ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Выражением «ни при чем» нельзя определить ни один из ваших поступков, Фелиция. Полагаю, что ожерелье и серьги в данный момент лежат в вашей шкатулке для драгоценностей в качестве благодарности любовника за оказанную вами помощь.
Фелиция опустила глаза. Эннабел безжалостно продолжала:
– По этому случаю я написала записку леди Лансфорд, в которой сообщаю, где находятся похищенные украшения. – Фелиция открыла было рот, но Эннабел подняла руку:
– Это еще не все. Теперь кое-что для вас, Ньютон. Через час Джон Китс получит послание, извещающее о том, что рукописи стихотворений, которые рассматриваются сейчас одним из лучших издательств, являются плагиатом. Он узнает стихи моего брата. Вы ведь не сомневаетесь в этом, правда?
– О, Изабелла, вы не сделаете!..
«Не сделаю, – с сожалением подумала Эннабел. – Не посмею. Так, уж распорядилась судьба, что поэтическое наследие Джереми, опубликованное в 1821 году, после смерти Китса, выйдет под именем Фенмора. Я не могу нарушить ход истории даже в такой ужасной ситуации. Слишком многое это может изменить в будущем».
– Не сделаю, если вы поможете увидеться с моим кузеном и его сводным братом.
– Дерек никого не подпустит к ним, – взвизгнула Фелиция. – Каждый, кто окажет содействие в организации побега пленников, будет повешен вместе с ними.
– Придумайте что-нибудь, – спокойно сказала Эннабел. – Греймалкин и я подойдем к тюрьме и будем ждать у ворот тридцать минут, а потом отправим эти письма. Постарайтесь не опоздать, Фелиция. – Эннабел направилась к двери. – Вам не мешало бы изменить прическу. Я слышала, что лорд Лансфорд предпочитает молодых любовниц.
Греймалкин удовлетворенно хихикнула.
– Ну, ты и бестия, мисс!
Глава 20
Человек, которого только что бросили в соседнюю с Джереми камеру, ругался на чем свет стоит и клялся, что ни одна тюрьма не сможет долго удержать моряка. Джереми дождался, дока он успокоится, и обратился к нему:
– Да перестаньте, дружище. И без ваших воплей тошно. За что вас посадили?
Хриплым шепотом, чтобы никто не услышал, человек рассказал:
– Я был капитаном на судне, направлявшемся в Америку. Когда корабль затонул, меня подобрали пираты. Эти ублюдки передали меня на один из наших кораблей и сказали, что я сам позволил им атаковать мое судно за долю в награбленном добре.
Джереми засмеялся. Хороша воровская честь!
– Это правда?
Человек проклинал грабителей, пока не пришел охранник.
– Проклятый горлопан! Мы поместим тебя в карцер. Можешь орать там, пока язык не отсохнет, но никто тебя не услышит.
Бывшего капитана английского судна «Фьюджитив», мистера Поллака, а это был именно он, заковали в кандалы и отвели в карцер, где содержались самые опасные преступники. Он даже не догадывался, что в соседней камере ждал своей участи Тримейн Шеффилд, то есть Фалькон.
Эннабел стояла у тюремных ворот, ожидая решения Фенморов. Если ее план провалится, она больше никогда не увидит живого Фалькона.
За воротами послышался какой-то шорох, но это был всего лишь охранник, сдающий смену. Из учебников английской истории Эннабел знала, что на протяжении шести веков Ньюгейт был долговой тюрьмой. Его перестроили полностью в 1782 году. Когда строительство закончилось, автор проекта сказал, что Ньюгейт – самая надежная тюрьма в мире.
В камерах не было окон. С болью в сердце девушка думала о том, что ее возлюбленный даже не видит синего неба, где он всегда гордо парил.
Эннабел услышала голоса, один из них показался ей знакомым.
Она ожидала увидеть, Фенморов, но из ворот тюрьмы вышел другой человек. Эннабел крепко вцепилась в руку Греймалкин, но не отступила ни на шаг, когда Дерек Лансфорд подошел к ней так близко, что девушка почувствовала его запах, который воскресил в ее памяти неприятные образы.
– Итак, вы хотите навестить своего осужденного любовника и его брата? Разумеется, вы уже заключили сделку с моими лже-друзьями Фенморами, иначе они не пришли бы просить за вас. Этого оказалось достаточно, чтобы встретиться со мной, но свидание с заключенным стоит дороже. Я хочу предложить другую сделку, но только для вас. Старуха в ней участвовать не будет. Ей я ничего не обещаю. Я почти не сомневаюсь в том, что она играла не последнюю роль в том спектакле, который вы со своим любовником устроили бедняге Сэведжу.
