ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда ему стало известно о существовании видеокассеты, то сразу понял, что она могла бы стать гарантией его безопасности. Вот почему был страшно раздосадован, когда в ноябре прошлого года Крамаренко, минуя его, отдал кассету непосредственно Сосновскому. Он тогда позвонил Крамаренко и, не стесняясь в выражениях, сказал все, что о нем думает. Генерал Крамаренко был трусом и ничтожеством. Именно с его, Варданяна, подачи того назначили на столь высокий пост в ФСБ. Да и людей в его отдел Алик Иванович подбирал лично. Все они, за редким исключением, работали прежде в его службе. Кроме того у Варданяна на Крамаренко имелось такое, что только стоило дать этому ход, как от Крамаренко одно мокрое место останется.
Поэтому вторую копию кассеты, изъятой у помощника прокурора, Крамаренко ему чуть ли не в зубах принес. Просмотр её показал, что это именно то, что ему нужно, чтобы гарантировать себе спокойную жизнь даже после отставки. Но он не только просмотрел её, но и снял с неё шесть копий. Пять из них он отдал своим людям, которые остались у него после развала Союза и КГБ и продолжали оказывать ему некоторые услуги. О них никто, кроме него, не знал. Агентам он дал точные ареса, куда следует направить кассеты в случае его смерти. Одну копию он, на всякий случай, оставил у себя. И вот этот случай не заставил себя ждать. Предложение Викторова было как нельзя кстати. Исход противостояния между президентом и олигархом невозможно было прогнозировать на все сто процентов. А что если победит президент? В этом случае Варданяна вновь ожидала бы незавидная участь. Такая ценная услуга, как передача компромата на противника, избаляла его от неприятностей. Он автоматически становился человеком команды президента.
Однако спешка вредна в любом деле, а в политических битвах - особенно. Пусть думают, что достать копию кассеты ему было очень и очень нелегко, что он, может быть, рисковал жизнью. Ха-ха-ха!
Алик Иванович был очень собой доволен. Как бы там ни было, а он застраховал себя от неприятностей. Теперь Сосновский вряд ли рискнет его тронуть. Олигарх трус по природе своей. Он играет лишь тогда, когда у него на руках все козыри. А сейчас у них козырей фифти-фифти. При таком положении олигарх рисковать не будет. Нет.
А неприятности не заставили себя ждать.
Перед обедом позвонил Крамаренко и срывающимся от волнения голосом проговорил:
- Алик Иванович, беда!
Варданян понял, что случилось что-то очень серьезное. Похоже, этот трус в штаны от страха наложил. Даже через трубку несет. С глухим раздражением спросил:
- Что случилось?
- У Иванова копия видеокассеты! Представляете?!
Генерал не выдержал и матерно выругался.
- Я-то представляю. Вот ты, мне кажется, не представляешь к каким последствиям для тебя это может привести. Козел!
- Ну что вы такое говорите! Зачем оскорбляете?! - захныкал Крамаренко.
- Козел и есть. Даже не козел, а баран безмозглый! Кто меня уверял, что все чисто?
- Но кто ж мог предположить!
- Чтобы так говорить, контрразведчик должен отработать все возможные варианты. Впрочем, какой ты контрразведчик. Ты так, недоразумение, не пришей кобыле хвост. Вот кто ты такой.
Но Крамаренко давно привык к оскорблениям Варданяна, поэтому, проглотив обиду, продолжал:
- Но это ещё не все, Алик Иванович.
- Что еще?
- Иванов собирается показать эту кассету по местному телевидению. Представляете какой будет резонанс?!
- Час от часу не легче! У тебя что, так-перетак, сегодня день "сюрпризов"? А этой информации можно верить?
- О да, конечно. Источник очень надежный. Сам участвовал в операции.
- А он может того... выкрасть эту кассету?
- Нет, он работает в другом ведомстве. И потом, Иванов хранит кассету в своем сейфе. Что делать?! Ума не приложу!
- А тебя там и прикладывать нечего, - раздраженно проговорил Варданян.
Крамаренко счел за лучшее промолчать.
- Что делать, что делать, - проворчал шеф службы безопасности олигарха. - Надо принимать срочные меры. Если это, не дай Бог, случится, то нас с тобой уже никто не спросит - что делать?
- Это понятно, - согласился Крамаренко.
