ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Игра шла до ста. Победитель получал с остальных участников игры по пятьдесят марок.Сначала Джаич проиграл. Потом, видимо, обрел боевую форму и принялся выколачивать из красномордых их денежки. Время от времени я поглядывал в окно, но на противоположной стороне улицы не ощущалось ни малейшего движения. Джаич разошелся не на шутку. Красномордые оказались азартными игроками, и деньги у них имелись. Они с завидным постоянством лезли на рожон, но результат оставался неизменным. Зато Джаич угощал всех пивом. Те, кто не принимал участия в игре, а только наблюдал, были очень довольны.Так продолжалось до двенадцати часов, пока пивная не закрылась. Оказавшись на улице, мы с наслаждением вдохнули свежий прохладный воздух. Ночь была тихая.– Жду дальнейших распоряжений, – проговорил я. – Будем патрулировать вдоль улицы или устроимся где-нибудь в подворотне?– Черта с два! – отозвался Джаич.– Что тогда?– Поедем на улицу «17 июня».– Это туда, где обитают прелестные амазонки в одних лишь узеньких плавках?– То, что плавки узкие, я не гарантирую. Это уже твои собственные домыслы.– А как же работа?Джаич бросил взгляд на магазин, ничего не ответил и направился к машине.– Утро вечера мудренее, – произнес он, отворяя дверцу. – И потом ты ведь сам утверждал, что это какие-то сопляки, которые нуждаются лишь в хорошей родительской трепке.В машине он пересчитал выигрыш.– Больше тысячи, – с удовлетворением произнес он. – Для начала недурно.– Игре в карамболь тоже обучают в КГБ?– Ты говоришь с иронией, а между прочим, это действительно так. И игре в бридж, и в баккару, и даже в гольф. На одной из наших подмосковных баз имеется такая площадка, которой позавидовали бы члены любого западного клуба.– Бедные красномордые. Они и не подозревают, что их финансовые потери – происки КГБ.Ну что вам рассказать про улицу «17 июня»? Даже с шириной плавок я попал в самое яблочко.
На следующее утро я имел возможность убедиться в том, что заграничные службы «Гвидона» работают не менее четко и отлажено, нежели штаб-квартира. Не успели мы позавтракать и выбраться из дома, а в почтовом ящике уже находился ответ из Марселя. Это были ксерокопии нескольких газетных статей и переводы их на русский язык, набранные на компьютере.Действительно, события, аналогичные тем, что происходили сейчас в Берлине, около двух месяцев назад имели место в Париже. «Либерасьон» и «Экип» сообщали о том, что неизвестные проникают в антикварные лавки, каким-то загадочным образом справляясь со сложными замками и сигнализацией, поливают предметы старины краской из аэрозольных баллонов и исчезают, не прихватив с собой ни единой вещи. «Фигаро» детально описывала каждый из эпизодов, поместив фотографии владельцев магазинов и смакуя полное бессилие полиции. А «Паризьен» и «Монд», чьи публикации появились через несколько дней, придали захватывающему сюжету еще одну пикантную подробность: трое из тех, чьи фотографии совсем недавно украшали страницы «Фигаро», были чуть позже обнаружены убитыми в их же собственных магазинах. Экспертиза установила, что они были застрелены, стоя на коленях, из чего можно было сделать вывод, что их казнили. Остальные владельцы антикварных лавок в панике побросали свой бизнес и разбежались, постаравшись укрыться как можно более надежно.Я начал подозревать, что полезная информация, о которой толковал Джаич, как раз и заключалась в брошенной фрау Сосланд фразе о событиях в Париже.Отбросив последнюю страницу, Джаич тут же потянулся к телефону и набрал номер Горбанюка.– Мне нужен пистолет, – без обиняков заявил он.– Я и сам об этом догадался, когда ознакомился с присланными материалами, – отозвался тот. – Часа через полтора ждите почтовое отправление.– Кстати, читать материалы было вовсе необязательно, – проворчал Джаич. – Иногда неведение полезно для здоровья.Он положил трубку.– Черт возьми! – не выдержал я. – Мне тоже хотелось бы остаться в неведении.– Подумаешь, какие-то сопляки, – поиздевался надо мной Джаич. – Поймаем, отберем отмычки и оружие, оттаскаем за уши и… Гудбай, бэби!