ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эннабел порадовалась в душе, что была неплохой наездницей, хотя американская школа верховой езды очень отличается от английской. В темно-зеленых штанах и жокейской куртке, в маленькой черной шляпке девушка выглядела потрясающе.
Она благодарила Бога за часы, проведенные на ипподроме. Без сомнения, Изабелла должна быть превосходной наездницей.
– Ты похожа на разбойника, за которым гонится шериф! – Джереми поравнялся с Эннабел.
Они спешились и подвели лошадей к реке.
– Ты великолепно держишься в седле! Где ты этому научилась?
Прежде, чем ответить, Эннабел намочила в ручье красивый носовой платок, который обнаружила в кармане куртки.
– Американские девушки любят конный спорт, а каждый американец – превосходный наездник. Правда, наши лошади не такие породистые. – Эннабел погладила холеную черную лошадь. – Леди Годива просто умница. Мы прекрасно понимаем друг друга.
– Она в твоем распоряжении, пока гостишь у нас. Тримейн больше всего любит того жеребца с безумными глазами, который бесновался в конюшне, когда мы седлали лошадей. Никогда не садись на этого коня. Из-за него произошел несчастный случай с Тримейном.
– Несчастный случай?
– Тримейн не любит вспоминать об этом. Поэтому мне, наверное, не следует рассказывать. – Джереми сменил тему разговора, обратив внимание Эннабел на лебедей, плывущих вдоль берега. – Я хотел бы в стихах описать грацию этих царственных птиц, но, боюсь, мне никогда не удастся выразить то, что я чувствую.
Эннабел оседлала свою лошадь и из вежливости посмотрела на лебедей, однако мысли ее были заняты Тримейном. Завтра он приедет. В глубине души девушка знала, что после встречи с ним ее жизнь изменится.
После обеда Греймалкин приготовила для Эннабел комнату, и девушка проспала четыре часа. Ее разбудил колокольчик. Всех приглашали к чаю.
– Эти люди только едят и пьют, – проворчала она, услышав стук в дверь. – Входите. О, Мод, ты принесла мне кофе. Как чудесно! Значит, мне не придется спускаться вниз и объедаться вкусностями, которые громоздятся на подносе?
– Хозяин Джереми считает, что на сегодня с вас достаточно приключений. Он просил передать, что леди Фенмор приедет в десять часов утра. Вы можете спать, сколько хотите, а когда проголодаетесь, позвоните, – и вам принесут завтрак. Лорд Шеффилд немного опаздывает и будет в замке только к утру. Так что не беспокойтесь, вы встретитесь с ним перед самым приемом.
Эннабел зевнула и откинула волосы с лица.
– Кофе замечательный, а девонширские сливки – просто объедение. Мод, расскажи мне о лорде Шеффилде, какой он в жизни?
– Лорд Шеффилд? Его нелегко описать. Мы с Тоддом приехали сюда, когда он был еще малышом. Он родился в богатой и знатной семье, но в этом человеке есть что-то такое, что гораздо важнее денег и голубой крови. Я бы даже сказала, что он пророк. Лорд Тримейн говорит, что Англия будет всегда, но если мы не изменим нашу сегодняшнюю жизнь и не сделаем этого в ближайшее время, то навсегда потеряем ту Англию, которую любим.
– Джереми рассказывал, что с Тримейном произошел несчастный случай, который каким-то образом связан с его жеребцом.
– Многие не верили, что лорд Шеффилд оставит его в живых после того, что произошло.
– Так что же случилось?
– О, после прогулки у вас появился прекрасный румянец. Я передам вашему беспокойному кузену, что вы выглядите просто великолепно и завтра вечером предстанете перед гостями во всей красе.
– Мод…
– Спокойной ночи, мисс!
Разозлившись, Эннабел крепко обхватила колени. Интересно, кто-нибудь расскажет ей, что же на самом деле случилось с Тримейном Шеффилдом?
На следующее утро она проснулась от яркого света, предчувствия чего-то необыкновенного и чудесного аромата кофе. Она увидела украшенный чеканкой поднос и сияющее лицо Джереми.
– Доброе утро!