- У тебя есть надежные толковые мужики?
- Есть. Тот же подполковник Петров.
- Да, я его знаю. Дашь ему ещё пару офицеров. Я выделю пару своих парней. Думаю, что этого будет достаточно.
- А что они должны будут делать?
- Сбацать перед Ивановым польку-бабочку, идиот! - вне себя заорал Варданян. - Ты, я смотрю, от страха совсем соображать разучился. То, что они должны изъять касету у Иванова - и дураку понятно, но только не генерал-лейтенанту ФСБ.
- А если не получиться? - Крамаренко уже совсем перестал реагировать на оскорбления.
- Если не получится, то взорвать к шутам этот клоповник, вместе с находящимся там дерьмом.
- Вы имеете в виду здание прокуратуры?
- Нет, я имею в виду здание Организации объединенных наций, кретин! прямо-таки рассверепел Варданян от вопросов Крамаренко. - Мы должны сделать все возможное и даже невозможное, чтобы эта сучья кассета не попала на экран телевизора. Иначе... Я даже не хочу думать, что будет иначе. Понял ты, отставной козы барабанщик?
- Понял.
- Ну, слава Богу, что хоть что-то понял. Притомил ты меня, генерал. Знаешь, что самое трудное?
- Нет.
- Разговаривать с идиотами и объяснять им, что дважды два будет четыре. Все. Завтра в девять ноль ноль быть у меня вместе со своими бандитами.
- Какие ж они бандиты? Обижаете, Алик Иванович! - вновь захныкал Крамаренко.
- А кто же они, если занимаются убийствами и терактами? Бандиты и есть. И мы с тобой бандиты. Бывай! Сосновского я сам проинформирую. Варданян бросил трубку и вновь матерно выругался. Внутри у него все клокотало. Бездари! Соплижуи! Ни хрена не могут!
Он открыл холодильник, достал из него бутылку "Смирновской", налил полный стакан и залпом выпил. Немного полегчало. Гнетущая боль в груди отпустила. Нет, докладывать боссу он пока ничего не будет. Сначала нужно кое-что сделать. Он позвонил Викторову. Тот был не в курсе того, что происходило в Новосибирске, а потому просвещать и посвящать его во все эти дела Варданян не собирался.
- Здравствуй, Петр Анатольевич! - приветствовал он директора ФСБ, услышав его традиционное "алло!".
- Здравствуй, Алик Иванович! - ответил Викторов, узнав Варданяна по голосу. - Ну что, достал?
- Если бы ты знал скольких это мне стоило седых волос, - нарочито громко вздохнул Варданян.
- Да у тебя, вроде бы, и волос-то нет. Голый и гладкий, как бильярдный шар. Все равно, это тебе зачтется. Родина и президент тебя не забудут.
- Все вы так говорите, а когда дело доходит до веревки, забываете своего раба.
- До какой ещё веревки? - насторожился Викторов.
- Да это я так... образно, так сказать.
- А-а. Подъедишь?
- Я хотел бы встретиться на нейтральной территории.
- Ну на нейтральной, так на нейтральной. Где?
- Давай в "Космосе" через час.
- А что так далеко?
- Там меньше любопытных глаз.
- Хорошо. Буду.
В ресторане посетителей было пока немного и это устраивало Варданяна. Алик Иванович занял дальний столик в самом углу. Сел лицом к залу с тем, чтобы директор ФСБ оказался к нему спиной - личность он известная, не раз "светился" по телевизору, поэтому его могли узнать.
Викторов опаздал на пять минут. Он был очень доволен. Еще бы! Ему не только удалось легко и быстро выполнить задание президента, но ещё и заручиться поддержкой, а если называть вещи своими именами, - завербовать, такого человека, как Варданян - правую руку олигарха. Есть отчего быть довольным.
Поздоровавшись с Варданяном за руку и внимательно взглянув на него, насмешливо спросил:
- А ты, похоже, уже где-то отметился?
- Нужно же было как-то снять стресс. Ты бы знал, сколько я натерпелся страха, когда открывал сейф босса.
"Старый интриган цену себе набивает, - подумал Викторов, усмехнувшись про себя. - Не такой ты человек, чтобы не оставить копию столь важной кассеты для себя. Так, на всякий случай". Однако вслух сказал:
- Мы очень ценим твое желание помочь президенту и стране. Я завтра вылетаю в Сочи и обязательно расскажу президенту о твоем поступке. Я думаю, он найдет возможность по достоинству его оценить и отметить.