– Я считаю, что нам необходимо обратиться за помощью к Лили, – сказал я.– Ну вот, уже заплакал.– Послушай, Джаич, я тебе не Горбанюк! Да, заплакал! Мне еще моя жизнь не надоела!– Немедленно утри сопли, – проворчал Джаич. – Или ты беспрекословно мне подчиняешься и оставляешь свои идиотские советы при себе, или вали отсюда на все четыре стороны.Неслыханно! В сложившейся ситуации я меньше всего был склонен терпеть его хамство.– И свалю!В бешенстве схватил чемодан и принялся запихивать туда свои вещи.Джаич искоса наблюдал за мной. На губах его появилась язвительная усмешка.– Один небольшой вопросик. – Он зашелестел упаковкой и отправил в рот порцию жевательной резинки. – Ты хотя бы в общих чертах имеешь представление о том, какие неприятности последуют, если ты бросишь работу вот так, не предупредив руководство «Гвидона» минимум за два месяца?Темп моих сборов нисколько не уменьшился.– Разумеется: я потеряю два месячных оклада и какую-либо перспективу в дальнейшем вновь оказаться в штате «Гвидона».– Ха! – сказал Джаич. – Теперь мне все ясно.– Что тебе ясно?– Какая ты, оказывается, шляпа. А еще бухгалтер.Я был задет за живое.– Между прочим, я в «Гвидоне» уже не первый год и правила знаю.– А ты внимательно читал свой новый трудовой договор?– Не очень… – Я несколько растерялся. – Зато я наизусть помню старый, а они ведь стандартные.– Стандартные, да не совсем. Там, например, есть вот такой пунктик…И он без запинки продекламировал девятый пункт моего нового трудового договора.– Не может быть! – вырвалось у меня.Он почти бесшумно захихикал, затем пустил жвачный пузырь.– Когда я поинтересовался у Лили, почему предусмотрены такие крутые меры, она ответила, что знает тебя как облупленного и что с подобным пунктом ей будет как-то спокойнее на душе. Шляпа!– А ты не берешь меня на арапа?– Что стоит шляпу взять на арапа, – снова захихикал он. – Однако проверить это проще пареной репы: посмотри свой экземпляр договора.– Но я оставил его дома!– Тогда решай сам: либо довериться мне, сидеть на месте и не рыпаться, либо вернуться домой, заглянуть в текст договора и впасть в экономическую зависимость от «Гвидона» до конца дней своих.– Ублюдки! – выругался я.– Не стоит отчаиваться, – Совершенно не ожидал, что плейбой Джаич способен хихикать, как гомосексуалист. – Мы огребаем не такое уж плохое вознаграждение, и если нам все же суждено откинуть копыта, то хватит не только на гроб с инкрустацией, но и на прощальный салют.Раздался громкий телефонный звонок.– Черт! – воскликнул Джаич, косясь на аппарат. – Мало того, что это доисторическое животное с диском, который нужно крутить, оно еще и вопит, как ненормальное.Я поднял трубку.– Алло?Честно говоря, я думал, что это кто-то из «голых пистолетов». Но это снова оказался Горбанюк.– Давай сюда Джаича! – прохрипел он.От подобного тона меня бросило в жар, и я мигом передал трубку.– Только что звонила фрау Сосланд, – сообщил Горбанюк. – Она срочно хочет вас видеть.– А что случилось? – поинтересовался Джаич недовольно.– Он еще спрашивает! – Горбанюк захлебнулся слюной. – Фридриха Бенеке убили!– Ай-яй-яй! – сказал Джаич. – Когда?– Вчера вечером, но обнаружили только сегодня утром.– Кто обнаружил?– Подробностей я не знаю.– А кто он такой?– Кто?!– Ну, этот Фридрих Бенеке?– Ах, вы даже этого не знаете?! – Горбанюк не находил слов. – Хорошо, я вас просвещу по старой дружбе. Бенеке – один из торговцев антиквариатом. Здесь, в Берлине!– Застрелен, стоя на коленях?– Этого я вам сказать не могу. Но не исключено.– Хорошо, я позвоню нашей клиентке, – пообещал Джаич. Потом посмотрел в мою сторону и с улыбкой фанатика произнес: – Игра начинается. Вернее, ее берлинский раунд.Мне захотелось продолжить сбор вещей. Да что там вещи – я был готов драпать с пустыми руками. На том свете ведь никакие блага не понадобятся. Не раз мне приходилось наблюдать картину а ля «все во имя денег» и то, каким сумасшествием это выглядит со стороны.Джаич тем временем уже связался с фрау Сосланд.– А, господин Палермский! – заверещала та.– Не понял, – проговорил Джаич.