ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Нет, Петр Эдуардович. А о чем эта беседа?
- О планах взрыва домов в Москве, нападении на Дагестан и о новой "победоносной" войне в Чечне.
Лицо Простакова осталось внешне совершенно споконым. Он спросил:
- Беседа, разумеется, предшествовала названным событиям?
- Да.
- Я подозревал, что за все этим стоит именно Сосновский и ФСБ, но доказательств не было.
- Значит, тебе о кассете ничего неизвестно? - вновь спросил Потаев.
- Нет. А такая кассета действительно существует?
- Да. Мне о ней и её содержании вчера рассказал один симпатичный молодой человек и просил помочь эту кассету раздобыть. Скажите честно, - мы в состоянии это сделать?
- Прежде всего мы должны точно знать, где её искать.
- У Сосновского. За эту видеокассету уже погибли многие люди.
- Следовательно, она уже была у кого-то на руках?
- Да. У нескольких людей. И, насколько мне известно, все они погибли. У нас есть шанс её достать?
Простаков развел руками, улыбнулся.
- Сейчас трудно сказать. Надо попробовать. А тот, кто сделал эту запись, - найден?
- Мне об этом ничего неизвестно.
- Это должен быть кто-то из ближайшего окружения Сосновского.
- Вероятно. Значит, в команде этого черта не все так однозначно?
- Найти бы нам этого человека. Н-да. Но об этом приходится только мечтать. Если его до сих пор не вычислил опытный Варданян, то нам этого и подавно не сделать.
- Как же быть?
- Вот и я думаю... - Простаков надолго задумался. Затем продолжил: - Я думаю, Петр Анатольевич, - надо начинать с самого Варданяна.
- С шефа службы безопасности?! - удивился Потаев. - А не кажется вам, что это непосильная задача?
- Вовсе нет. С месяц назад я встречался с Варданяном на совещании руководителей охранных структур и из беседы с ним понял, что в его отношениях с боссом существует определенная напряженность.
- Ну и что из того?
- Я слишком хорошо его знаю. Он слишком хитер, осторожен и предусмотрителен, чтобы не воспользоваться возможностью обеспечить себе гарантии безопасности. А копия кассеты и может быть такой гарантией. Уверен, что он сделал себе несколько её копий.
- Возможно, возможно, - задумчиво проговорил Потаев. - И что вы намерены делать?
- Пока последить за ним. А там будет видно. Возможно, придется встретиться и предложить сотрудничество.
- Вы полагаете, что он может согласиться?
- Все зависит - каковы его отношения с Сосновским. Если положение Варданяна шаткое, то обязательно согласится.
- Что ж, в таком случае, желаю удачи, Олег Витальевич!
Через пару дней Простаков позвонил и попросил принять.
На этот раз он выглядел, как всегда, внешне спокойным, но вот глаза... Таких глаз Потаев у него ещё не видел. Это были глаза победителя настолько ослепителен был их блеск. И Петр Анатольевич понял, что начальник службы охраны раздобыл что-то сверх сенсационное.
- С чем прибыл? - спросил олигарх.
Простаков достал и внутреннего кармана пиджака небольшую пачку фотографий, выложил их перед Потаевым и торжественно произнес:
- Вот, извольте полюбопытствовать, Петр Анатольевич!
На первой фотографии Потаев увидел двух мужчин, сидящих за столом, очевидно в ресторане. Он узнал мужчину, сидящего лицом к снимавшему. Это был шеф службы безопасности Сосновского Варданян. Другой мужчина сидел спиной. На другой фотографии - Варданян раскрыл "дипломат" и достал из него видеокассету. На третьей - он передает эту кассету другому мужчине. А вот оба встали из-за стола и направились к выходу. Так ведь это же?!... У Потаева едва не выпали из рук фотографии. Вторым мужчиной был директор Федеральной службы безопасности Викторов!
- Так это та самая кассета? - спросил Потаев, указывая на фотографию.
- Она самая, - улыбнулся Простаков.
- А для чего она понадобилась Викторову?
- Это самый интересный вопрос. - Олег Витальевич раскрыл кейс, достал из него портативный магнитофон, включил.
Несмотря на посторонние шумы, голоса Варданяна и Викторова были слышны довольно отчетливо. Потаев прослушал запись молча, затем поднял на Простакова глаза, сказал весело:
- Похоже, что в стане союзников наметился раскол?
