ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Ты, шеф, всю малину испортил, честное слово! Я уже готов был тебя полюбить любовью пламенной и страстной, а ты такое! Очень ты меня обидел недоверием и где-то по большому счету даже оскорбил. Определенно.
- Что ж поделаешь, у меня служба такая, - доверяй, доверяй, но проверяй.
В правдивости этих слов мне очень скоро пришлось убедиться. Он встал из-за стола, что означало - мне пора сматываться. Варданян проводил меня до двери, пожал на прощание руку и, глядя куда-то за мою спину, будто пытался разглядеть там свое будущее, неожиданно выдал:
- С тем, чтобы к вам отнеслись с большим доверием, разрешаю сдать Петрова с компаньонами.
Ну, блин, вооще! Дядя Алик начинал мне все больше нравиться. Определенно. На этот раз мы расстались с ним очень довольные друг другом.
Одинокова я на работе уже не застал. Поехал к нему домой. Он куда-то собирался.
- Ты куда это навострился? - спросил я.
- Так, деловое свидание, - уклончиво ответил он, усмехнувшись.
- Но ведь мы договорились обмыть мою квартиру?
Павел нерешительно потоптался на месте, что-то обдумывая, затем сказал:
- Хорошо. Только ненадолго и по чуть-чуть. Здесь неподалеку есть неплохой бар. Ты как, не против?
- А мне без разницы. Лишь бы было что выпить и чем закусить.
Бар действительно оказался неплохим - небольшим, уютным и тихим. Посетителей пока было немного. Я выбрал столик в самом дальнем углу зала. Здесь нас даже при желании никто не может услышать. Не успели сесть, как около столика нарисовался официант с угодливой улыбкой на лакейском лице. От него за весту несло дорогими духами. И я понял, что этот господин не нашей половой ориентации. Определенно.
- Чего изволите! - официант перегнулся почти пополам.
- Ты голоден? - спросил я Павла.
- Нет. Я недавно обедал.
- Я тоже. - Повернулся к официанту. - Принеси ка нам, Маша, бутылочку армянского, лимончика и по мясному ассорти.
- Меня зовут Игорем, - вежливо поправил он меня, но глаз, обращенный ко мне, выразил заинтересованность.
- Что ты говоришь?! - "удивился" я. - А так похож на Машу, прямо вылитый.
- Шутите! - захихикал педик и завилял по проходу тощей задницей, удаляясь.
Я кратко рассказал Павлу содержание нашей с Варданяном беседы.
- Старый лис, - усмехнулся он. - Решил подстраховаться и сыграть на два фронта. Хитер, нечего сказать! И что думаешь делать?
- За этим я тебя и пригласил. Видишь ли, если моя версия окажется верна, то у Иванова нет никакой копии видеокассеты. Он затеял с Варданяном и всей этой гоп-компанией какую-то свою игру. Если же я вернусь из Новосибирск ни с чем, то этот старый хрен все поймет. Верно?
- Верно, - согласился Одиноков. - Но что же ты от меня хочешь?
- Скажи, - подлинник видеокассеты у тебя? - напрямую спросил я.
- Какой еще? - Павел попробовал нарисовать на лице удивление, но из этого ничего не получилось. И он сам это понял. Вопрос застал его врасплох. Он глянул мне в глаза серьезно и строго, на лице резко обозначились скулы. - Ты хочешь, чтобы я тебе её отдал?
- Горю желанием.
- Я передам подлинник видеокассеты лично в руки самого Иванова. Это тебя устроит?
- Более чем. Это будет твой весомый вклад в борьбе за светлые идеалы человечества.
- Ну и болтун же ты, Дима! - улыбнулся Павел. - Ты знаешь, а я думал, что таких, как ты и Иванов во властных структурах больше никого не осталось. Честно.
- Нет, "они живы и работают так, как никто и нигде в мире не работал".
"Расколовшись", Одиноков решил "колоться" до конца и выдал такое, что я едва со стула не слетел.
- Я недавно ещё одну их сходку снял, - сказал он.
- Какую сходку? - не понял я.
- Олигархов этих и их компании.
- Кто там присутствовал?
- Сосновский, Лебедев, директор ФСБ...
- Кто, кто?! - не поверил я своим ушам.
- Директор ФСБ, депутат Думы, заместитель руководитель Администрации президента.
- Это называется - тушите фонари! Вот, блин, влипли так влипли!
- Точно, - согласился Павел. - Знаешь, что они удумали?
