ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я не понимал, о чем он поет, но это были мои вопли. Клокочущая магма тел, все новые взрывы безумия, и в центре – маленький человечек… Вашингтонская публика выражает свое удовольствие… И снова яростные хрипы. Протест маленького человечка против диктата сильных мира сего.
Когда я явился домой, Малышка сидела на холодильнике и дрыгала ногами. Чтобы понять, кто такая Малышка, нужно по крайней мере половину жизни прожить в одиночестве. Малышка – плод моего воображения. Я придумал ее в минуту отчаяния, и она так и осталась, прижилась. Где-то поблизости прятался Тролль. Этот возник сам по себе. Тролль – мой враг номер один. Он рьяно следит за тем, чтобы в реальной жизни я Малышку никогда не встретил. Не знаю, от кого получил он это изуверское задание, но справляется он с ним безупречно.Из комнаты с визгом вылетел Саймон – серая стриженая болонка – и принялся крутиться у моих ног.– Спал, гадина этакая? – Нежно потрепал я его за ухом. – А кто, по-твоему, должен дом охранять?Малышка внимательно посмотрела на меня. Она уже перестала болтать ногами.– Устал? – поинтересовалась она.Я ослабил галстук.– Не то слово. Погоди, ты еще не знаешь самую последнюю новость. Сегодня по дороге домой я слушал Джо Коккера.– Бедняга. Значит, дело – вовсе швах. Тебя уволили?– Раньше я тоже думал, что это самое худшее из того, что может произойти…Она подошла и прижалась ко мне всем телом. Я с наслаждением втянул аромат темных курчавых волос.– Из меня хотят сотворить нечто среднее между частным детективом и писателем детективных романов. Представляешь?Из комнаты показалась заинтересованная физиономия Тролля. Моя реакция была однозначной:– Пшел вон отсюда.Он тут же злобно осклабился. Маленькое тельце изогнулось в немыслимом прыжке, после чего он оказался у меня на плечах.– Теперь не слезу. Я хотел с тобой подружиться, поскольку обожаю детективные истории, но теперь ни за что не слезу.– Слезешь, – устало произнес я. – Сейчас я пойду купаться, и ты слезешь.Тролль ужасно боялся воды.– Так нечестно, – капризно запротестовал он. – Ты еще не ужинал, не читал газет, не слушал музыку.– Я сегодня слушал Джо Коккера! – с вызовом сообщил я.– Подумаешь! Было бы из-за чего дергаться. Ведь ты же – Миша Крайский! Миша Крайский! – словно заклинание повторил он. – Я всегда знал, что тебе предстоит сделаться знаменитым автором детективных романов.– А еще точнее – знаменитым «голым пистолетом», – с иронией отозвался я.– Может быть, Тролль прав, – попыталась приободрить меня Малышка. – Ты же очень талантливый, Миша. Может, это – твой шанс?Я проворчал что-то невнятное, стряхнул с себя Тролля и отправился на кухню варить кофе.Две ложки кофе, ложку сахара, чуточку соли, немного масла, специй…– Ах, какой аромат! – восхитился Тролль.Малышка тоже показалась на кухне и уселась рядом. Оба они обожали запах кофе, хотя пить его в общепринятом смысле, разумеется, не могли.– Налить тебе чашечку? – поинтересовался я.– Налей.– И мне! И мне!Удивительно, как они здесь освоились. Раньше они появлялись лишь тогда, когда я находился в состоянии релаксации. («Я совершенно спокоен, ступни моих ног теплые, тепло разливается по всему телу, тело легкое, растворяется в воздухе, Я ПАРЮ… Я не одинок, у меня есть Малышка» и т. д.)Тролль залпом выпил горячий кофе и потребовал добавки.– Вот же у тебя полная чашка.– Эта не считается, – запротестовал он. – Эту я уже выпил.– А как же Саймон? Саймону ничего не оставим?В это время Саймон как раз укладывался на свое излюбленное место под кухонным столом.– Да ведь Саймон кофе не пьет. Он и так жрет, как ненормальный, так он еще будет кофе пить. Да он и не умеет.