- Этого и следовало было ждать.
- Замечательно! - Потаев раскинул руки, понянулся. - Молодец! Как вам это удалось?!
- Работаем, Петр Эдуардович, - скромно ответил Простаков.
- В этом конфликте я полностью на стороне президента. Надо ему помочь скинуть этого упыря.
- Я разделяю ваше мнение, Петр Эдуардович. Главное - избавиться от всех этих сосновских, лебедевых, чубайсов и их помощников. А там, с Божьей помощью, поправим дела.
- А ты что, веришь в Бога?
- Верю.
- Вот никогда бы не подумал! - удивился Потаев и нонял, как он ещё плохо знает своих людей.
- Ну отчего же. Я уверен, что мир наш создан высшим разумом. А как его называть: Бог или Создатель? - не суть важно, верно?
- Верно, - согласился Потаев. - Теперь, думаю, Варданян с большой охотой нам предоставит копию вижеокассеты. Как считаешь?
- Не уверен, что с охотой, но только ему ничего другого не остается, усмехнулся Простаков.
- Ты вот-что, Олег Витальевич, срочно сними мне копию с этой кассеты и размножь фотографии.
- Хорошо, Петр Эдуардович. - Простаков положил магнитофон обратно в кейс. - Разрешите идти?
- Да-да. И копию мне срочно.
После ухода начальника службы охраны Потаев позвонил Говорову, но того на месте не оказалось. Ответил какой-то заспанный голос и сообщил, что тот скоро должен быть.
- Тогда скажите, чтобы он позвонил Потаеву. Это очень важно.
- Хорошо. Передам.
Говоров позвонил лишь через три часа.
- Здравствуйте, Петр Эдуардович! - сказал он. - Вы хотели меня слышать?
- Здравствуйте, Андрей Петрович! Есть разговор. Жду вас через час на прежнем месте.
Потаев сидел на скамейке в зимнем саду, курил трубку. Он любил здесь бывать. В этом живописном уголке с диковинными деревьями и кустарниками начинаешь ощущать сопричастность в великому таинству бытия под названием жизнь. И так мелки и ничтожны кажутся люди с их темными помыслами, корыстолюбием, мелкими страстишками. А ведь при желании планету можно так обустроить, что каждый человек будет чувствовать на ней тепло и комфортно.
Петр Эдуардович посмотрел на часы. Говоров опаздывал на семь минут. Может быть что случилось? Прежде он был всегда пунктуален. В этот момент на аллее (легок на помине) показался Говоров. Подошел, сел рядом с Потаевым, наклонился и таинственно прошептал:
- Это вы продаете славянский шкаф?
- Шкаф продан, - рассмеялся Потаев. Юморной парень этот Говоров.
- Рад вас видеть, Петр Эдурдович, а ещё более - произошедшую с вами перемену. По моему, вы пересмотрели взгляд на окружающую нас действительность. Или я ошибаюсь?
Потаев неопределено хмыкнул, покачал головой.
- Ну и перец же вы, молодой человек. Можете считать, что перемотрел.
- Как чувствует себя наш общий знакомый Сосновский? Все так же деятелен? Все также мечтает отнять у нас с вами и наших детей будущее?
- А что с ним может случиться? Мне кажется, что он застрахован от любых неприятностей.
- В таком случае, чем же вызван мой срочный вызов?
- Есть кое-что. - Потаев достал аудиокассету, фотографии, протянул Говорову. - Вот, полюбопытствуйте.
Тот долго молча рассматривал фотографии, спросил:
- Они что, друзья?
- Никогда ими не были.
- В таком случае, чем обусловлена эта встреча, прошедшая, как я понимаю, в теплой и дружественной обстановке? Они озабочены судьбами страны?
- Скорее, собственными судьбами. На этой встрече обсуждался предмет договора.
- Интересующая нас с вами видеокассета? И пусть на голову мне рухнет небесный свод - если я не прав.
- Он не рухнет, - усмехнулся Потаев. - Как вы могли видеть на фотографии, - кассета была передана Варданяном Викторову в ресторане "Космос".
- А это запись их содержательной беседы? - Говоров указал на аудиокассеты.
- Вы, Андрей Петрович, и на этот раз оказались правы.
