ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Как ужасно! Вас выгнали из родного дома?
Греймалкин пожала плечами.
– Я не только была готова уйти, но и хотела этого. Конечно, глядя на меня сейчас, трудно поверить, что я была красива, очень красива. Я считала, что могу добиться лучшей жизни для себя, и сделала это. – Старуха снова засмеялась. – Посмотрите на замок, в котором я живу, на людей, которые заботятся обо мне, и вы все поймете сами. Сколько вы знаете старых развалин, вроде меня, у которых в их возрасте есть то, что имею я?
Эннабел вспомнила старых женщин, которые в корзины собирают мусор и отбросы. В словах Греймалкин была доля правды. Девушка переменила тему разговора.
– Вы ведь знаете, кто такой Фалькон? Правда?
– Я знаю многое, но не рассказываю об этом всем подряд. Но я умею гадать по чайным листьям. Поэтому, если вы оставите эту отраву, которую сейчас пьете, и попробуете мой чай, я скажу вам все, что увижу.
Эннабел не была уверена, хочет ли она узнать свою судьбу. Однако любопытство составляет неотъемлемую часть натуры любой девушки. Поэтому Эннабел взяла из рук Греймалкин чашку и выпила чай до дна.
Греймалкин подошла к ней и взяла протянутую чашку.
– Моя девочка, я не говорю людям того, что они не хотят слышать, поэтому, если вы не хотите знать свое будущее, скажите об этом сразу до того, как я начну гадать.
– Может быть, я не поверю тому, что вы скажете, но все-таки давайте начнем.
– Как прикажете, мисс… о, я так и думала, – глядя в чашку, бормотала старуха. – Очень давно я видела то же самое и на своих листьях, я еще засомневалась тогда, правильно ли я прочла их.
– Что? Что там?
– Я вижу вас в объятиях мужчины, но этого человека я никогда не видела прежде. Вижу ваши слезы, вижу какое-то темное пятно, напоминающее тень от виселицы, вижу боль и печаль. Но над вами всегда светится шар, похожий на луну, словно талисман, который защищает и спасает вас…
Дыхание Эннабел стало прерывистым, когда она слушала предсказания Греймалкин. Вдруг старуха замолчала и побледнела. Эннабел напрасно пыталась добиться от нее, что же она увидела.
– Ничего из того, что мне хотелось бы произнести вслух. Плохими предсказаниями можно и в самом деле накликать беду, – трясущимися руками Греймалкин поставила чашку. – Я пришлю кого-нибудь за подносом. А вам надо одеться. Тот розовощекий теленок из соседнего поместья уже целый час ждет вас внизу в гостиной и клянется, что не уйдет, пока не поговорит с мисс Изабеллой.
На минуту Эннабел забыла о гадании и о странном поведении предсказательницы.
– Ньютон Фенмор? О, Боже! Пожалуйста, пусть Тодд выпроводит его.
– Он уже пытался. Но этот человек отказывается уходить. Поговорите с ним, мисс. Фенмор дурак, но он может рассказать вам, что происходит в том сумасшедшем доме, который называется правительством, то, о чем я вам рассказать не могу. Прими его, девочка, пожалуйста. Может быть, тебе удастся спасти Джереми от беды.
– Помочь Джереми? – Девушка вскочила на ноги и бросилась к двери, чтобы удержать Греймалкин и попросить объяснить таинственное высказывание, но старуха уже ушла.
Теперь Эннабел оставалось лишь одеться и спуститься вниз, где ее ждал настойчивый поклонник. Она выбрала розовое платье, которое подходило по цвету к носу и ушам Ньютона, и, вздыхая о том, что долгожданный завтрак с Тримейном превратился сначала в неприятный сеанс гадания, а теперь – в вынужденное свидание с Фенмором, стала спускаться по лестнице.
– Дорогая мисс Изабелла, вы выглядите очаровательно! – Ньютон вскочил с кресла и, схватив руку Эннабел, поцеловал ее. – Вам так к лицу розовое платье, это мой любимый цвет. Вы похожи на розу, которую я сорвал по дороге сюда.
Фенмор протянул девушке чайную розу с поникшими лепестками. Пробормотав в ответ слова благодарности, Эннабел взяла ее.
– Лорд Фенмор, я весьма удивлена тем, что вы пришли в такое время. Я уверена, у вас есть более важные дела, чем сидеть и ждать меня.
– Других дел у меня нет. Я сказал сестре, что не приму отказа. Или увижусь с вами сегодня, или умру, пытаясь сделать это.