– А я его научу. Он слишком много спит, еще больше, чем ест. Может хоть кофе его взбодрит.– Я хочу еще! – заныл Тролль.Пришлось выплеснуть кофе из его чашки в рукомойник и налить в нее остатки, гущу. Потом я намазал маслом булочку, нарезал немного салями.– Произошло коварное убийство, – утробным голосом принялся вещать Тролль, прихлебывая кофейную гущу. – Преступник не оставил никаких следов. Все говорило о том, что злодеяние сойдет ему с рук, но тут дело поручили самому Мише Крайскому…– Заткнись.– Один миллион долларов! – взвыл он. – Целый миллион в качестве вознаграждения, если убийство будет раскрыто.– Ты вынудишь меня немедленно отправиться в ванную.Он замолчал. Я затолкал в себя остатки ужина и пошел на свидание с ящиком. Предварительно переоделся: стянул костюм, рубашку, галстук и облачился в физкультурные штаны и футболку. Давали «Всю королевскую рать» – я любил этот фильм, да, впрочем, и книгу тоже. Какие потрясающие образы! Вилли Старк, Крошка Дафи, Джек Бэрден, Сюди Берк, Рафинад… Какие коллизии! Никогда бы не сподобился на что-то подобное.– Нет, я не Роберт Пенн Уоррен, – пробормотал я с горечью, когда фильм закончился.– Ты – Миша Крайский! – вставил Тролль, но я не обратил на него внимания.– Саймон, хочешь гулять?Тот оживился.– А, может, ну его?В ответ Саймон принялся встревожено бегать по комнате, временами подпрыгивая.Я потянулся за поводком.– А нас возьмешь с собой? – поинтересовался Тролль.– Что значит, нас!? – заорал я. – Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не отождествлял себя с Малышкой!?– Ах! Ах! Ах…– Останешься дома. А Малышка может пойти, если захочет.– Если позволишь, я тоже останусь. Нужно ведь еще прибраться на кухне.– Конечно.Мы с Саймоном выкатились из подъезда и направились в сторону сквера с зеркальной струей. Саймон – единственное близкое мне существо, если не считать фантомов. Повадки он имел весьма своеобразные. Скажем, он никогда не лаял на посторонних. Вместо этого он незаметно подкрадывался сзади и, не издавая ни звука, вонзался зубами ничего не подозревающей жертве в ягодицы. А затем со всех ног пускался наутек. На его счету было уже по меньшей мере полтора десятка укушенных задниц.Уберегая по мере возможности от зубов Саймона пожилых людей и мужчин (детей он щадил и сам), смазливеньких женщин я отдавал ему на растерзание. У меня к ним имелись свои счеты. Не мог я простить им того, что среди них нет Малышки. Хотя в большей степени, разумеется, это вина Тролля. Но Тролля за задницу не укусишь. Он – фантом.Мы добрались до сквера, где Саймон занялся важным делом: унавоживанием почвы под деревьями. Я же принялся кружить вокруг фонтана, погрузившись в невеселые думы. Что ждет меня завтра? Лили сказала, что основная моя задача – описывать ход детективных расследований, проводимых под эгидой «Гвидона» наряду с другими «голыми пистолетами». Но это означает, что, волей-неволей, я окажусь в самой гуще событий. Вокруг будут кипеть криминальные страсти, и мы, естественно, натолкнемся на яростное противодействие. На противодействие любой ценой…У меня хорошо развито чувство интуиции, и сейчас всей кожей я ощутил, что возврата к золотому бухгалтерскому веку Миши Крайского уже не будет. И все из-за необыкновенной аккуратности одного американского парня, у которого – вот незадача! – оказалось все на своих местах. И Лили Лидок, наконец, посчастливилось испытать удовольствие. Воистину секс – удивительная штука. Наверное, даже более удивительная, чем это представлялось Фрейду. Меня ожидал жестокий, беспощадный, чуждый мне мир. Он буквально дышал мне в затылок. Плачь, Миша Крайский, о загубленной жизни своей!И тут вместо плача во мне неожиданно зазвучал Джо Коккер.