- Зачем директору ФСБ понадобилась видеокассета? Неужто его заела больная совесть и он не на словах, а на деле намеревается выполнить служебный долг и встать на защиту государственных интересов? Не верю!
- И правильно делаете. Данная кассета потребовалась ни ему, а президенту.
- Шутите?! - не поверил Говоров.
- Нет, совершенно серьезно. Президенту срочно потребовался серьезный компромат на олигарха.
- Ой-ля-ля! Наш, как вы совершенно верно его охарактеризовали, "тишайший" решил поменять имидж агнца на имидж волка. Но только, хватит ли у него сил?
- Во всяком случае, я желаю ему в этом деле всяческих успехов.
- Так-то оно так. Но за спиной Сосновского не только большинство олигархов, ручное правительство, администрация самого президента, купленные на корню депутаты Думы, но и Запад. При таком раскладе сил, не заручившись поддержкой Запада, начинать с ним борьбу больше смахивает на авантюру.
- Поживем - увидим.
- Я никак не пойму, - что заставило Варданяна это сделать?
- Скорее всего - неуверенность в завтрашнем дне. Теперь он нам сам кассету принесет.
- Спасибо, Петр Эдуардович, но видеокассету мы уже достали по другим каналам.
- Молодцы! Зря время не теряете. А что с этим собираетесь делать?
- Пока ещё не знаю. Доложу начальству. Но не использовать данную ситуацию было бы непростительной глупостью. Верно?
- Верно, - согласился Потаев. - А пока я дал указание своим людям понаблюдать за Варданяном и Викторовым.
- И правильно сделали. Вы ведь и сами теперь можете их использовать в борьбе с Сосновским и всей его камарильей.
- Там будет видно, - уклончиво ответил Потаев, раскуривая очередную трубку.
Глава четвертая: Калюжный. Новый знакомый.
Меня кто-то тронул за плечо и услышал густой бас:
- Вам плохо?!
Открыв глаза, я увидел рядом большое широккоскулое лицо, обрамленное круглой черной с проседью бородой. Мужчина был примерно моего возраста.
- Да, очень, - надсадно просипел я. - Помогите, пожалуйста!
- Да, конечно. Я сейчас же вызову скорую помощь, - ответил мужчина, доставая сотовый телефон.
- Нет-нет, только не скорую, - запротестовал я.
- Но почему?! - удивился он.
- Меня разыскивают.
- Кто?
- Все. Бандиты, милиция.
- Вы совершили преступление?
- Нет. Скорее, наоборот. Это долго объяснять. Просто, я самый несчастный человек.
- Странно... Впрочем, вам виднее. Вы сможете подняться?
- Попробую. - Я попытался встать, но низ живота вновь пронзила резкая боль. Застонав, я сел на бетонный пол. - Извините, но у меня это вряд ли получится.
- Ничего, я вам помогу. - Мужчина оказался могучего телосложения. Он легко меня поднял, перекинул мою правую руку себе через плечо. - Так удобно? - спросил он, держа меня почти на весу.
- Терпимо, - ответил я, сквозь зубы.
И мы направились к выходу. Неподалеку от перехода стоял, припаркованным к тротуару, "форд" мужчины. Он открыл дверцу и усадил меня на заднее сидение. Сам сел за руль и, повернулся ко мне.
- По-моему, нам пора познакомиться. Разрешите представиться. Платов Андрей Андреевич, художник.
И только тут я обнаружил отсутствие документов и пистолета. Это был новый страшный удар. Ну почему, почему я такой невезучий!
- Калюжный Эдуард Васильевич, - ответил потеряно.
- А чем вы занимаетесь, Эдуард Васильевич?
- Я работаю в прокуратуре.
- Где, простите?! - не поверил Платов, вероятно посчитав, что ослышался.
- В прокуратуре.
- Да, но в таком месте и в таком виде, - с сомнением проговорил он.
- Я понимаю, что поверить в это трудно, но только это так. Я и сам, порой, в то, что со мной случилось верю с трудом. Все это похоже на страшный сон или бред. Простите, но я себя очень плохо чувствую. - У меня закружилась голова, все перевернулось и я потерял сознание.
Очнулся я лежащим на диване в большой светлой комнате. Напротив на стуле сидел мой спаситель. Теперь я смог как следует его рассмотреть. У него было открытое симпатичное славянское лицо с широкопосаженными голубыми глазами, несколько великоватым мясистым носом и полными яркими губами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...