– Лорд Фенмор, я никогда не поощряла ваших ухаживаний и пыталась, как могла, тактично объяснить вам…
– Я не требую, чтобы меня поощряли, – Ньютон бросился к Эннабел и, крепко обхватив ее ноги, положил голову ей на колени. – Я люблю вас, Изабелла, и хочу, чтобы вы стали моей женой.
Эннабел смотрела на его розовую макушку, просвечивающую сквозь редкие волосы, и не верила своим ушам.
– Ньютон, я не давала вам никакого повода. Ради Бога, встаньте! Это смешно!
– Не сделаю это о, пока вы не согласитесь выслушать стихотворение, написанное для вас, – пробубнил он.
Многочисленные складки на юбке Эннабел заглушали его голос.
– Если я выслушаю ваше стихотворение, вы обещаете, что тут же уйдете? А что касается вашего предложения, то я не согласна. Я вас совершенно не знаю, и, откровенно говоря, такое неведение вполне устраивает меня.
– Так красива и так жестока. О, прекрасная, безжалостная леди!
– Мне кажется, эта строчка заимствована, – резко заявила Эннабел.
Китсу не понравилось бы, в этом она была уверена, услышать название одной из своих баллад из уст этого шута.
– Читайте ваше стихотворение, но только побыстрее, пока я не потеряла терпение и не попросила моего кузена проводить вас до двери.
Со скоростью света Ньютон Фенмор вскочил на ноги и тут же подверг Эннабел страшному испытанию: никогда в жизни девушка не слышала ничего более отвратительного. Эннабел взглянула поверх плеча поэта и увидела стоящего в дверях Джереми. Кузен слушал Ньютона, и его плечи содрогались от смеха.
Эннабел пришлось взять себя в руки, чтобы не последовать примеру брата.
Когда Ньютон прочел последнюю строку своего стихотворения и приложил к глазам розовый платочек, Джереми захлопал в ладоши.
– Замечательно, Фенмор. Моя кузина вдохновила вас на создание одного из лучших стихотворений. «Возьми мое сердце, но не рань его». Да это почти, как у Байрона.
Ирония, прозвучавшая в его словах, не укрылась от поклонника Эннабел.
– Сэр, я не помню, чтобы просил вас составить компанию мисс Изабелле и послушать мое стихотворение.
– Так как это все же мой дом, я счел вполне удобным прийти сюда. Ваша сестра оправилась от ушибов?
– С тех пор, как мы вернулись из Лондона, Фелиция почти не выходит из своей комнаты, но я, конечно, передам ей, что вы очень беспокоитесь, – язвительно произнес Фенмор. – Мисс Изабелла, можно пригласить вас на прогулку?
– Моя кузина уже приглашена и на утреннюю, и на послеобеденную прогулки. Фенмор, когда вы занимаетесь своим поместьем? Неужели все члены парламента такие бездельники?
Если бы взгляд мог убивать, Джереми Симмонз был бы уже мертв. Эта дуэль поначалу развлекала Эннабел, но когда девушка увидела, как побледнел Фенмор, то не на шутку испугалась. Внезапно у нее появилось нехорошее предчувствие. Ньютон Фенмор был смешным, жалким шутом, но в то же время опасным человеком.
– Джереми, может быть, мы действительно навестим как-нибудь сестру лорда Фенмора и попробуем развеять ее хандру?
Она торопливо проводила незваного гостя до двери, пока Джереми не возобновил поток своих колкостей.
Когда Эннабел вернулась, они посмеялись над поэтическими изысканиями Фенмора.
– Джереми, Фенмор не любит, когда ему напоминают о его несостоятельности как поэта и как человека. Мы должны быть более осторожны с ним. У Ньютона есть влиятельные друзья, занимающие высокие должности, которые не погнушаются воспользоваться в своих целях ссорой между вами.
Достав из высокого комода графин с хересом, Джереми наполнил бокалы.
– Фенмор дурак, проигравший в карты состояние своей семьи и свое доброе имя. У него не хватит смелости пойти против меня и моего брата.
– Джереми, может быть, он и не сделает этого в открытую, но не упустит случая выстрелить вам в спину. Трусы, а я уверена, что Фенмор принадлежит именно к этой породе, всегда поступают так.
– Ты очень разволновалась, – сказал Джереми, погладив ее по щеке. – Давай покатаемся до ланча, а потом обсудим поездку к Байрону.