– О какой сделке вы говорите? У меня нет денег.
Эннабел не отступила под взглядом Лансфорда, который скользил по ее телу медленно, продуманно и вызывающе.
– О, мне кажется, вы можете предложить не только это.
– Если вы допускаете мысль, что я отдамся, значит, вы сошли с ума. Я никогда не подошла бы к своему возлюбленному, пропитанная вашим зловонием.
Ноздри Лансфорда затрепетали от злости, но он улыбнулся, и Эннабел вспомнила, какое этот мерзавец получал удовольствие, издеваясь над ней.
– Моя дорогая Изабелла, я допускаю и другие варианты… Например, мы можем встретиться с вами после того, как вашего Фалькона… когда ничто не будет напоминать вам о вашей страсти к нему.
– Что же вы предлагаете, лорд Лансфорд?
Прежде чем ответить, Дерек досконально изучил каждый ноготь.
– Одна ночь со мной в обмен на последнюю ночь с вашим бесценным узником, – он хихикнул над удачным каламбуром, – перед его последним полетом.
Эннабел чувствовала дрожь отвращения во всем теле, глядя на отталкивающее лицо единственного человека, который мог устроить ей свидание с возлюбленным. Она знала, что у нее нет другого выбора. Да и зачем ей ее тело после того, как человек, разбудивший его, умрет?
– А если я откажусь?
– Тогда вашего дорогого Фалькона тайно повесят сегодня ночью вместо официальной казни, назначенной на завтра. Я обладаю достаточной властью, чтобы изменить и время, и место. Для этого нужно только сказать, что сторонники Фалькона хотят выкрасть его из Ньюгейта.
– Это ложь. Нас только двое – Греймалкин и я. Вы знаете об этом.
Лансфорд улыбнулся:
– А если считать Фалькона, то уже трое. А ведь именно так и было в прошлый раз.
– Хорошо. Одна ночь, но только одна, и в том месте, которое я выберу сама.
– Меня не волнует, сколько времени вы хотите провести со мной. Уже после первой ночи мне не придется больше торговаться с вами. Но я могу дать обещание при условии, что вам самой будет позволено нарушить его.
Эннабел заставила себя не обращать внимания на его невыносимое чванство.
– А второе условие, что наша встреча произойдет в выбранном мною месте?
– Только если это не скошенный луг и не то сорочье гнездо, где вы занимались этим с вашим любовником.
– Я выбрала башню Джереми. По крайней мере, там я смогу отвлечь себя приятными воспоминаниями, когда мне станет совсем противно смотреть на ваше мерзкое жабье лицо.
Дерек ущипнул Эннабел за подбородок.
– Ну, ну, не надо называть своего благодетеля и будущего любовника такими плохими прозвищами. – Он наклонился к ней и бесстыдно прошептал. – Я обещаю, что вы увидите не только мое лицо.
Подошедшему охраннику Лансфорд сказал:
– Клег, у этой женщины есть разрешение суда провести ночь с приговоренным к казни.
– С каким, ваша светлость? Их двое.
Стон Греймалкин раздался, казалось, из самого сердца.
– С Фальконом. Убедитесь, что у нее нет оружия.
– Хотите, чтобы я обыскал ее, ваша светлость?
– Нет, Клег. – Лорд Лансфорд облизал губы. – Это привилегия твоего начальника. Оставь нас одних.
– Я должна поговорить с Изабеллой, прежде чем она уйдет, – сказала Греймалкин.
– Зачем, старуха? Неужели ты думаешь, что тебе удастся насыпать снотворное, как ты делала это прежде?
– Пожалуйста, позвольте нам поговорить, Дерек. – Выдавив из себя это имя, Эннабел почувствовала привкус желчи на языке.
Лансфорд позволил, им отойти на несколько шагов.
– Ты встретишься с этим исчадием ада в башне Джереми, – сказала Греймалкин. – Ты знаешь потайной ход, если он понадобится. Но я должна рассказать тебе еще один секрет. – И старуха поведала Эннабел о тайнике под камнем в комнате Джереми.
Эннабел кивнула и достаточно громко, чтобы услышал Лансфорд, произнесла:
– Я позабочусь о вещах Джереми.
