — напомнил Брэдан, как будто читая ее мысли. — Я снова повторяю, Фиона, что хочу знать о тебе все и не собираюсь ни в чем упрекать тебя.
Если ты мне доверяешь, поделись со мной, и я постараюсь понять тебя.
Фиона все еще упорно избегала смотреть Брэдану в глаза, как будто боялась увидеть в них презрение. Хотя она уже убедилась, каким великодушным человеком был Брэдан де Кантер. Да, он был способен на жестокость по отношению к своим врагам. Однако с ней он всегда обращался бережно, даже нежно, и это изумляло ее, известную куртизанку, хорошо знавшую мужчин. Ведь никто из них так не относился к ней. О Боже, если бы только она могла очистить свою душу от боли и мерзких воспоминаний. Фионе так хотелось открыть перед Брэданом свое сердце, но она боялась потерять любимого человека навсегда.
— Я хочу, чтобы ты доверяла мне, Фиона…
Его тихий проникновенный голос проник ей в душу. Она вдруг решилась и смело взглянула ему в глаза.
— Все это было так ужасно, Брэдан… — прошептала она. Фионе было трудно вспоминать о том, что ей пришлось пережить. — Когда я увидела Дрейвена, когда он заявил, что я принадлежу только ему, я поняла, что зря тешила себя надеждами в течение трех последних лет и что мой побег и попытки забыть прошлое были напрасны… Дрейвен продолжает распоряжаться моей судьбой, и я ничего не могу с этим поделать. Я ненавижу себя за это… Я испытываю отвращение к Дрейвену, но еще больше я сама себе отвратительна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...