– Доброе утро! Какое замечательное пробуждение! – Эннабел села на кровати, почти утонув в ночной сорочке, которую дала ей Мод. – Никаких горячих булочек! – Она сделала глоток кофе и заглянула в серебряное блюдо. – Никакого мармелада, копченой рыбы и яиц! – Эннабел закрыла блюдо и подозрительно посмотрела на кузена. – Без сомнения, леди Фелиция подговорила откормить меня, прежде чем отправить на съедение злой ведьме.
Джереми засмеялся.
– Фелиция слывет красавицей. Это ни у кого не вызывает сомнений, однако ее внешность не идет ни в какое сравнение с твоей. Тебе нужно поесть. Впереди очень трудный день. Нельзя терять ни минуты, если хочешь подготовиться к предстоящему приему должным образом.
– Я не уверена, что мне по душе такая терминология, – сказала Эннабел, закутываясь в одеяло.
– Ты же не собираешься устраивать официальное представление или что-нибудь в этом духе?
– Мне и не придется. Все не могут дождаться, когда познакомятся с тобой. Ньютон Фенмор прислал письмо, в котором умоляет оказать ему честь сидеть рядом с тобой за обедом. Он прислал и цветы, которые я передал Мод, чтобы она поставила их в зале. Будь осторожна с этим человеком. Это известный ловелас, хотя, честно говоря, не понимаю, что дамы находят в нем.
– Думаю, что и я не увижу в мистере Фенморе ничего привлекательного. Твой брат уже приехал?
Эннабел представила, что скажет Тримейн после того, как он не обнаружил ее на пароходе.
– Мы с ним позавтракали, и он поехал прогуляться верхом. Он подозрительно смотрел на меня, когда я рассказал ему о тебе и твоих злоключениях. Он ничего не сказал, только спросил, такая ли ты, как на портрете, который прислала нам, или еще красивее. Я ответил, что ты намного лучше, и Тримейн сразу помрачнел, казалось, он не знал, что сказать. Думаю, он уже влюблен в тебя, кузина.
– Не думаю, судя по тому, что он сбежал с утра пораньше, чтобы не встречаться со мной. Скорее всего, у лорда Шеффилда зародились какие-то подозрения. Но он не хочет рассказывать о них, пока лично не познакомится с американской кузиной, – подумала Эннабел. – А сейчас мне нужно встать и одеться, пока не пришли гости. Не хотелось бы, чтобы леди Фенмор застала меня врасплох.
Джереми вышел, а Эннабел подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. Поверит ли Тримейн, так же, как и его сводный брат, в таинственное появление в замке американской кузины? Она надеялась на это, но в глубине души чувствовала, что лорд Шеффилд не такой доверчивый, как Джереми. Послышался стук колес. У ворот остановилась карета, из которой вышла молодая женщина. Леди Фенмор, чья роль «леди Щедрость» – всего лишь предлог, приехала, чтобы хорошенько рассмотреть американскую гостью до начала приема.
Едва Эннабел привела в порядок волосы и немного припудрила нос, как дверь ее комнаты распахнулась, и вошли слуги, которые несли множество коробок. Вслед за ними в спальню величественно вплыла леди Фелиция Фенмор.
За чаем, который Джереми прислал в комнату Эннабел, перед тем, как уехать на прогулку, женщины внимательно изучали друг друга.
– Ну что ж, – произнесла Фелиция, оценивающе разглядывая Эннабел с головы до ног, – я ожидала увидеть рослую девицу, а вы почти не отличаетесь от нас.
Эннабел позабавил ее покровительственный тон и мнение об американках.
– Дорогая леди Фенмор, вы, должно быть, знаете, что те, кто поселился в северной Флориде и Джорджии, – это выходцы из знатных английских семей. Представление людей вашего круга о преступниках и отбросах общества, населяющих колонии, не лишено основания, но там живут и замечательные мужчины и женщины, которые первыми из европейцев стали жить на земле, населенной дикарями и варварами.
Урок истории, преподанный Эннабел, остался без внимания. Фелицию Фенмор больше интересовала неожиданная соперница.
– Вы действительно очень красивы, – леди Фенмор встала и обошла Эннабел.
Сейчас она была похожа на хищника, который кружит вокруг жертвы, пытаясь определить самый лакомый кусок.
– У вас прекрасные волосы, вам не нужен парик. И вы не носите корсет. Я велю горничной привезти для вас… – Колючие карие глаза рассматривали Эннабел, безошибочно определяя размеры ее груди и талии.