Стоило Саймону на сто один процент выполнить программу по орошению и унавоживанию почвы, как мы с чувством выполненного долга отправились домой. Тролля мы застали сидящим на высоком табурете у кухонного стола. Он водил ручкой по листу бумаги. Малышка же вновь бросилась мне навстречу, прижалась всем телом.– Ну что, как я прибралась?Я бросил унылый взгляд на мойку, заваленную грязной посудой, и чмокнул ее в щеку.– Замечательно.Лицо ее засветилось от радости. Она была помешана на чистоте.– А меня поцеловать? – ревниво произнес Тролль. – Ведь я занимался куда более ответственным делом. Ты только послушай: «Сэм треснул его кастетом по башке. Череп не выдержал. Мозги разлетелись по всей комнате, и было не понятно, в какой именно из извилин хранилась нужная ему информация. Сэм извлек из кармана электронную лупу и принялся тщательно обследовать одну извилину за другой…»– Сейчас пойду в ванную, – не очень-то вежливо перебил его я.Он тут же заткнулся.Я встал и отправился в ванную.– Но я же замолчал! – возмущенно воскликнул Тролль, устремляясь следом за мной.Я содрал с себя футболку и бросил критический взгляд на отражение в зеркале.– Полнеешь, – не удержался Тролль. – Теперь тебе ежедневно придется делать силовую гимнастику. Ведь отныне ты – самый что ни на есть профи.Это было весьма неосторожно с его стороны. В ответ я на полную мощность открутил воду, и он, сломя голову, бросился в комнату под тахту. Зато Малышка, ни слова не говоря, разделась и следом за мной забралась в ванную. Мы всегда мылись вместе, Это уже стало традицией. Она сидела напротив, и я обхватывал ногами ее худенькое тельце.– У меня ужасный мандраж, Малышка, – признался я. – Ведь я никогда еще ничего не писал, кроме садистских рассказиков и протоколов общих собраний фирмы «Гвидон».– У тебя получится, – успокоительно произнесла она. – Ты – мой желанный.Она забралась на меня сверху, и мы занялись любовью. Любовью всегда страстной, пылкой, изощренной, но никогда не приносящей удовлетворения.
На следующее утро я набрал номер Лили Лидок.– На связи Миша Крайский, – сурово объявил я. – Соедините меня с Лили.– Да? – тут же послышался ее низкий, слегка хрипловатый голос.Сменив тон, я осведомился, должен ли сегодня прибыть на службу.– Разумеется.Тогда я воспрянул духом.– Куда? В финансовый отдел?– Давай, продолжай, – сказала Лили. – Сегодня я добрая.– Но тогда куда же? – в моем голосе появились петушиные нотки.– Сюда, – невозмутимо ответствовала Лили, – в этот самый кабинетик. Или ты уже забыл дорогу?Когда я явился, Пью Джефферсона в кабинете не оказалось. Зато в кресле напротив Лили развалился неизвестный мне тип в линялых джинсах и клетчатой, с закатанными рукавами рубашке. Он курил «Партагаз». Кондиционеры работали на полную мощность.– Знакомьтесь, – представила нас Лили. – Это референт «Гвидона» по сношениям с прессой Миша Крайский. А это – Коля Болин, по прозвищу Джаич, профессиональный детектив. Он представил очень хорошие рекомендации.При этом Лили не соизволила уточнить, от кого именно поступили упомянутые рекомендации. А для меня это имело значение.Мы пожали друг другу руки. Я присел в соседнее кресло и поставил кейс между ног.– В ближайшем будущем, думаю, вам предстоит работать вместе.То, что выяснилось из состоявшегося затем разговора, можно, пожалуй, свести к следующему.Раньше Джаич работал в КГБ и имел чин капитана. Там с самого начала подметили его страсть к спорту, в частности, к футболу – отсюда, собственно, и происходило прозвище Джаич Джаич – в прошлом известный югославский футболист.

и определили сопровождать за рубеж спортивные делегации. Контролировать центробежные устремления наших футболистов. Никто не выполнил бы подобное задание более добросовестно. Ведь рвение его определялось не только служебной ответственностью, но и страхом проворонить хорошего футболиста, оставить Родину без нужного игрока.Сейчас, в связи с массовым отъездом спортсменов за границу, он пребывал в состоянии некоторой депрессии. Это подействовало на него куда более сильно, нежели потеря работы в органах.По натуре же (подозреваю – благоприобретенной) Джаич являлся вечным плейбоем, как это ни покажется парадоксальным на первый взгляд. Ему уже стукнуло сорок пять, он был довольно высок, тощ, с длинными неухоженными патлами и колоритными усами. Черный цвет волос явственно прореживала седина. Он никогда не был женат и, по-видимому, уже никогда не будет. Обожал пиво и игру в биллиард. Все свободное время проводил, соответственно, в пивных, биллиардных и на стадионе. И еще он любил жевательную резинку.Вот и сейчас, покончив с сигаретой, он без промедления отправил в пасть очередную порцию «гуми».– Имеются вопросы? – поинтересовалась Лили.– Конечно, – тут же отозвался я. – Сколько мы будем получать?– Много.– М-м-м… А если конкретнее?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...