- Что?
- Взорвать подлодку.
- Врешь! Какую?!
- Где и какую? Не знаю. Но это очень скоро произойдет. Ты знаешь, Дима, от бессилия остановить этот беспредел, жить не хочется.
- Это мне знакомо. Еще как знакомо. Да, но как это тебе удалось?
- При современной технике - нет ничего проще. Стоило лишь вывернуть в люстре лампочку и заменить её с вмонтированной видеокамерой и, считай, дело сделано.
Через полчаса Одиноков ушел, так и не сказав - куда. Я в одиночестве допил коньяк, расплатился и вышел из кафе. И тут же заметил "провожатого". Вот здесь-то я и убедился и искренности дяди Алика, когда он говорил: "Служба такая". Да, сволочная у него служба, это точно. Таким людям не доверять! Нет, поистине мир перевернулся. Определенно.
На "провожатого" я бы не обратил внимания, если бы он не стоял как глупый баклан, уставившись в ветрину магазина, где кроме объявления: "На оформлении", ничегошеньки больше не было. Я достал сигарету, внаглую подошел к нему, хлопнул по плечу, спросил:
- Слышь, мужик, прикурить не найдется?
"Баклан" посмотрел на меня и едва не лишился чувств от моей синюшной физиономии. Словом, его сильно коротнуло. Он пучил на меня глаза, ни в состоянии произнести ни слова.
- Ты что немой? - решил я уточнить.
Он замотал головой, что могло означать: "Нет, я не немой".
- Грамотный?
- Ага, - услышал я от него первое слово.
- А что там написано? - указал я на объявление в витрине.
- "На оформлении", - прочитал он.
- Ну ладно, читай дальше, - похлопал я его по плечу и двинул по направлению к дому. Оглянувшись через пару минут, я убедился, что "баклан" идет за мной в пятнадцати метрах. Пусть себе идет. Это его работа. Может быть у него многодетная семья. Зачем лишать человека надежды и отнимать последний кусок хлеба. Это негуманно.
Но сегодня был поистине день сюрпризов. Знаете кого я увидел на скамейке у своего подъезда? Ни за что не догадаетесь. На скамейке у своего подъезда... я увидел своего лучшего друга Сережу Колесова.
Глава десятая: Колесов. Встреча.
За помощью в поиске Димы я решил обратиться к подполковнику Вадиму Овчаренко, работающему в Главном управлении уголовного розыска. Пару лет назад Вадим в составе комиссии министерства участвовал в комплексной проверке нашего управления. Мы познакомились и подружились. Однажды за ужином Овчаренко признался, что комиссия прибыла со специальным заданием накопать негатив, достаточный для увольнения начальника УВД и нашего шефа.
Я был ошарашен и возмущен этой новостью, спросил:
- Кто дал вам это задание?
- Заместитель министра Акулов, - хмуро ответил Вадим.
- Чем же они ему не угодили?
- Шут его знает, - пожал плечами Овчаренко. - Мужики поговаривают, что он хочет назначить начальником вашего УВД своего человека.
- Ну и много уже успели накопать? - спросил я с вызовом.
- Не знаю как кто, а я решил не участвоаать в этом свинстве. Ваши начальники работают дай бог каждому. Я так об этом и напишу.
К нашему счастью, в той комиссии оказалось много порядочных людей и её выводы были для нас самыми благоприятными. С тех пор, бывая в Москве, я непременно встречаюсь с Вадимом. Хороший он мужик. Надежный, как Дима Беркутов. Правда.
Выслушав меня, Овчаренко в сердцах грохнул кулаком по столу, возмутился:
- Вот козлы! Вконец обнаглели! Управы на них никакой нет! Так ты уверен, что это люди Сосновского?
- На все сто.
- Если так, то мы его быстро найдем. Есть там у меня кое-кто. Позвони мне послезавтра утречком. Лады?
- Хорошо. У тебя есть подходы к ФСБ?
- Тебя конкретно интересует подполковник Петров?
- Да. Он и его люди.
- Это задача посложней. Там ведь у них все совершенно секретно и особой важности. Но ничего, что-нибудь придумаем. Слушай, Сережа, надо как-то отметить встречу. Ты не против?
- Не против.
- Заметано. В таком случае подскакивай ко мне часиков в семь. Лады?
- Домой?
- Ну а куда же? Надеюсь не забыл где я живу?
- Хорошо. Буду.