- Не для себя стараюсь, а общей пользы для, - усмехнулся Алик Иванович. - Мне за державу обидно.
- Это я понимаю. Где кассета?
Варданян внимательно оглядел зал. Все спокойно. На них никто не обращал внимания. Он раскрыл "дипломат", достал видеокассету, протянул её Викторову.
- Предупреждаю, прежде чем её смотреть, положи под язык валидол.
"Знал бы ты, что вот-вот должно произойти, не говорил бы такое, устало подумал шеф федеральной службы безопасности, пряча кассету в свой кейс. - Все мы сидим в пасти у "дракона", все мечтаем из неё выскочить, но далеко не каждому это удается. Во всяком случае, я такого смельчака пока не знаю".
Засиделись они в ресторане в этот вечер допоздна и расстались очень довольные друг другом.
Ночью Алик Иванович долго не мог заснуть. В его голове созрел хитроумный план.
Утром Варданян был вызван к боссу. У генерала неприятно засосало под ложечкой, "Неужели этот черт узнал об Иванове и обо всем остальном?": подумал. Если это так, то ничего хорошего это ему не сулит. Нужно готовиться к самому худшему. Это ничего, теперь его голыми руками не возьмешь, он готов к любому развитию событий.
Сосновский выглядел несколько озабоченным. И только. "Не знает!" - с облегчением вздохнул Алик Иванович.
- Здравствуйте, Виктор Ильич! - Варданян почтительно остановился у порога. - Вызывали?
- Здравствуй, ага! - пробурчал Сосновский. - Ты чего там... Проходи давай. - Подождал пока начальник службы безопасности сядет в кресло, продолжал: - Тут вчера ко мне эта приходила... Как ее... Венера эта... У неё ещё магазин обувной на этом... На проспекте на этом... Как его?
- Окунева Майя Павловна, - понял Варданян о ком идет речь.
- Вот-вот... Она, - закивал босс. Маленькие глазки его стали масляными. Проговорил с восхищением: - Такая, ага!... Как эта... Как её?... Которая того... Из пены которая?
- Афродита, - подсказал Варданян.
- Ага... Прямо смотреть больно... Глазам больно.
- Да, дамочка она классная, спору нет, - согласился шеф службы безопасности. - И что же ей было нужно?
- Просила... Брата двоюродного просила... На эту... на работу, ага... Охранником просила. - Любопытно. А отчего она обратилась именно к вам, а не, к примеру, Потаеву. Логичнее ей было обратиться именно к нему.
- Вот и я, того... Не понимаю, ага.
- А не означает ли это, что в Москве появился небезызвестный нам Абат и пытается внедрить к нам своего человека? - раздумчиво проговорил Варданян.
- Какой еще?... Ах, тот... Юморист тот... Не исключено... Ты проверь?
- Обязательно проверю. Если наше предположение подтвердится, то что делать с Абатом? Ликвидировать?
Олигарх недовольно поморщился.
- А тебя одно на этом... На уме на этом... Проверить, ага, - зачем?... Прибыл - зачем?
- Это и так ясно. Прибыли на выручку Беркутова. - Алик Иванович самодовольно усмехнулся. - Только опоздали они.
- Брат этот... Завтра к тебе, ага... После обеда...
- Хорошо, Виктор Ильич. Посмотрим, что это за брат.
- А как у тебя с этим?... С прокурором этим?... Как?... Нашел?
- Ищем, Виктор Ильич, - понурился генерал от неприятных вопросов. Найдем. Никуда он не денется.
- А-а! - раздраженно махнул на него рукой Сосновский. - Одни эти... Обещания эти... Совсем перестал... Еще два дня... Сроку - два дня... А там - на себя, ага... Пеняй на себя... Всякому этому конец есть... Терпению конец есть.
- А что делать с Людмилой Борисовной, Виктор Ильич? - решил уйти Варданян от неприятного разговора.
- Какая еще?... Ах, Людмила?... А что с ней?... Чего она?
- Плачет. Просит о встрече с вами.
Олигарх злорадно рассмеялся. Мстительно проговорил:
- Это хорошо... Пусть того... Поплачет, ага... Ей полезно... Некогда, - скажи... По пустякам некогда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...