– За что я вам плачу деньги? – яростно набросилась на него клиентка. – Чтобы вы ловили преступников или запугивали моего сына?– Не понял, – упрямился бывший капитан КГБ.– Только не стройте из себя идиота! Я видела вашу фотографию. Вас обоих с задранными мордами. И читала эту дурацкую записку. Если бы не я, вас бы уже давно разыскивала полиция.– Нам нужно встретиться, – проговорил Джаич.– Естественно, нам нужно встретиться. Только имейте в виду, что по вашей милости мне пришлось обо всем рассказать сыну, и он категорически настаивает на своем личном присутствии.– Очень хорошо, – Джаич мигом сделал вид, что как раз этого он и добивался. – Поступим следующим образом: встретимся в вашей лавке ровно через час. Засеките время.– Почему в лавке? Мы находимся у меня дома.– А встретиться нужно в лавке. И, пожалуйста, давайте без возражений. Если вы, конечно, не хотите, чтобы ваш сын отправился следом за Фридрихом Бенеке. Я беру на себя ответственность только при условии безоговорочного подчинения.– В лавке – так в лавке, – тут же согласилась фрау Сосланд. Видимо, она была не на шутку напугана.Послышался стук в дверь.– До встречи, – проговорил Джаич, торжественно вручил мне телефонную трубку и отправился в коридор. Я последовал за ним. Это был шофер БМВ с почтовой посылкой в руках. Он с опаской поглядел на Джаича.– Примите почтовое отправление, – угрюмо проговорил он и протянул посылку куда-то в пустоту. Я оказался с одной стороны от посылки, а Джаич с другой.– Бьюсь об заклад, это антоновка! – жизнерадостно воскликнул Джаич, принимая коробку и показывая ее мне. – Мотя – все-таки тетка что надо! Беспокоится, чтобы в этой Б-гом забытой стране у нас с тобой нашлось что похрумкать.– Я могу идти? – поинтересовался шофер, переминаясь с ноги на ногу.– Разумеется. Или ты уже раскатал губу на чаевые? Джаич чаевых не дает.Шофер удалился. Я поймал себя на том, что горячо завидую ему. Он удалялся в мир, в котором, быть может, и имелись какие-то проблемы, но все же не было антикварных лавок с таинственными посетителями и аэрозольных красителей. И уж, во всяком случае, его мир не был завален трупами.Разодрав коробку, Джаич извлек из ее недр пистолет а к нему – три полные обоймы патронов.– «Макаров», – произнес он с удовлетворением. – Новенький. Из него, наверное, не угробили еще ни одной живой души.– Лучше бы твоя тетя действительно прислала нам антоновки.– Между прочим, у меня на самом деле есть тетя Мотя, без балды. Матрена Петровна. Она сейчас, правда, старенькая…Тут Джаич посмотрел на часы и резко прервал воспоминания.– Пора на выход, – коротко бросил он.
На сей раз, когда мы позвонили в дверь и, будто по команде, задрали головы, раздался долгожданный лязг замка, и нас впустили в «святая святых».Лавка Юрико состояла из двух комнат: большой и маленькой. В большой на стенах висели православные иконы, а в многочисленных витринах под стеклом располагался фарфор. Имелась здесь и полка со старинными книгами. Маленькая же комната выполняла функции кабинета: письменный стол, заваленный папками, компьютер, большой металлический шкаф, в углу – машина для измельчения бумаги. Монитор с видом улицы стоял на журнальном столике рядом с телефоном и горой проспектов. Изображение в нем постоянно менялось. В комнату были втиснуты и несколько кресел. Едва кивнув головой фрау Сосланд и пожав руку Юрико, мы расположились напротив них.– Во-первых, что это за выходка с вашим вчерашним появлением? – с полуоборота завелся Юрико. – Признаться, я вообще не в восторге от этой маминой затеи, а если учесть, какую сумму вы с нее содрали…– Мы можем расторгнуть договор, – тут же согласился Джаич. – Часть денег, правда, уже истрачена, но по сравнению с общей суммой это сущие пустяки. Честно говоря, я был бы только рад, поскольку дело приобретает такой оборот, что лучше держаться от него подальше.Лично я был глубоко убежден, что «подальше» – это еще не то слово. Однако, вопреки здравому смыслу, мы продолжали оставаться в самом эпицентре.Юрико был долговязым малым лет сорока пяти с тонким длинным носом и плешью на макушке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...