Эннабел смотрела на уложенные в изысканную прическу темно-медные локоны леди Фенмор. Хна была известна на протяжении многих веков, и эта женщина с успехом ею пользовалась.
– Ради бога, не нужно! Я даже бюстгальтер не ношу, когда могу обойтись без него.
– Бюстгальтер? – тонкие брови Фелиции удивленно поползли вверх.
Эннабел поспешно солгала:
– Так у нас называют корсеты и шнуровки, которыми мы пользуемся для того, чтобы приподнять грудь и затянуть талию. Можно посмотреть, что вы привезли? – Эннабел сменила тему, делая вид, что заинтересовалась платьями, сложенными на диване. – Какое красивое! – девушка подняла ярко-малиновое платье, расшитое бисером. – Это как раз мой цвет. Можно примерить?
– Теперь я вижу, что оно вам не подойдет. Оно вызывающе яркое. Примерьте вот это.
Эннабел едва скрыла улыбку, увидев простое светло-желтое платье, которое леди Фенмор держала в руках.
– Может быть, высокий воротник и прямые длинные рукава не совсем уместны на празднике, который собирается устроить Джереми? Он хочет показать меня обществу, а не спрятать…
Леди Фенмор покачала головой.
– Он такой романтик, иногда просто невозможно слушать то, что он говорит. А вот Тримейн достаточно скучный человек и, должна вам сказать, чересчур придерживается условностей.
Эннабел была удивлена. Она составила совершенно иное мнение о человеке, который будет хозяином предстоящего вечера.
– В самом деле? А что наденете вы?
Леди Фенмор несколько смутилась, услышав вопрос Эннабел.
– У нас в провинции очень редко устраиваются подобные приемы. Я специально заказала платье в Париже. Может быть, некоторым оно покажется немного смелым, но так как мне больше нечего надеть…
– Вы можете надеть светло-коричневое, – предложила Эннабел. – Оно подойдет… – она чуть не сказала «к корням ваших волос», – к прелестному цвету вашей кожи.
Леди Фенмор даже не взглянула на предлагаемое платье. Прежде чем ответить, она выдержала паузу. Ее улыбка являла собой верх лицемерия.
– О, вы очень любезны… Я вижу, мы интересно проведем сегодняшний вечер, – улыбка Фелиции стала еще шире и притворнее. – Наверное, Джереми говорил мне, но я забыла, когда вы собираетесь вернуться в вашу маленькую колонию в Америке?
– Мне очень нравится Англия, я могу задержаться здесь еще на столетие, – с отчаянной дерзостью произнесла Эннабел.
Леди Фенмор была в легком замешательстве. Но уже через несколько секунд она справилась с собой.
– Нам много рассказывали о свирепых животных и дикарях, рыскающих по прериям, и еще о мужчинах, которые вынуждены спасать своих женщин, чтобы с них не сняли скальп.
– Леди Фенмор, – вежливо заметила Эннабел, – боюсь, вы что-то путаете. Я не видела ни одного бизона, а что касается индейцев, то мы встречали их раньше… и встречаем до сих пор, но после порядочной дозы «огненной воды» они всегда навеселе и не имеют ни малейшего представления, как снимают «скальп», – Эннабел была довольна, что в свое время просмотрела много вестернов Джона Уэйна.
– Может быть, вам стоит все же примерить малиновое платье? У этого платья своя история.
Эннабел подождала, пока леди Фенмор отвернется, сняла свое платье и надела малиновое.
– Как интересно! Мне очень нравятся разные истории и все, что связано с прошлым Англии.
– Не знаю, правда это или красивая легенда, но люди, которые ее рассказали, утверждали, что именно так все и происходило. Это было во времена Тюдоров в Кенте, когда правил печально известный Генрих восьмой. Тогда Англия переживала тяжелые времена «огораживания». Легендарный разбойник совершал налеты на обозы с шерстью, следовавшие в Кале и другие места. Так вот, этот рыцарь Черное Сердце влюбился в прекрасную дочь мельника, которая сбежала с ним.
– Он подарил ей это платье? – Эннабел расправила складки тяжелой ткани, которая облегала ее бедра, как сильные мужские руки. – Как оно могло сохраниться столько лет?
– Это интересная история. Рыцарь Черное Сердце подарил малиновое платье своей возлюбленной. После ее смерти платье пропало. Но так как оно было известно многим, то его нетрудно было восстановить до мельчайших деталей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...