Услышав о Байроне, Эннабел до конца дня больше ни разу не вспоминала о лорде Фенморе. На крыльях мечты девушка вспорхнула наверх и стала торопливо переодеваться для прогулки.
Глава 13
– По всей округе в деревнях поджигают стога. Пока дело не дошло до настоящего насилия, я думаю, мы справимся с мятежниками. Тем временем Фалькон появляется почти во всех графствах. Сторонники этого разбойника считают его чуть ли не божеством, непобедимым, всесильным, бесстрашные. А эту проклятую газету «Лигал Уотч» знает каждый бедняк от Корнуолла до Кента. Мы должны положить этому конец.
Лорд Лансфорд стучал кулаком по столу в пабе «Бучерз тейбл», нагоняя страх на своих приспешников – Роялстона и Бойнтона.
– Дерек, мы знаем, что газета издается в этом графстве, и что именно здесь скрывается Фалькон. Почему бы нам не перейти в наступление и не обыскать каждый подозрительный дом в этом районе? Я уверен, мы обнаружим достаточно улик для того, чтобы засадить в тюрьму этих радикалов.
– Потому, – сквозь зубы процедил Лансфорд, – что нас и так критикуют за купленные правительственные должности. Мы должны заманить этих людей в их же ловушку. Мы должны показать; что они такие же продажные, какими изображают нас, и повесить их. Если сделаете из Фалькона мученика, погибшего за правое дело, то лучше сразу собирайте чемоданы.
– Я присутствовала на последних трех митингах, – раздался голос леди Фенмор, сидевшей на неосвещенной стороне стола с бокалом пива. – Фалькон набирает силу. Если он продержится до возвращения Коббета, и они вместе возродят движение радикалов, то я бы советовала вам подумать о переезде на север страны или куда-нибудь подальше.
Лансфорд достал монокль и посмотрел на любовницу.
– Вы нашли что-нибудь, компрометирующее этих людей? По крайней мере, вы должны знать, кто издает эту пакостную газету. В последнем номере они не только называют меня защитником новых законов о бедняках, но и обвиняют в том, что свое роскошное «гнездышко» я построил на собранные налоги.
Присутствующие посмотрели на Лансфорда, затем отвели глаза. Каждый из них вспомнил о громадном особняке, который Дерек недавно построил рядом с королевским дворцом. Возникло неловкое молчание, затем Роялстон откашлялся и произнес:
– Думаю, пора действовать. Мы должны опозорить либо Фалькона, либо его глашатая. Если мы не предпримем этого, то скоро все графство будет у них в руках.
– Хорошо, встретимся в Лондоне и обсудим это, – сказал Дерек, поднимаясь и показывая тем самым, что их тайное собрание закончено.
– Позвольте отвезти вас домой, леди Фенмор, – предложил Джеффри Роялстон. – На улице меня ждет карета, а мистер Бойнтон переночует у своих друзей.
Сняв монокль, лорд Лансфорд грозно и холодно посмотрел на своего помощника.
– Леди Фенмор поедет со мной, Джеффри. Пожалуйста, передайте привет вашей жене, когда вернетесь в Лондон.
Всю дорогу леди Фенмор хохотала.
– Старый дурак! А как он смотрит на меня, когда думает, что ты не видишь! – Фелиция ткнула в бок своего возлюбленного и, придвигаясь ближе, спросила нежным голоском. – Ты скучал по своей маленькой Лиззи?
– Очень, – ответил Дерек, похлопав Фелицию по ягодице. – Ты видела эту девчонку Шеффилд?
– Она никакая не Шеффилд, – обиженно сказала Фелиция. – Я не знаю точно, кто эта маленькая потаскушка, но уверена, что мы не должны тратить на разговоры о ней время, оставшееся до твоего возвращения в Лондон. – Она погладила бедро Дерека и, взяв его руку, положила себе на грудь. – Ты можешь провести это время со мной?
Лансфорд постарался скрыть свое раздражение… В последнее время Фелиция Фенмор все чаще выводила его из себя, но она была единственной нитью, ведущей к Шеффилду, а значит, и к Фалькону.
– Дорогая, в моем распоряжении всего несколько минут. Живя в деревне, ты, наверное, забыла о тех требованиях, которые предъявляются в городе к человеку с моим положением.
Дерек наклонился вперед и что-то прошептал кучеру.
– Сегодня не в лабиринт, дорогой? – тихо спросила Фелиция, когда они свернули на дорогу, ведущую к реке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...