Вечером, когда уже выпили по первой за встречу, Вадим сказал:
- Мой источник сообщает, что в службе безопасности Сосновского только-что появился какой-то мент.
- В каком смысле - появился? - не понял я.
- В смысле - работает у них.
- Да нет, путает что-то твой источник. Чтобы Дима... Нет, ерунда это. Я ж тебе рассказывал.
- Всяко бывает, - уклончиво ответил Вадим, пожав плечами. - Как, говоришь, фамилия твоего кореша?
- Беркутов. Дмитрий Беркутов.
- Проверим. Уточним. Давай ещё по одной.
На следующий день я сам предпринял попытки хоть что-то узнать о Диме. С утра до обеда проторчал у офиса Сосновского. Но это ничего не дало. В обед проследовал за тремя крепкими парнями в кафе, где попытался завязать с ними знакомство. Не получилось. Усталый и злой вернулся в общежитие института.
Увидев меня, Рома Шилов сказал:
- Сергей Петрович, недавно звонил какой-то Овчаренко. Просил с ним связаться.
Я схватил трубку, набрал номер телефона Вадима и, услышав его: "Алло, слушаю", спросил:
- Ну что, узнал что про Беркутова?
- А это ты. Привет! Слушай, - все подьвердилось. Твой друг вот уже пару дней работает в службе безопасности Сосновского.
- Не может этого быть! - запальчиво проговорил я. - Чтобы Дима... Нет, здесь что-то не так.
- Извини, Сережа, но информация верная. Источник говорит, что над ним здорово поработали ребята Варданяна.
- Кто этот Варданян?
- Шеф службы безопасности, бывший генерал КГБ. Сломался твой друг. Бывает.
- Не говори глупости! - закричал я. - Если бы ты его знал, то так бы не говорил.
- А ты что на меня кричишь?! Ни хрена себе, да! Ему помогаешь, и он же на тебя орет! - обиделся Вадим.
- Прости, я не хотел.
- Не хотел он, - проворчал Овчаренко. - Я конечно не знаю подлинных причин, почему он стал на них работать, но факт есть факт. Кроме того, похоже, что он у них на привилегированном положении.
- Это ещё почему?
- Не успел устроиться к ним на работу, а уже получил квартиру.
- Врешь!
- У меня есть даже адрес. Записывай.
Я достал записную книжку, авторучку.
- Случаю.
- Улица летчика Бабушкина дом 24, квартира 16. Станция метро Бабушкинская. Записал?
- Записал, - проговорил упавшим голосом. - Спасибо тебе, Вадим!
- Не за что.
- Да, я просил сделать документы нашему парню.
- Завтра утром будут готовы.
- Еще раз спасибо! До свидания!
- Пока!
Я положил трубку и долго не мог сообразить, что же мне теперь делать. Настроение упало до критической отметки. Неужели Дима согласился с ними сотрудничать?! Нет, чушь конечно. А квартира? За просто так квартиру в Москве не дают. Чем же они его? Вот гады! И все же не верится, никак не верится, что Дима мог сломаться. Нет. нет и нет. Скорее всего, опять что-то придумал.
- Что случилось, Сергей Петрович? - обеспокоенно спросил Роман.
- Ничего не случилось, - как можно равнодушнее сказал я. Поведать ему об услышанном было выше моих сил. - С чего ты взял?
- У вас такое лицо. Я решил, что что-то случилось с Дмитрием Константиновичем.
- Тебе показалось. Просто малость устал.
Решение пришло внезапно. Я понял, что должен увидеть Диму. Я только взгляну ему в глаза и все станет ясно.
- Рома, мне срочно надо в одно место. Появилась кое-какая идея. Надо проверить. Если придет Говоров, то скажешь, что я немного задержусь.
- Он звонил. Сказал, что будет только утром. - хмуро пробурчал Шилов. Поведение друга ему явно не нравилось.
- В таком случае, не скучай.
Минут через сорок я уже был на улице летчика Бабушкина. Вот и дом номер 24. Поднялся на третий этаж. От волнения у меня непроизвольно подгибались ноги. Долго нажимал на кнопку звонка. Безуспешно. Хозяина дома не было. Что ж, подождем.
Вышел из подъезда, сел на скамейку, достал из кармана купленную по дороге газету "Известия", стал читать. Журналисты все ещё муссировали взрыв в метро, строили всевозможные версии. Умники! Создается впечатление, что они готовы раскрыть любое преступление.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...