– В тайнике я оставила для тебя подарок – мой талисман. Он достался мне от моей бабушки, а она получила его от своей. Теперь твоя очередь. Он перейдет к тебе и останется навсегда.
– Что это за подарок? Кинжал, которым я должна пронзить сердце нового любовника? – Улыбка Эннабел была горькой.
Такая мысль уже возникала в ее голове.
– Я ничего не скажу тебе больше, но ты поймешь, когда придет время, и воспользуешься им. Мы больше не увидимся, Изабелла. Со смертью моего внука закончится и моя жизнь.
– Но ты не должна лишать себя жизни, – Эннабел крепко обняла старуху.
– Мне и не придется делать этого. На этом свете меня удерживало только одно. Моя жизнь закончилась очень давно, а жизнь этого высохшего сгорбленного тела поддерживалась не дыханием, а дымом от моей трубки. Прощай, девочка. Не пытайся сражаться с судьбой. И не пытайся изменить судьбы тех, кого любишь. Это приведет к еще более страшной трагедии.
– Прощай, Греймалкин.
Слезы застлали глаза Эннабел. Ей казалось, что небо тоже плачет, затуманивая слезами серую улицу, по которой уходила Греймалкин. Ее маленькая фигурка скоро исчезла. Где-то вдалеке раздался скорбный крик какой-то птицы, похожий на плач.
– Итак, ваша соучастница решила не устраивать своих колдовских штучек. И правильно палач переломил бы ее старую тощую шею, как щепку.
– Пожалуйста, позвольте мне увидеться с Джереми перед тем, как я встречусь с Фальконом Я хочу попрощаться с ним.
– Сделка заключена, а прощание с вашим изменником-кузеном не было оговорено. Пойдемте со мной, пока я не передумал и не взял назад свое обещание.
В холодной темной комнате Эннабел неподвижно стояла, пока Лансфорд с похотливой медлительностью шарил руками по ее телу, задерживаясь на груди и поглаживая трепетную щель между бедер. Его дыхание стало хриплым и громким. Эннабел мрачно думала о том, не забудет ли он о своем обещании. Вдруг он сейчас набросится на нее, а потом оставит здесь до тех пор, пока на рассвете не повесят Фалькона?
Ее спас стук в дверь. Лансфорд быстро привел в порядок одежду Эннабел и собственную и высокомерным тоном начальника обратился к вошедшему тюремщику:
– Эй, на что это ты косишься?
– Прошу прощения, ваша милость, но пришла ночная стража. Они хотят получить специальные инструкции. – Он кивнул головой в сторону Эннабел, пытаясь не смотреть на ее полуобнаженную грудь.
– Специальные инструкции? – задумчиво спросил Лансфорд, адресуя вопрос тюремщику, но продолжая смотреть на Эннабел. – Охраняйте тюрьму этой ночью так, словно в подземелье содержится убийца короля. Если кто-нибудь заснет или уйдет со своего поста, то завтра на рассвете на виселице будет болтаться еще одна петля.
– Мы должны ночью наблюдать за ней? – кивок в сторону Эннабел.
– Нет, это не обязательно. Пусть Фалькон в последний раз насладится своей птичкой. И вот что: шампанское, которое я принес, должно быть доставлено в ту же камеру. Я не хочу, чтобы она думала, что Англия не имеет сострадания к своим вероломным подданным.
Эннабел приподняла край юбки и прошла мимо Лансфорда, не обращая внимания на его ехидную ухмылку, с которой он попросил:
– Передайте от меня привет лорду Шеффилду и скажите, что я не жду его на обед, который мы устраиваем завтра вечером в его честь.
– Я не скажу ему о вас ни слова, – ответила Эннабел, бросив на него испепеляющий взгляд.
Когда она вышла, Лансфорд позвал другого тюремщика, охранявшего комнату, полную завсегдатаев – карманников, мелких воришек и проституток, и сказал ему:
– Я видел, как ты привел блондинку, отведи ее в вашу «гостевую комнату», где ты и твои друзья собираете дань с проституток, которых выпускаете раньше. – Дерек поднял руку, пресекая таким образом невнятные оправдания тюремщика. – Не заставляй меня слушать твое добродетельное опровержение. Я знаю, что здесь происходит, с тех пор, как занимаюсь политикой и стал членом королевского комитета, который ведает делами Ньюгейта. Приведи девчонку и заставь ее вымыться, да не болтай лишнего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...