ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR: Dinny; SpellCheck: Margo
«Фиона Уокер «Французский поцелуй»»: Ред Фиш. ТИД Амфора; Санкт-Петербург; 2005
ISBN 5-94278-937-1
Аннотация
Тэш Френч бросил возлюбленный, да вдобавок ее отчислили из университета. Чтобы хоть немного утешиться, девушка едет на отдых во Францию, в гости к матери, которая вышла замуж за богатого французского аристократа и теперь живет в собственном поместье…
Фиона Уокер
Французский поцелуй
Посвящается Праведнику, Гению, Доктору, Рыжику и обоим Чудакам
Пролог
– Черт, я забыла дома паспорт!
Тэш Френч кинулась к дверям лифта на станции метро как раз в тот момент, когда они закрылись. Железные челюсти с неопределенным треском зажали ее рюкзак, и девушка чуть не вывернула себе обе лопатки от слишком резкой остановки.
Пока Тэш высвобождала разодранную и потрепанную сумку, которая неожиданно вдвое уменьшилась в размере, полный служебного рвения охранник успел заподозрить в ней безбилетную пассажирку и заодно решил обыскать ее на наличие взрывоопасных предметов. Наконец Тэш оказалась на свободе и бросилась домой, чтобы забрать паспорт.
Продираясь сквозь толпу, девушка взглянула на часы. Регистрация рейса через сорок пять минут. Ей ни за что не успеть. Сама виновата: меньше надо было с утра смотреть.
Задыхаясь, она пробежала по Хай-стрит, свернула налево и двинулась вдоль улочки Олд-Бруери, не замечая, что ее дырявые носки, поношенные трусы и совершенно доисторические бюстгальтеры сыпались из дыры в рюкзаке.
Когда полчаса спустя Тэш втиснулась в вагон метро и уткнулась носом в подмышку соседа, она не могла вытащить руку и посмотреть на часы, но и так знала, что случится невозможное, если она все-таки успеет вовремя в Хитроу. Она была крепко зажата женщиной с жидкими волосами, сосущей леденец и тычущей «Дейли экспресс» в шею Тэш, и низкорослым индейцем, который, приподнявшись на цыпочках, читал газету через плечо женщины и слушал в плеере странную музыку – словно дивизион сороконожек в ритме чечетки маршировал по кухонной мойке.
На одном из темных участков поезд со свистом и содроганием остановился, и свет в вагоне начал мигать, как в универмаге за пять минут до закрытия. Двигатель неестественно затих. Кто-то тоном «разве-вы-не-знаете» пробурчал что-то об исчезновении сигнала на Елочестер-роуд. Все проигнорировали комментарий – в конце концов, только маньяки заговаривают с незнакомцами в общественном транспорте – и сделали вид, что рассматривают над головой плакаты, в которых говорилось, что нельзя уклоняться от уплаты за проезд. Какой-то пьяный затянул песню «В глубинах Эгейского моря». А поезд все стоял.
Какая-то немецкая пара начала раздраженно спорить, выговаривая английские слова так, что понять можно было только «Виктория», «Вестминстер» и «Это площадь».
Все тот же человек, объявивший об исчезновении сигнала, сказал немцам, что они едут в неверном направлении, но не стоит переживать, ведь сейчас они – только подумайте – находятся точно под универмагом «Хэрродс».
– Мы были в «Хэрродс» в среду, – пробурчали немцы.
Сороконожки индейца продолжали чечетку. Женщина с «Экспресс» достала новый леденец. А поезд все не двигался.
У Тэш на глаза навернулись слезы. Теперь она точно не успеет на рейс.
В глубине ее забитого рюкзака прозвенел будильник.
Как выяснилось, задержка объяснялась тем, что поступило сообщение, якобы одна из станций метро заминирована.
Пройдя через электронный турникет на станции «Найтс-бридж» и получив от него крепкий шлепок, Тэш почти врезалась в эскорт рьяно охранявших кого-то арабов, причем ее как безвольную куклу затолкали в длинный «мерседес», из которого девушка спешно выбралась и запрыгнула в автобус.
Через две остановки она вышла. Автобус шел в другую сторону.
Почти рыдая от отчаяния, Тэш посмотрела на часы. Регистрация уже закончилась; взлет самолета – через сорок пять минут. Рискуя жизнью, она бросилась через дорогу, побежала за другим автобусом, но споткнулась об японского туриста и изящно влетела в полосатую палатку «Телекома», полностью расплющив и ее, и инженеров-конструкторов внутри.
– Простите, – прошептала Тэш, высвобождаясь из сплетения ремней собственного рюкзака и помятых работников «Телекома».
Она все-таки успела вскочить в автобус в последний момент.
Автобус встал в Чизвике, так как водитель захотел выпить свою законную чашечку кофе.
Тэш взвыла от отчаяния и огляделась в надежде увидеть поблизости свободное такси.
Мимо нее с ревом несся поток машин. Занятые такси сновали туда и обратно по загазованной дороге, как толстые жуки, прокладывающие свой путь посреди медленно двигающихся божьих коровок, челюсти водителей – в постоянном движении, а глаза пассажиров в ужасе глядят на счетчик, где цифры меняются с такой же быстротой как на секундомере. Сотни свободных такси ехали в обратном направлении, в центр Лондона. Но ни одно свободное такси не проехало мимо Тэш, одиноко стоящей на противоположной стороне дороги.
Через несколько минут далеко в дымке горизонта она увидит, как, словно огромная металлическая птица, взлетит ее самолет. Девушка бросила рюкзак на землю и рухнула на него в отчаянии, глаза затуманили слезы.
– Подкинуть, малышка?
Дарт Вейдер из «Звездных войн», одетый в черную кожу, сидящий в черном как смоль «БМВ» – машина была такой большой, что в ней можно было устроить джакузи, – остановился около Тэш и смотрел на нее из-под козырька от солнца.
– Едешь в Хитроу? – спросил он приглушенным голосом.
Тэш кивнула и с сомнением всмотрелась в затемненное стекло. Все, что она смогла увидеть, – собственное отражение: в пятнах, с красными глазами и несчастное. Скорее всего, это маньяк, решила она, который хочет завезти ее в глушь ботанического сада и замучить в теплице.
– Тебе повезло, – сказал незнакомец и поднял козырек. Оказалось, что ему около пятидесяти и у него очень добрая улыбка. – Я работаю там. Посмотри.
Он показал на парковочное разрешение на отражателе. Если верить разрешению, его звали Муррей де Соуза, и работал он в подразделении безопасности аэропорта Хитроу.
– Спасибо, но я уже пропустила свой рейс.
Тэш пожала плечами.
– А куда ты собираешься?
– В Париж, – ответила Тэш мрачно. – Вернее, собиралась.
Лицо Муррея расплылось в широкой улыбке.
– Ты не звонила и не уточняла расписание авиарейсов?
Тэш покачала головой.
– Садись, детка.
Когда Тэш прибыла в Хитроу и чудесным образом, благодаря помощи Муррея, попала к нужному терминалу и нужной стойке регистрации, она узнала, что все рейсы на Париж были на три часа задержаны из-за забастовки диспетчеров.
Так что до посадки в самолет ей пришлось просидеть два часа в зале отправления рядом с искусственным растением в горшке и тремя грустными рыбками в аквариуме. И только когда Тэш уже шла к самолету вместе с другими недовольными пассажирами, она вдруг вспомнила, что оставила включенными телевизор, радио и свет во всех комнатах, но зато выключенным – автоответчик и открытым – окно в сад. Также ее терзало неприятное подозрение, что она забыла ключи во входной двери.
– Э… извините, нельзя ли мне позвонить? – извиняющимся тоном спросила Тэш у стюардессы.
Глава первая
В то время, пока загорались и гасли надписи «Пристегните ремни» и «Не курить», Тэш то засыпала, то просыпалась, регулярно сползая на плечо своей соседки – грузной женщины среднего возраста, которая ранее объявила, что ее зовут миссис Чим, после чего перешла к прослушиванию музыкального канала. Миссис Чим была обряжена в розовую синтетику и пахла всеми духами, пробники которых нашлись в дьюти-фри.
Уткнувшись носом в розовое плечо, Тэш с усилием вернула свое сползшее тело в вертикальное положение и попыталась проявить интерес к предложенному стюардессой журналу.
Как только самолет взлетел, она, пошатываясь из-за турбулентности, дошла до телефона-автомата. На последние несколько фунтов, оставшихся на ее кредитке, она позвонила соседям в Деррин-роуд, чтобы попросить их вытащить ключи из входной двери. Жена соседа фыркнула в ответ, что уже сделала это – ровно через пять минут после того, как Тэш ушла, и спросила, известно ли ей, что ее нижнее белье валяется по всему Хэмпстеду?
С неприятным ощущением Тэш вернулась обратно к миссис Чим и журналу.
Мысли о Максе не давали ей покоя. В основном Тэш вспоминала все те глупости, которые она натворила: как на одном из их первых свиданий вернулась из туалета с юбкой, заправленной в трусы; как Макс заставал ее чистящей контейнер для линз его зубной щеткой или разбрызгивающей его «Шанель для мужчин» по кухне, чтобы скрыть запах двухдневной кошачьей мочи; как она заливалась хохотом, пока он рассказывал, что его мать обвинили (как оказалось, ошибочно) в воровстве сумочки в универмаге «Хэрродс».
Тэш была не самым отзывчивым человеком. Но она любила Макса – красивого, испорченного, очаровательного, полную противоположность себе самой – любила так сильно, что иногда сама удивлялась.
Макс подцепил ее в «Кафе Богем». В прямом смысле слова – один из крючков его любимой куртки зацепился за ее потрепанный кожаный плащ и потащил за собой, соединив их вместе, как двух лошадей в упряжке. Пытаясь высвободиться, Тэш заглянула в удивительно озорные и веселые серые глаза. Затем теплая ладонь накрыла ее руку, и она чуть не потеряла сознание, настолько внезапным оказалось влечение.
«Что случилось? – с великолепной широкой улыбкой Макс наклонился через плечо Тэш, и его светлые волосы смешались с ее темными локонами. – Мама всегда советовала мне связываться только с красивыми девчонками».
«Я не уверена, что готова быть связанной», – рассмеялась Тэш в ответ, отмечая и длинные темные ресницы, и расщепленный подбородок, похожий на донышко яблока.
Весь вечер они провели вместе. Пока они говорили и смотрели друг другу в глаза – иногда касаясь ладони, ноги, локтя, колена или щеки друг друга в переполненном баре, – Тэш думала, что взорвется от возбуждения, внизу живота бурлили пузырьки нетерпения, которые передавались вниз, в область таза, как будто ее обсыпали перцем. Поужинав в «Кетнерс», оба чувствовали себя неповоротливыми от пресыщения и беспрерывно смеялись над самыми глупыми шутками.
За последующие шесть недель Тэш посетила только одну лекцию.
Макс объявил, что она его откровение. Он восхищался ее безграничной энергией, тем, что она могла выпить столько же, сколько он, всегда любила поесть, а не считала калории и не проводила час перед зеркалом, удаляя макияж с лица перед сном. Но Тэш влюбилась и не видела смысла в том, чтобы сидеть на диете, краситься или оставаться трезвой. Также она не видела смысла и в подготовке к экзаменам.
Вернувшись с последнего ужасного экзамена, Тэш обнаружила, что проход к квартире, где она жила с соседкой, полностью заблокирован тремя огромными чемоданами и кучей пакетов. Рядом лежала записка с объяснением в любви и предложением жить вместе.
В комнате, в окружении красных роз, лихорадочно блестя глазами, стоял Макс и трясущимися руками закуривал одну сигарету за другой.
Они прожили вместе почти год. Тэш переехала из своей университетской коморки в огромный дом с террасой в Хэмпстеде, мечтая, как они будут завтракать вместе, сидя во дворике, наслаждаться великолепной едой и музыкой Пуччини перед камином и проводить все выходные в постели со свежими фруктами и шампанским.
Интересно, почему все ее мечты постоянно вращаются вокруг еды?
На самом же деле в Хэмпстеде Тэш поджидали лишь бесконечные кучи разбросанного повсюду грязного нижнего белья и два здоровенных австралийца – два игрока в крикет, Грэхем и Майки, которые снимали дом вместе с Максом.
Тэш сонно опустилась на роскошное плечо миссис Чим, вдохнула запах духов и снова вспомнила свои первые дни вДеррин-роуд.
Она быстро поняла, что ее новый дом на самом деле являлся чем-то вроде клубной раздевалки. У стиральной машины многочисленные сумки, чьи обладатели питают смутную надежду, что их пикантное содержимое волшебным образом станет чистым и свежим и окажется аккуратно сложенным в шкафу. А сколько там еще было картонных коробок и пустых банок из-под пива, да ими были завалены все горизонтальные поверхности, так что дом напоминал скорее склад отходов для вторсырья.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...